литературно-художественный журнал «ЭТАЖИ»

etazhi.red@yandex.ru

Алексей Колесников

Зал ожидания

20.01.2021
17.09.20184 400
Автор: Макс Неволошин Категория: Книжный

Срез

Метод поперечного «Среза»

Проза Макса Неволошина наделена каким-то удивительным свойством — погружаясь в чтение, перестаёшь чувствовать границу между миром его персонажей и своим. Как будто вспоминаешь собственные давно забытые истории. Благодаря этому его рассказы даже не просто читаются, они впитываются хрусталиками глаз, выдавая где-то под куполом шевелюры устойчивую картинку.

С его прозой я познакомился около года назад, совершенно случайно, пролистывая какое-то интернет-издание. Зацепился краем взгляда за строчку в середине текста, по инерции дочитал абзац. Рука дрогнула и отмотала на начало рассказа. С тех пор я и стал его постоянным читателем. Прежде всего меня зацепила его стилистика: лёгкость и образность языка, чёткость отточенных фраз, не отягощённых ни единым лишним, ненужным словом. Текст живёт словно сам по себе, где сюжетные линии, кажется, могут причудливо сплестись в совершенно непредсказуемый, даже для автора, узор.

Это уже второй сборник рассказов Макса Неволошина, вышедший в издательстве «Bagriy & Company», (первый — «Шла шаша по соше...» 2015). В него включены двадцать рассказов, погружающие нас в разные периоды времени: школа, университет, учительство, второй университет, иммиграция.

Обратите внимание на название сборника — «Срез». Несомненно, во-первых, это своеобразный срез жизненного опыта автора, его мыслей и чувств. Всего того, что он накопил к этому моменту и постарался выразить в своей прозе. И, конечно, напрашивается параллель с «Методом поперечных срезов». Есть такой приём в психологии, когда одновременно исследуются люди разных возрастных групп, чтобы выяснить динамику изменения с возрастом их представления о нормах, о морали, да вообще о чем угодно.

Во-вторых, мне кажется, есть в этом и другой смысл. Многие рассказы Неволошина пронизаны стремлением переоценить своё прошлое, рассмотреть его уже с расстояния в двадцать-тридцать лет и пятнадцать тысяч километров. А главный вопрос, который автор при этом себе задаёт — правильно ли он поступил тогда, уехав из России. И сборнику, на мой взгляд, неслучайно дано название одноименного рассказа. Действие его происходит на школьном лыжном кроссе, и главный герой, он же автор, срезав дистанцию, неожиданно оказывается на третьем месте, уступив первые два, что вполне справедливо, честно заслужившим это персонажам.

Сделав «срез», то есть иммигрировав, двадцать лет назад, он одним махом одолел этот, на самом деле, никому не нужный «кросс по персечённой местности», избежав совершенно лишнего напряжения, каких-то опасностей и неприятных сюрпризов, которые могли бы случиться на «лыжне». Благодаря чему он все же вошёл в число «победителей гонки». Но сомнения в правильности и честности этого поступка остаются. В этом рассказе неспроста главный герой спустя тридцать лет встречается во сне со своим выросшим одноклассником —свидетелем и соучастником его среза дистанции. И время, и место встречи уже другие. Фиджи, яхта, ослепительное солнце и прохлада океана сменили унылый зимний лесной пейзаж.

Рассказы, в большинстве своём, автобиографичны. Да и автор почти всегда участвует в собственных историях на правах равноценного персонажа. Иногда он занимает центральное место, а чаще — второстепенное: спутника, собеседника, друга главного героя.

Это типичный пример городской бытовой прозы. Герои — обычные, с виду ничем не примечательные люди. Обыкновенные жители своей ординарной среды обитания. Со своей суетой, склоками, изменами, борьбой за место под солнцем. Но и со своими мечтами, сильными поступками, жертвами и любовью. И какими бы личностями они не были изображены, какие бы черты в них не доминировали — среди них нет ни одного персонажа с пустым и плоским характером.

Особняком стоит «образ автора». Мне показалось, что на самом деле их как бы двое: «автор-участник» и «автор-рассказчик». «Автор-участник» своим существованием словно бы сдерживает «автора-рассказчика» от заноса на «обочины рассказа» и не даёт ему расслабиться, сбиться с хода повествования. Но с другой стороны, он всегда незримо полагается на помощь «автора-рассказчика», пребывая в подсознательной уверенности в собственной неуязвимости.

