литературно-художественный журнал «ЭТАЖИ»

etazhi.red@yandex.ru

Елена Мордовина

Сад

17.08.2018 рассказ
22.01.20181597
Автор: Максим Жуков Категория: Книжный

Как полный …банько

Максим Жуков. Как полный …банько. Сборник стихотворений. М.: издательство «СТиХИ» (+Белград (Сербия), издательство «Agnosta»), серия «Срез» (книжные серии товарищества поэтов «Сибирский тракт»). 2017 84 с. ил.

Передо мной книга, которую  я ждала с нетерпением. Почему с нетерпением? Поэт Жуков «не плодовит», его поэтические высказывания в соцсетях редки, еще реже — публикации в сетевой и журнальной периодике. Что ж…  тем  значимей выход книги. По крайней мере, для меня — читателя.  В книгу вошли поэтические тексты довольно большого временного отрезка, с 1991 по 2017 годы. На мой взгляд, правильное решение составителей  книги.  Именно так  хорошо видна эволюция поэта, ну или наоборот — деградация, кому как повезёт. Последнее так совсем грустно. Порой читаешь стихи поэта «из раннего», потом  из нынешнего и диву даешься — куда  ушли внятность поэтического высказывания, стилистические приемы, «фишки»,  по коим узнаваем автор.  Устал? Сломался? Надоело? Всё ищет себя, удаляясь от себя и читателя дальше и дальше?
Что сказать о поэте-Жукове?  А с ним, слава богу, ничего не случилось. Он по-прежнему слышит и чувствует «гул времени». По-прежнему его поэтические высказывания  афористичны, метки, едки, остро актуальны. Он один из немногих, кто может высказаться, не боясь прослыть «нетолерантным».      
 
 «Когда с откляченной губой, черней, чем уголь и сурьма,
С москвичкой стройной, молодой заходит негр в синема,
И покупает ей попкорн, и нежно за руку берёт,
Я, как сторонник строгих норм, не одобряю… это вот..»
                              
Или (имея в виду 1989 год):


«В этой падшей, как дева, стране,
но по-прежнему верящей в целость…»

Или:


«Как при входе в Новодевичье
Повстречались два кота, —
Словно в песнях Макаревича, —
х у е т а и маета».
          
Наконец:


«Набит хохлами, как занозами,
И Партенит, и Тарханкут…
Война — войной. А розы — розами.
Они опять в Крыму цветут».
                                          
Да и эпиграфом ко всей  книге стали следующие его строки: «Чем больше толерантности в столице, тем меньше в ней России и Москвы».  Смело, да? Далеко не каждый из поэтов может себе позволить высказаться в полный голос —  о чем думает, а то «кабы чего не вышло».
Но тем, кто мало знаком с поэтикой Жукова,  сразу скажу — ни-ни! Он, безусловно,  поэт-гражданин, чутко улавливающий все социальные и политические нюансы, все полутона сложной нашей эпохи, но интересен он не только этим.

«Ряды кариатид меж столиками в зале,
Где сцена, микрофон и рампа без огней;
Рояль был весь раскрыт, и струны в нем дрожали,
И подпевал тапер всё глуше, всё пьяней.

Ты пела до зари, как канарейка в клетке
(Надеюсь, этот штамп читатели простят).
Бухали калдыри, визжали профурсетки,
И за двойным окном луной был полон сад.

Пока не пробил час, — в объедках рататуя
Танцующий в дыму ламбаду и фокстрот,
Излишне горячась, толкаясь и быкуя, —
Догуливал своё уралвагонзавод.

Сама себе закон, в слезах изнемогая,
Ты пела о любви — всё тише, всё слабей.
Гремя под потолком и жалости не зная,
Мне голос был — он звал: «Забудь ее, забей!

Не будучи знаком ни шапочно, ни близко,
Ты думал, будет с ней и просто, и легко?»
Я отвечал кивком. «В притонах Сан-Франциско»
Наигрывал тапер, как полный е б а н ь к о.

Тарам-тарам-тарам — в пылу цыганских арий
Поклонники её — соперники мои…
В саду был ресторан, за садом дельфинарий,
За ними порт и рейд, на рейде корабли.

И дела нет важней, чем выйти на поклоны;
Нет счастья, нет измен — есть только вечный драйв,
Есть рампа без огней и дама у колонны:
По виду (и вообще) — типичная sex-wife.

Под солнцем и луной не изменяя градус,
Не требуя любви и верности взамен,
Мелодией одной звучат печаль и радость…
Но я люблю тебя: я сам такой, Кармен.»
                      
Совсем другой Жуков,  подумаете? Так, да не совсем. Жуков тот же, просто это еще одна его удивительная способность — написать так, чтоб в одном тексте не только ужились, но и стали дополнять, «работать» друг на друга вещи, казалось бы, несовместимые: ирония до сарказма, горечь, нежность, обсценная лексика с жаргонизмами, «частушечность»,  памфлет,  тут же —  мощный лирический накат. Попробуйте совместить… по отдельности тихих лириков, громких «гражданских» у нас хватает. А чтоб вот так, да органично  —  редкий дар зрелого поэта.    
И, конечно, —  аллюзии и цитирования.  Ходасевич, Блок,  Пастернак, Мандельштам, Галич… весь XX век в перекличке,  и это захватывает. У меня  происходит радость узнавания, когда удается  «поймать» в стихах Жукова аллюзию, парафраз, услышать большую  перекличку поэтов на сломе эпох. 

Мне не понравилась широкая лента с пометкой + 21 поперек книги, которая закрывает  ненормативное слово в названии. Нет, понимаю,  издатели люди подневольные, закон нужно соблюсти. Честно —  закон этот — глупость несусветная,  а других проблем, кроме крепкого словца в стране, наверное, нет… Жаль, что подпортила цензурная лента совершенно оригинальное название книги, но, как говорится, из песни слова не выкинешь, не задушишь, не убьешь… в самой книге остались все нужные слова в единственно верном порядке.

 

Светлана Чернышова

22.01.20181597
  • 6
Комментарии
Booking.com
помогиЭ Т А Ж А М в этом месяце собрано средств 500.00

Журнал «ЭТАЖИ»

лауреат в номинации

ИНТЕРНЕТ-СМИ

журнал Этажи лауреат в номинации интернет-СМИ
На развитие литературно-художественного журнала "ЭТАЖИ"
руб.

Перевод проекту "ЭТАЖИ"

Уже в продаже ЭТАЖИ №3 (11) сентябрь 2018




Сувенирная лавка футболки от Жозефины Тауровны
Сувенирная лавка Календари от Жозефины Тауровны
Наверх

Ваше сообщение успешно отправлено, мы ответим Вам в ближайшее время. Спасибо!

Обратная связь

Файл не выбран
Отправить

Регистрация прошла успешно, теперь Вы можете авторизоваться на сайте, используя свой Логин и Пароль.

Регистрация на сайте

Зарегистрироваться

Авторизация

Неверный e-mail или пароль

Авторизоваться