литературно-художественный журнал «ЭТАЖИ»

etazhi.red@yandex.ru

Игорь Джерри Курас

Камертон

29.06.2022
18.03.20163 489
Автор: Рудольф Ольшевский (1938-2003) Категория: Exegi Monumentum

Красная ягода

 

КРАСНАЯ ЯГОДА


Стынет зола. Не погасла одна
Искра уже отпылавшего лета.
В сумерках рощи опавшей видна
Издали ягода красного цвета.
Я постою на вечерней земле.
Красная ягода, капелька боли,
Кровь на незримом оконном стекле
Птицы, рванувшейся в мир из неволи.
Мне хорошо в опустевшем лесу.
Как моего одиночества мета -
Ветка и сумерки, и на весу
Светится ягода красного цвета.
Время бежит, и не спросишь - куда?
Спросишь - и вряд ли дождешься ответа.
Вот и пришли в наши дни холода.
Светится ягода красного цвета.
Не потемнела на стылой заре,
Ярко горит на кусте невысоком,
Словно прозрев на ветру, в январе
Глянуло лето простуженным оком.
Буду я думать о разном, легко
Щуриться буду от снега и света
И оттого, что в лесу, далеко
Солнце и ягода красного цвета.

 

МАМА В ПОЕЗДЕ


Мама в поезде, в темном окне.
Вечер.
Над суетою перрона
В липком сумраке видится мне
Озаренная свечкой икона.
Мама смотрит, смертельно устав,
Среди шума и гула, и смеха.
Вот уже шелохнулся состав,
Прокатилось железное эхо.
Мама в поезде. Смотрит в окно.
Только свет. Ни улыбки, ни слова.
И я чувствую - не суждено
Нам когда-нибудь встретиться снова.
Вот уже надо мной поплыла,
Сердце тронув тупою иглою,
Заоконная твердая мгла,
И лицо замуровано мглою.
И такая вселенская грусть,
Ощущение близости храма.
Я не плачу, я только молюсь.
В темном поезде светится мама.

 

СТРАХИ

 

Я проснулся и шорох услушал в кустах
За окном.
И ворочались тени,
И ладони упрятав в колени,
Я лежал и испытывал страх.

Потому что огромен провал до звезды.
Мир ничтожен.
И крошечна койка.
И по алгебре в четверти двойка, 
И привычная близость беды.

Вот труба дождевая стучит на ветру.
Страшно.
Кран захлебнулся на кухне.
А когда-нибудь солнце потухнет.
А еще будет так -
Я умру.

Враг мой, 
Вовка Корчевский,
Гроза, вырви глаз,
Спрятал нож перочинный под парту,
Страшно мне,
В государстве Урарту
Жили люди задолго до нас.

И выходит, земля без меня не пуста, 
И цена моей жизни - копейка.
Так тревожно мне -
Мама еврейка.
Тьма на улице.
Шорох куста.


МАСКИ


От завязки до развязки
Существуют две на всех,
Только две бессмертных маски -
Маска плач, и маска смех.

Отыграли эти роли
Десять тысяч лет назад,
Но еще идут гастроли,
Не окончен маскарад.

Примеряем снова лица,
Смех немой и плач слепой,
Чтоб душе не обнажиться
Перед зрячею толпой.

Чтобы выйти на подмостки,
В бытие из бытия,
Древних судеб отголоски
Со своей судьбой сплетя.

Вот опять пропели трубы,
И замолкли голоса.
Вниз изогнутые губы,
Поднятые ввысь глаза.

Сколько длится представленье?
Только начата игра,
Но иному поколенью
Маски отдавать пора.

Нестихающее эхо,
Боль и радость, власть и честь.
Маска плача, маска смеха,
Все, что было. Все, что есть.

 

ОКРЫЛЕННОСТЬ

 

В мельканье судеб, в смене лиц
Я отмечаю
Два дерева в лесу, двух птиц
В летящей стае.

Я понимаю тайный звук,
Когда, тоскуя,
Вершат свой обручальный круг,
Навзрыд токуя.

Когда в глухую тишину,
К утру трезвея,
Завоют длинно на луну
Два темных зверя.

О, эти парные следы
Идущих рядом -
В степи, в пустыне, у воды,
В аллее сада.

Я различаю тайный жест
И окрыленность,
Соединенность двух сердец,
Незащищенность.

Двух судеб, двух земных путей
В одно сращенье,
Двух затерявшихся людей
Душесмешенье.

Я чувствую звериный стон,
Молчанье птичье.
Во мне многовековый звон
Косноязычья.

