литературно-художественный журнал «ЭТАЖИ»

etazhi.red@yandex.ru

Михаил Вирозуб

Долгая короткая жизнь

13.03.2019
06.07.20162785
Автор: Ольга Седакова Категория: Литературная кухня

Думая о Елене Шварц

Записано по видео-материалам лекции О.Е.Седаковой «Независимая русская поэзия после Бродского (70-е–80-е годы). Лекция 2 – Е. Шварц»


Елена ШварцМы с Еленой были знакомы много лет: переписывались и посвящали друг другу стихи.
Отношения наши были значительны — и для неё, и для меня. Мы хотели знать мнение друг друга о каждой новой написанной вещи.
Впервые я прочла её стихи в самиздатской машинописи в студенческом возрасте — и сама она тогда была в студенческом возрасте. Стихи меня поразили, потому что такого сильного необычного голоса я давным-давно не слышала.
Елена писала в самых разных жанрах, но любимый её жанр — это как бы ролевая книга. Некая героиня, которая не совсем Елена Шварц. Это Кинфия — римская поэтесса, это лиса из китайских стихов, это цыганские стихи, где повествователь и герой — цыганка, и множество других ролевых стихов, написанных Еленой. Они тяготеют к драме, к театру. И недаром по её книгам — по «Кинфии», «Лавинии» — поставили пьесы. Эти пьесы играли (и до сих пор играют) в Питере и во Франции, где перевели и тоже поставили драму по её «Лавинии».
Театральная стихия была для Елены родной. Она, можно сказать, выросла в театре, потому что её мама — Дина Морисовна была завлитом БДТ, правой рукой режиссера Товстоногова. Детство Лены прошло в театральных гастролях, общениях: она говорила, что для неё театр — это одна из самых главных вещей. При этом традиционных пьес она не писала. Закончила она Театральный институт (Ленинградский институт театра, музыки и кинематографии — прим. ред.). Театральность вносит некоторый, я бы сказала, немного комический или облегчающий момент во многие темы, которые иначе звучали бы как крайне пафосные или очень страстные.
Я бы заметила ещё одну черту Шварц — редкую для нашей поэзии. Для Елены поэзия существовала на многих языках. Обычно для поэта, пишущего по-русски, поэзия — это стихи на русском языке (за исключением, может быть, Пушкина или Мандельштама — авторов золотого, серебряного веков, находящихся в окружении европейской поэзии). И когда анализируют их стихи, то ищут какие-то источники, переклички внутри корпуса русских текстов. Но так нельзя делать с Пушкиным, потому что часто там будет французская или английская отсылка. Так нельзя делать и с Мандельштамом (недавно я написала работу об итальянских источниках позднего Мандельштама). Так нельзя делать и с Еленой Шварц. Она читала на многих языках: читала по-латыни Горация, читала польскую поэзию, немецкую, французскую, английскую. И для неё было важно, что поэзия существует на многих языках.
Думая о Елене Шварц, мы сразу вспоминаем все её «маски». Это Кинфия, Лавиния, юродивая, цыганка, лиса, ворона — все эти роли, которые были ею «сыграны». На мой взгляд, самая замечательная из этих ролей — это Кинфия, римская поэтесса. Мне кажется, что это редкая удача вообще в истории поэзии. Она затмевает такие известные игры в античность, как «Песни Билитис» (литературная мистификация французского поэта Пьера Луи — прим. ред.) или «Письма римскому другу» Бродского.
Но также, глядя на Елену Шварц, я вспоминала и другие образы, которые сама она не взялась исполнять, но они в ней явно были. Мне она напоминала Маленькую разбойницу из «Снежной королевы», которая щекочет оленя ножом, а потом помогает Герде — вот такая совсем разбойница, но разбойница добрая. И ещё напоминала Миньону из «Песни Миньоны» Гёте — некое такое странное дитя, которое пришло сюда из другого мира и по нему скучает. Вот это чувство ностальгии по другому, родному миру. Эта миньоновская тоска «туда, туда!».
Вообще-то, с самого начала — с первых стихов, этот порыв «туда», в какую-то другую свободу оставался, наверное, главным движением Елены Шварц.

 

Эссе напечатано в Этажах №3 июль 2016

Подборка стихов Елены Шварц в "Этажах".

Интервью. Елена Шварц: «Писать стихи — это проклятие!»

Игорь Джерри Курас беседует с Ирэной Орловой о её ленинградской дружбе с Еленой Шварц

 

Ольга Александровна Седакова — русский поэт, прозаик, переводчик, филолог, этнограф. Кандидат филологических наук (1983), почётный доктор богословия Европейского гуманитарного университета (Минск, 2003), с 1991 года преподаёт на кафедре теории и истории мировой культуры философского факультета МГУ, старший научный сотрудник Института истории и теории мировой культуры МГУ. Лауреат литературных премий: Премия Андрея Белого (1983), Парижская премия русскому поэту (1991), Премия Альфреда Тёпфера (1994), Европейская премия за поэзию (Рим, 1995), «Христианские корни Европы», премия имени Владимира Соловьёва (Ватикан, 1998), Премия Александра Солженицына (2003) — «за отважное устремление простым лирическим словом передать таинственность бытия; за тонкость и глубину филологических и религиозно-философских эссе», Премия Данте Алигьери (2011), Премия Мастер гильдии Мастера литературного перевода (2011), Премия Глобус журнала Знамя и Всероссийской государственной библиотеки имени М. И. Рудомино (2011). Лирика и эссе переведены на большинство европейских языков, на иврит и китайский.

06.07.20162785
  • 2
Комментарии
Booking.com
помогиЭ Т А Ж А М в этом месяце собрано средств 500.00

Журнал «ЭТАЖИ»

лауреат в номинации

ИНТЕРНЕТ-СМИ

журнал Этажи лауреат в номинации интернет-СМИ
На развитие литературно-художественного журнала "ЭТАЖИ"
руб.

Перевод проекту "ЭТАЖИ"

Уже в продаже ЭТАЖИ №1 (13) март 2019




Сувенирная лавка футболки от Жозефины Тауровны
Сувенирная лавка Календари от Жозефины Тауровны
Наверх

Ваше сообщение успешно отправлено, мы ответим Вам в ближайшее время. Спасибо!

Обратная связь

Файл не выбран
Отправить

Регистрация прошла успешно, теперь Вы можете авторизоваться на сайте, используя свой Логин и Пароль.

Регистрация на сайте

Зарегистрироваться

Авторизация

Неверный e-mail или пароль

Авторизоваться