литературно-художественный журнал «ЭТАЖИ»

etazhi.red@yandex.ru

22.02.20162 084
Автор: Геннадий Кацов Категория: Литературная кухня

Году Мандельштама посвящается

Год 2016-й, год Осипа Эмильевича Мандельштама (125-летие поэта) только начался. Мой любимый поэт, ваш любимый поэт, их любимый поэт, у нас и у них один из самых любимых и почитаемых. 

Я посмотрел у себя в ленте на ФБ: сегодня каждый 7-й-8-й пост посвящен так или иначе творчеству Мандельштама или его биографии. Ясность «Камня», эстетический разворот в «Tristia», «Воронежские тетради», воспоминания Надежды Мандельштам, проза Мандельштама, Мандельштам и Сталин, армянский дневник, ссылки и неизвестная могила во Владивостоке, все еще не расшифрованные «Стихи о неизвестном солдате», Мандельштам и Ахматова, был ли Мандельштам акмеистом?, иудаизм в творчестве, Мандельштам и Пастернак, Данте и Мандельштам, попытка самоубийства в Чердыни... 27 декабря день смерти, 15 января день рождения, один из крупнейших русских поэтов XX века – кто бы с этим спорил.
Понятно, что нынешняя российская власть все делает для того, чтобы тех, кого она в свое время угробила, над кем эта власть всласть поиздевалась, и кто является гордостью русской культуры и несомненной ценностью мировой, ввести с ее официального дозволения в Пантеон.
Вроде как она к этим великим именам причастна и это ее государственное дело теперь помнить, чествовать и ставить памятники. Естественно, не как жертвам репрессий, а любимым классикам литературы, арта, театра, кино, архитектуры ХХ века. Прокрутите торжественное открытие Олимпиады в Сочи-2014: в театрализованном шоу «Сны о России» самые важные люди в истории страны - это Малевич (не Мандельштам, но не менее в десятку), Набоков, Шагал, Кандинский, конечно, рядом с Чайковским, Чеховым, Толстым и Достоевским.
Малевич умер в 1935-м, но доживи он до 1937-го, его ждала бы судьба Мандельштама. И Набоков, Шагал, Кандинский стали бы жертвами опалы, ссылок и расстрелов, не покинь они счастливо родину вовремя. Но сегодня родина-мать всех их любит, готова разделить уважение к ним со всем цивилизованным миром и зуб отдаст тем, кто предъявляет претензии, будто она косо, условно говоря, смотрит на Осипа Эмильевича или на Казимира Севериновича.
Черным квадратом и Камнем охальникам сразу по голове.
Во всем этом есть еще один, по-крайней мере, любопытный момент – это известная русская традиция если уж начинать славить и внедрять почет да уважение в массы, то до последнего, до дней последних донца. Так, за почти семь десятилетий Советской власти, ее стараниями, камланиями, славословием и безгранично остервенелой пропагандой творчества А.С., отношение к Солнцу русской поэзии и Нашему Всему довели до того, что ни в семье и ни в школе, ни на уроке химии и ни на уроках жизни, ни в науке и ни в технике слушать о нем было уже невыносимо. Как в известном анекдоте об очередном Съезде компартии: «Везде – по ТВ, радио, в газетах, на собраниях... Так утюг я уже не включал».
Возвели кумирню, сделали идола, разве что не построили Мавзолей. Дм. А. Пригов удачно по этому поводу писал:

 

Невтерпеж стало народу:
Пушкин, Пушкин, помоги!
За тобой в огонь и воду!
Ты нам только помоги!

А из глыби как из выси
Голос Пушкина пропел:
Вы играйте-веселитесь
Сам страдал и вам велю!

 

Лепить бога из смертного, особо в случаях, когда не сберегли, не простили, замордовали, ухлопали и пытались вычеркнуть из истории – известная русская забава. Но если уж этим занялись – то через край, с перехлестом, чтоб до икоты, чтобы тошно было, чтоб потом школьники на десятилетия в страшных снах вспоминали имя классика.
Если ранее – ничего, позже – скупо роняли слова (ладно бы "как сад янтарь и цедру", другое дело), то когда дали отмашку, включили на кремлевской башне зеленый цвет – тут пирдуха и начинается, наперегонки литературоведы, критики и писатели вступают в соцсоревнование с кинематографистами, телевизионщиками, чтецами и театральными режиссерами, скульпторами и, не приведи господи, архитекторами.
В сталинское время это называлось «перегибами» и с этим велась борьба на местах. Сегодня бороться с этим бесполезно, тем более, что четко соответствует линии партии и в широких рамках тотальной кампании по изучению творческого наследия.
Кстати, за последние годы о Мандельштаме - масса написанного, снятого, сказанного, оцифрованного. Но 2016-й - особый случай, и сегодня от перегибов уже в начале тематического года начинает подташнивать.
Может, прав был тот же Пригов, пророчески написав:

 

Там, где с птенцом Катулл, со снегирем Державин
И Мандельштам с доверенным щеглом
А я с кем? — я с Милицанером милым...

