литературно-художественный журнал «ЭТАЖИ»

etazhi.red@yandex.ru

13.08.20163 852
Автор: Игорь Джерри Курас Категория: Литературная кухня

О вопросе искренности в искусстве

Послесловие к книге Анны Агнич "Девочка в окне"

 

Меня давно интересовал вопрос искренности в искусстве. И особенно, искренности в литературе, где строительным материалом является слово. Слово, которое, как известно, иногда и «врать готово», а иногда вылетает из клетки потаённого мира и живёт себе как хочет, и не поймаешь.

Что есть искренность литературного текста? Возможна ли она? Ведь мы не просто пишем — мы придаём нашим текстам определённую форму, которая отвечает нашему художественному вкусу, нашему эстетическому опыту, нашему пониманию того, что художественно, а что не очень.

Как же может быть искренней последовательность слов, выстроенная автором согласно каким-то продуманным планам, выверенным инверсиям, рассчитанной динамике развития? Ведь искренность — это в какой-то степени безыскусность. А литературный текст, прежде всего, произведение искусства с множеством сложнейших задач, решение которых требует скорее напряжения ума, чем душевного порыва.

Поэт пишет четыре строчки (сильные, яркие, мудрые), а потом дописывает предыдущие восемь-двенадцать «подводящих» строк, конструирует, соединяет их с уже написанной концовкой, шлифует стыки, маскирует швы и получает стихотворение. Но искренна ли такая конструкция? Почему она задевает сердце? Трогает душу?

Я нашёл для себя ответ на этот вопрос в театре, в актёрском мастерстве. Может ли быть искренним актёр, говорящий чужие слова? Хороший актёр меняет роли, а мы верим, что он меняет жизни — искренне верим страданиям, любви, счастью и трагедиям этого человека — на сцене ли, на экране — повторяющего чужие слова. И мы забываем, что это сцена, что это игра, и видим жизнь, в которой «дышат почва и судьба», и не сомневаемся в искренности этого дыхания.

Так, видимо, и в литературе.

Герои Анны Агнич — первоклассные артисты. Они живут своей жизнью. Выйдя «из-под пера» Анны, они выходят и из-под её контроля. С первых же строк забываешь, что герои говорят и делают то, что предписал им автор. Развитие сюжета захватывает, диалоги звучат живыми голосами; цвета, запахи, краски проступают так реально, как это бывает только во сне, пробудившись от которого и сам уже не знаешь: проснулся ли ты на самом деле, или, наоборот, заснул, а увиденный сон и был явью. Да и в самих рассказах сны перемешаны с явью, грусть с иронией, реальные миры с параллельными. Удивительный ритм, динамика этого театрального действия на бумаге говорит не только о хорошей игре актёров, но и о замечательной работе режиссёра, просчитавшего каждую сцену с удивительной точностью, с таким мастерством, что мы не видим, не замечаем этой просчитанности, а видим жизнь. И свет падает на сцену, на декорации так, что забывается их условность. И музыка вступает там, где должна вступить — и звуки её не отвлекают, не огорашивают, а входят верно и смешиваются с голосами и звуками — и слышим жизнь.

Так вот где разгадка! Искусство искренно тогда, когда в нём есть жизнь — когда эта жизнь узнаваема, когда она вызывает сочувствие, сопереживание. Позволяет соизмерить свою непридуманную жизнь с этой придуманной, сценической, «бумажной» жизнью — и понять, что они абсолютно созвучны, как зеркальные отражения.

Рассказы Анны Агнич искренни именно такой удивительной созвучностью, сопереживанием. Невозможно сопереживать искусственной жизни. Сопереживание требует равенства. И читатель находит равенство между жизнями героев Анны Агнич и своей собственной жизнью потому, что верит их искренности.

Но как это выходит? Я думаю, что это происходит тогда, когда сам автор искренне верит в реальность своих героев. Для автора они живут абсолютно реальной жизнью ещё до того, как он только начал задумываться над воплощением своих замыслов. Так Пигмалион видит уже ожившую Галатею в ещё бесформенном куске слоновой кости и только помогает ей выйти наружу живой женщиной. («Под перстом нажимающим жилы забились…» Овидий «Метаморфозы».) Талант литератора, на мой взгляд, заключается именно в том, чтобы оживить для нас этот мир, пока ещё живущий только в воображении рассказчика. И чудо литературы начинается тогда, когда эта искренняя вера художника в реальность его фантазии достигает наивысшего предела, после которого рождение героев настолько естественно, что в реальность их жизней начинает верить не только автор, не только читатель — но и сами ожившие герои.

И вот это, на мой взгляд, самое удивительное, что только может сделать писатель.

Анне Агнич это удаётся так, как редко удаётся кому-то ещё.

 

Рассказ "Ластик" из книги Анны Агнич "Девочка в окне"

 

Игорь Джерри Курас — поэт и прозаик, родился в Ленинграде, с 1993 года живет и работает в США. Произведения Игоря публиковались в периодических изданиях и альманахах России, Украины, Канады, Германии, Израиля, США. Игорь - автор четырех поэтических сборников "Камни/Обертки", "Загадка природы", "Не бойся ничего", "Ключ от небоскрёба", книги сказок для взрослых "Сказки Штопмана" с иллюстрациями Надежды Репиной и книги с детским стихотворением "Этот страшный интернет" с иллюстрациями Ирины Терры. Его стихи переведены на иврит, английский, украинский и немецкий языки.