И потому в мельканьи лиц
Я отмечаю - 
Два дерева в лесу, двух птиц
В летящей стае.

 

ОДИНОЧЕСТВО


И спокойней живется, и проще,
Приближается возраст беды.
Пустота опадающей рощи,
Одиночество стылой воды.

Что случилось с травой придорожной,
С рыбой выбравшей тень камыша?
И во мне, и во всем осторожней
И отчаянней стала душа.

И легко одному, и тревожно.
Ветер. Солнечный свет. Синева.
Время необитаемо. Можно
Забывать постепенно слова.

 

 

Жизнь поэта Рудольфа Ольшевского (1938-2003) была связана с тремя городами – Одессой, Кишиневом и Бостоном. В Одессе он родился и вырос, в Кишиневе приобрел известность как поэт. Рудольф печатался в самых читаемых тогда журналах с миллионными тиражами - «Юности» и «Сельской молодежи», в те годы это был один из самых острых, самых востребованных журналов. У него вышло более 20 стихотворных сборников, им также написано стихотворное либретто к опере по «Дракону» Е. Шварца. В Бостоне Рудольф прожил последние три года своей жизни. Здесь он занимался переводами, писал стихи и рассказы о своей одесской юности. Рудольф умер во время выступления перед читателями, просто замолчал на полуслове.

 

 

 

 

Рисунок Инны Данилевич

18.03.20163 489
  • 6
Комментарии
Booking.com

Ольга Смагаринская

Соломон Волков: «Пушкин — наше всё, но я бы не хотел быть его соседом»

Ольга Смагаринская

Михаил Богин: «Я попал под горячую руку холодной войны»

Виктор Есипов

Майя

Борис Фабрикант

Валентина Полухина: «Я, конечно, была влюблена в Бродского»

Павел Матвеев

Анатолий Кузнецов: судьба перебежчика

Ирэна Орлова

Полина Осетинская: «Я долго воспитывала свою аудиторию»

Наталья Рапопорт

Это только чума

Павел Матвеев

Хроника агонии

Павел Матвеев

Смерть Блока

Ирэна Орлова

Сегодня мы должны играть, как кошка мяукает — мяу, мяу...

Ирина Терра

«Делай так, чтобы было красиво». Интервью с Татьяной Вольтской

Владимир Эфроимсон

Из воспоминаний об Арсении Тарковском

Марина Владимова

Я помню своего отца Георгия Владимова

Павел Матвеев

Приближаясь к «Ардису»

Александра Николаенко

Исчезновения

Владимир Захаров

В тишине

Владимир Гуга

«Скоропостижка». Интервью с писателем и судмедэкспертом

Наталья Рапопорт

Юлий Даниэль: «Вспоминайте меня…»

Владимир Резник

Ракетчик Пешкин

Людмила Безрукова

Шпионские игры с Исааком Шварцем

Booking.com
Уже в продаже ЭТАЖИ №2 (26) июнь 2022




Ирина Терра От главного редактора к выпуску журнала «Этажи» №2 (26) июнь 2022
Наталья Рапопорт Тайная история советской цензуры
Игорь Джерри Курас Камертон
Дмитрий Макаров Затонувший город
Людмила Штерн Зинка из Фонарных бань
Татьяна Разумовская Совсем другая книга
Анна Агнич Зеркальная планета
Коллектив авторов «Я был всевозможный писатель…»
Марат Баскин Китайский хлеб
Дмитрий Петров ЦДЛ и окрестности. Времена и нравы
Мариям Кабашилова Просто украли слово
Ирина Терра От главного редактора к выпуску журнала «Этажи» №1 (25) март 2022
Этажи Вручение премии журнала «Этажи» за 2021 год. Чеховский культурный центр
Ежи Брошкевич (1922-1993) Малый спиритический сеанс
Нина Дунаева Формула человека
Дмитрий Сеземан (1922-2010) Болшевская дача
Михаил Карташев «Сто лимонов» в Доме Моссельпрома
Валерий Бочков Судьба рисовальщика
Коллектив авторов Андрей Новиков: «Но жить в борьбе со здравым смыслом — не сильный кайф»
Андрей Новиков (1974-2014) Лабиринты судьбы
Наверх

Ваше сообщение успешно отправлено, мы ответим Вам в ближайшее время. Спасибо!

Обратная связь

Файл не выбран
Отправить

Регистрация прошла успешно, теперь Вы можете авторизоваться на сайте, используя свой Логин и Пароль.

Регистрация на сайте

Зарегистрироваться

Авторизация

Неверный e-mail или пароль

Авторизоваться