 

 

Геннадий Кацов – поэт, писатель и журналист, был хорошо известен в литературных кругах Москвы 1980-х. Один из создателей легендарного московского клуба «Поэзия» и участник литературной группы «Эпсилон-Салон». Вернулся к поэтической деятельности после 18-летнего перерыва в 2011 году.

Автор восьми книг, включая экфрасический поэтический проект «Словосфера», в который вошли 180 поэтических текстов, инспирированных шедеврами мирового изобразительного искусства, от Треченто до наших дней.

Его поэтические сборники «Меж потолком и полом» (2013) и «365 дней вокруг Солнца» (2014) вошли в лонг-листы «Русской Премии» по итогам 2013-го и 2014 годов.  Лауреат литературной премии журнала «Дети Ра» по итогам 2014 г. Является одним из создателей и участников геопоэтического проекта НАШКРЫМ.

Постоянно публикуется в периодических литературных изданиях в России, Европе и США. 

22.02.20162 084
  • 3
Комментарии
Booking.com

Ольга Смагаринская

Соломон Волков: «Пушкин — наше всё, но я бы не хотел быть его соседом»

Ольга Смагаринская

Михаил Богин: «Я попал под горячую руку холодной войны»

Виктор Есипов

Майя

Борис Фабрикант

Валентина Полухина: «Я, конечно, была влюблена в Бродского»

Павел Матвеев

Анатолий Кузнецов: судьба перебежчика

Ирэна Орлова

Полина Осетинская: «Я долго воспитывала свою аудиторию»

Наталья Рапопорт

Это только чума

Павел Матвеев

Хроника агонии

Павел Матвеев

Смерть Блока

Ирэна Орлова

Сегодня мы должны играть, как кошка мяукает — мяу, мяу...

Ирина Терра

«Делай так, чтобы было красиво». Интервью с Татьяной Вольтской

Марина Владимова

Я помню своего отца Георгия Владимова

Владимир Эфроимсон

Из воспоминаний об Арсении Тарковском

Павел Матвеев

Приближаясь к «Ардису»

Александра Николаенко

Исчезновения

Владимир Захаров

В тишине

Владимир Гуга

«Скоропостижка». Интервью с писателем и судмедэкспертом

Наталья Рапопорт

Юлий Даниэль: «Вспоминайте меня…»

Владимир Резник

Ракетчик Пешкин

Людмила Безрукова

Шпионские игры с Исааком Шварцем

Booking.com
Уже в продаже ЭТАЖИ №2 (26) июнь 2022




Влад Васюхин Муза
Алёна Рычкова-Закаблуковская Вопреки беде
Этажи «Этажи» в магазине «Даль»
Елена Кушнерова Главное — это возможность самого себя удивлять
Ирина Терра От главного редактора к выпуску журнала «Этажи» №2 (26) июнь 2022
Наталья Рапопорт Тайная история советской цензуры
Игорь Джерри Курас Камертон
Дмитрий Макаров Затонувший город
Людмила Штерн Зинка из Фонарных бань
Татьяна Разумовская Совсем другая книга
Анна Агнич Зеркальная планета
Коллектив авторов «Я был всевозможный писатель…»
Марат Баскин Китайский хлеб
Дмитрий Петров ЦДЛ и окрестности. Времена и нравы
Мариям Кабашилова Просто украли слово
Ирина Терра От главного редактора к выпуску журнала «Этажи» №1 (25) март 2022
Этажи Вручение премии журнала «Этажи» за 2021 год. Чеховский культурный центр
Ежи Брошкевич (1922-1993) Малый спиритический сеанс
Нина Дунаева Формула человека
Дмитрий Сеземан (1922-2010) Болшевская дача
Наверх

Ваше сообщение успешно отправлено, мы ответим Вам в ближайшее время. Спасибо!

Обратная связь

Файл не выбран
Отправить

Регистрация прошла успешно, теперь Вы можете авторизоваться на сайте, используя свой Логин и Пароль.

Регистрация на сайте

Зарегистрироваться

Авторизация

Неверный e-mail или пароль

Авторизоваться