Прозу Неволошина я могу рекомендовать тем, кого привлекает медленное, вдумчивое, неторопливое чтение. В его рассказах нет никакого «экшена» и эротики, вы не найдёте там ничего детективного и приключенческого. Зато там есть жизнь. Настоящая живая жизнь со своими страхами и надеждами, со своими неожиданными засадами и спасительными маяками, с бесконечным балансированием на границе между светлой и тёмной её сторонами. Каждый негодяй в чём-то симпатичен, и всегда найдётся, за что ненавидеть любого праведника.

 

Сергей Антонов

17.09.20184 400
  • 4
Комментарии
  • bowtiesmilelaughingblushsmileyrelaxedsmirk
    heart_eyeskissing_heartkissing_closed_eyesflushedrelievedsatisfiedgrin
    winkstuck_out_tongue_winking_eyestuck_out_tongue_closed_eyesgrinningkissingstuck_out_tonguesleeping
    worriedfrowninganguishedopen_mouthgrimacingconfusedhushed
    expressionlessunamusedsweat_smilesweatdisappointed_relievedwearypensive
    disappointedconfoundedfearfulcold_sweatperseverecrysob
    joyastonishedscreamtired_faceangryragetriumph
    sleepyyummasksunglassesdizzy_faceimpsmiling_imp
    neutral_faceno_mouthinnocent
Booking.com

Ольга Смагаринская

Соломон Волков: «Пушкин — наше всё, но я бы не хотел быть его соседом»

Таня Лоскутова

Лублу

Ирина Терра

Александр Кушнер: «Я всю жизнь хотел быть как все»

Ирина Терра

Наум Коржавин: «Настоящая жизнь моя была в Москве»

Ольга Смагаринская

Михаил Богин: «Я попал под горячую руку холодной войны»

Виктор Есипов

Майя

Борис Фабрикант

Валентина Полухина: «Я, конечно, была влюблена в Бродского»

Наталия Гулейкова-Сильвестри

Мир Тонино Гуэрры — это любовь

Наталия Ковалёва

Человек-праздник, человек-миф, мальчик с дудочкой...

Ирэна Орлова

"В квартиру пробрался вор и украл большой желтый чемодан с рукописями".

Павел Матвеев

Анатолий Кузнецов: судьба перебежчика

Екатерина Барбаняга

Павел Басинский: «Я ездил на место гибели Лизы Дьяконовой и знаю, что там

Павел Матвеев

Хроника агонии

Анатолий Кузнецов

Леди Гамильтон

Елена Кушнерова

Этери Анджапаридзе: «Я ещё не могла выговорить фамилию Нейгауз, но уже

Иван Бунин

Три рубля

Игорь Джерри Курас

Поступь

Светлана Волкова

Савушка и Валентина

Павел Матвеев

Поручик, газетчик, публицист

Марина Владимова

Я помню своего отца Георгия Владимова

помогиЭ Т А Ж А М в этом месяце собрано средств 700.00

Журнал «ЭТАЖИ»

лауреат в номинации

ИНТЕРНЕТ-СМИ

журнал Этажи лауреат в номинации интернет-СМИ
Booking.com
Уже в продаже ЭТАЖИ №1 (21) март 2021




Гари Лайт Кроме кошек, глинтвейна, камина
Мария Малиновская Время собственное
Елена Фомина Николай Луганский: «Ощущение родины у каждого свое»
Ирина Терра От главного редактора. К выпуску журнала "Этажи" №1 (21) март 2021
Коллектив авторов Роман Арбитман — создатель справедливого мира
Александр Кушнер Вспоминая Италию
Константин Зарубин День рожденья муми-мамы
Марина Владимова Я помню своего отца Георгия Владимова
Павел Матвеев Против течения
Георгий Владимов Все мы достойны большего
Сергей Штильман Нас разберут на анекдоты
Игорь Джерри Курас Необычайный опыт путешествия в себя и вовне. Интервью с Геннадием Кацовым
Нина Дунаева Взглянуть на «Заповедник» с любовью
Анна Карнаух Нездешняя
Ольга Аминова Валерий Бочков: «Наша литература превратилась в гладиаторскую арену»
Елена Полещенкова Весёлое утро
Юлия Стоногина Вкусные укиё-э. Японская кухня как машина времени
Алексей Колесников Зал ожидания
Этажи Лауреаты премии журнала «Этажи» за 2020 год
Ирина Терра Парк Кузьминки ждет своего часа
Наверх

Ваше сообщение успешно отправлено, мы ответим Вам в ближайшее время. Спасибо!

Обратная связь

Файл не выбран
Отправить

Регистрация прошла успешно, теперь Вы можете авторизоваться на сайте, используя свой Логин и Пароль.

Регистрация на сайте

Зарегистрироваться

Авторизация

Неверный e-mail или пароль

Авторизоваться