13.08.20163 852
  • 11
Комментарии
  1. Дмитрий Гаранин 02.03.2019 в 19:33
    • 0
    Поскольку лирический герой (ЛГ) отделён от автора и автор может выражать различные точки зрения через разных ЛГ, ситуация аналогична ситуации с артистами и более правильно говорить об убедительности, чем об искренности.
    1. kuras 11.03.2019 в 22:42
      • 0
      Убедительность и искренность - понятия разные, лежащие в разных плоскостях. У автора литературного текста вообще не должно быть задачи кого-то "убедить", если это, конечно, не политический памфлет и не предвыборная листовка. Разговор идёт именно об искренности литературного текста, которая вполне возможна и в ситуации с различными ЛГ. Опять же, не всегда в литературном произведении есть "точка зрения", выраженная тем или иным способом. У ЛГ может и не быть точки зрения - а у произведения может не быть какой-то декларированной автором или ЛГ "морали". А вот искренность повествования должна быть. Она и создаёт ощущение "подлинности" при прочтении произведения.
  2. kerroto 03.05.2021 в 00:15
    • 0
    <a href=http://gcialisk.com/>buying cialis online reviews[/url]
  • bowtiesmilelaughingblushsmileyrelaxedsmirk
    heart_eyeskissing_heartkissing_closed_eyesflushedrelievedsatisfiedgrin
    winkstuck_out_tongue_winking_eyestuck_out_tongue_closed_eyesgrinningkissingstuck_out_tonguesleeping
    worriedfrowninganguishedopen_mouthgrimacingconfusedhushed
    expressionlessunamusedsweat_smilesweatdisappointed_relievedwearypensive
    disappointedconfoundedfearfulcold_sweatperseverecrysob
    joyastonishedscreamtired_faceangryragetriumph
    sleepyyummasksunglassesdizzy_faceimpsmiling_imp
    neutral_faceno_mouthinnocent
Booking.com

Ольга Смагаринская

Соломон Волков: «Пушкин — наше всё, но я бы не хотел быть его соседом»

Таня Лоскутова

Лублу

Ирина Терра

Александр Кушнер: «Я всю жизнь хотел быть как все»

Ирина Терра

Наум Коржавин: «Настоящая жизнь моя была в Москве»

Ольга Смагаринская

Михаил Богин: «Я попал под горячую руку холодной войны»

Виктор Есипов

Майя

Ирэна Орлова

"В квартиру пробрался вор и украл большой желтый чемодан с рукописями".

Борис Фабрикант

Валентина Полухина: «Я, конечно, была влюблена в Бродского»

Наталия Гулейкова-Сильвестри

Мир Тонино Гуэрры — это любовь

Наталия Ковалёва

Человек-праздник, человек-миф, мальчик с дудочкой...

Павел Матвеев

Анатолий Кузнецов: судьба перебежчика

Екатерина Барбаняга

Павел Басинский: «Я ездил на место гибели Лизы Дьяконовой и знаю, что там

Павел Матвеев

Хроника агонии

Елена Кушнерова

Этери Анджапаридзе: «Я ещё не могла выговорить фамилию Нейгауз, но уже

Игорь Джерри Курас

Поступь

Светлана Волкова

Савушка и Валентина

Павел Матвеев

Поручик, газетчик, публицист

Марина Владимова

Я помню своего отца Георгия Владимова

Алёна Жукова

Страшная Маша

Ольга Смагаринская

Роман Каплан — душа «Русского Самовара»

помогиЭ Т А Ж А М в этом месяце собрано средств 700.00

Журнал «ЭТАЖИ»

лауреат в номинации

ИНТЕРНЕТ-СМИ

журнал Этажи лауреат в номинации интернет-СМИ
Booking.com
Уже в продаже ЭТАЖИ №3 (23) сентябрь 2021




Татьяна Веретенова Песни и пляски на книжной ярмарке Frankfurter Buchmesse
Влад Васюхин Белая рубашка
Галина Маркус Случится чудо
Этажи Конкурс перевода от «ЛИТЕРА-ГЛОБУС»
Людмила Штерн По знакомству
Ирина Терра От главного редактора к выпуску журнала «Этажи» №3 (23) сентябрь 2021
Владимир Перцев На пороге священной обители
Мария Малухина Мандариновая мадонна
Андрей Оболенский Что наша смерть…
Владимир Захаров В тишине
Всеволод Шмаков (1971 – 2018) Я возвышаюсь колыбелью
Коллектив авторов Истинная реальность Всеволода Шмакова
Татьяна Разумовская Как я однажды была училкой
Павел Грушко Хорхе Луис Борхес (1899-1986). Перевод Павла Грушко
Галина Калинкина Через лошадиные копыта
Павел Матвеев Смерть Блока
Александр Блок (1880-1921) «Без божества, без вдохновенья»
Александра Николаенко Исчезновения
Этажи «Ритуал Отшельников» на Аляске
Елена Кушнерова Музыкальные салоны для книги рекордов Гиннеса
Наверх

Ваше сообщение успешно отправлено, мы ответим Вам в ближайшее время. Спасибо!

Обратная связь

Файл не выбран
Отправить

Регистрация прошла успешно, теперь Вы можете авторизоваться на сайте, используя свой Логин и Пароль.

Регистрация на сайте

Зарегистрироваться

Авторизация

Неверный e-mail или пароль

Авторизоваться