литературно-художественный журнал «ЭТАЖИ»

etazhi.red@yandex.ru

06.07.20174395
Автор: Ирэна Орлова Категория: Музыкальная гостиная

Гленн Гульд: путешествие в Россию

Гленн Гульд

Нет никаких сомнений в том, что человек, интересующийся творчеством Гленна Гульда, не только обязательно посмотрел все видео Гленна на Ютюбе, скачал все его записи и прочитал все книги о его жизни, но и совершенно обязательно посмотрел документальный фильм "Glenn Gould: The Russian Journey / Гленн Гульд: путешествие в Россию" Иосифа Фейгинберга. Этот документальный фильм без преувеличения можно назвать культовым для всех, кто любит Гульда. Это рассказ о сенсационной поездке Гульда в Москву и Ленинград в 1957 году. Поездке, которая не только стала невероятно важной для самого Гульда, для музыкальной карьеры этого великого канадца, но и оказала совершенно необыкновенное влияние на целое поколение советских музыкантов и любителей музыки.

В фильме показаны редкие кадры советской и канадской кинохроники; интервью с людьми, которым посчастливилось побывать на этих выступлениях Гульда в 1957 году; воспоминания выдающихся музыкантов об этом событии.

Ирэна Орлова — специально для "Этажей" — встретилась в Торонто с режиссёром и сценаристом Иосифом Фейгинбергом и взяла у него интервью. Предлагаем это интервью нашим читателям.

 

Урок. Я увлеченно рассказываю ученице о разных способах играть Баха. На уроке присутствует ее мама, держит на коленях маленького брата. И вдруг я слышу: «Мама! Что такое Гульд?», и ответ: «Не знаю, дорогой, кажется это в переводе с русского значит «волшебство». Вот с таким предчувствием, что должно случиться чудо, я и поехала в Канаду, в Торонто. И оно случилось!  В гостях у моих друзей я за столом оказалась рядом с господином, который, узнав, что я музыкант, представился — Иосиф Фейгинберг. Он оказался создателем фильма, который я очень хорошо знала: «Glenn Gould: The Russian Journey / Гленн Гульд: путешествие в Россию». Конечно, я попросила его дать мне интервью для журнала «Этажи», и вот оно перед вами. Всю историю, начиная с биографии Иосифа, иммигранта из России, и кончая созданием этого фильма можно тоже назвать чудом. Но, судите сами.

 

Иосиф, вы по специальности инженер?

 

По первой специальности. Преподаватель по термодинамике. 10 лет  преподавал термодинамику во Львовском Политехническом институте. Но, занимаясь термодинамикой, я практически еще со школьных лет занимался театром. И уже во Львовском Политехническом Институте я начал сначала со-режиссировать, а потом, когда обстоятельства изменились, я возглавил студенческий театральный коллектив, который был одним из наиболее интересных в городе и не только в городе, мы, участвовали в общесоюзных театральных фестивалях... Если вы помните эти студенческие театральное движение "Студия наш дом", "Челябинский театральный манекен", вот мы были частью всей этой истории. А параллельно я уже на 1-м и 2-м курсе начал заниматься в студии Виктюка, неофициальной театральной студии, т.е. не такой студии, которая давала какой-нибудь диплом.

 

То есть вы — физико-лирик по всем параметрам...

 

Да, я физико-лирик по всем параметрам. Я закончил институт с красным дипломом, начал писать диссертацию, но душа была в театре. Каждый день я бежал на репетицию, участвовал в постановке спектаклей.

 

А потом вы эмигрировали в Канаду, в Торонто?

 

Да, приехал в Канаду с двумя чемоданами и со 100 долларами в кармане. В общем, надо было как-то строить жизнь, поэтому я пошел работать инженером, хотя, наверно, я мог как-то перестроиться и вернуться к театру. Кино в то время еще не фигурировало. Познакомился совершенно случайно во время театрального фестиваля с канадским режиссером Ричардом Нисочимом, он был польского происхождения, учеником и последователем Гратовского. Ричард руководил очень интересным экспериментальным театром. Мы как-то сразу нашли с ним общий язык и взаимопонимание. Ричард пригласил меня в качестве ассистента на спектакле "Фауст", а потом предложил поставить спектакль самостоятельно. Была организована студия при театре, я там вел на протяжении нескольких месяцев занятия, а потом образовался коллектив и первой постановкой был спектакль по повести Генриха Бёля "Поезд следует точно по расписанию", которую я сам инсценировал...

 

Пока мы говорим о театре. О музыке тогда вы не задумывались?

 

Ирэна Орлова и Иосиф Фейгинберг во время интервью

Да. Тогда я мечтал о театре. Нам удалось получить небольшой грант, а мой сценарий был одобрен лично Бёлем. Спектакль прошел успешно, после этого образовалась театральная студия под моим руководством. С этим коллективом я проработал несколько лет, оставаясь инженером в Ontario Hydro. Так продолжалось, пока я не понял, что экспериментальный альтернативный театр интересный мне, финансово выжить не может. Я решил, что я покончу со всем этим делом и займусь своей инженерной карьерой, которая достаточно успешно развивалась, и буду жить спокойно. Но вся моя спокойная жизнь продолжалась год или два пока не появились первые видео камеры. Я купил такую камеру, снял какой-то домашний фильм, убедился в том, что это совершенно другая форма, другой вид искусства, чем театр...

 

В каком году это было?

 

Ну, грубо говоря, 85-й, 86-й.

 

Гульда уже 5 лет не было на свете.

 

Гульда уже не было. Ну вот после всего этого я решил, что надо получить образование. И в возрасте 40 лет пошел учиться в Ryerson University на факультет "Film Studies". 4 года я проучился по вечерам и получил второе образование.

 

И тут мы подходим прямо к тому, что я хочу узнать. Почему Гульд? Гульд не актер, вы не музыкант...

 

Цепь совпадений, которая привела в конце концов к тому, к чему должна была привести. Когда я закончил обучение, я, естественно, пытался сделать художественный фильм. Оказалось, что это практически невозможно.

 

Художественный игровой фильм?

 

Да. Были какие-то сценарии, были какие-то наметки, но это было практически нереально. Речь шла о больших деньгах, в Канаде художественные фильмы делаются в весьма ограниченном масштабе, ограниченном количестве, и я понял, что нет, не получится. И в этот момент судьба меня свела с замечательным канадским режиссером-документалистом Лэрри Вайнстином, который в это время работал над фильмом о Шостаковиче. И я попадаю к нему, когда уже фильм отснят и находится в начальной стадии сборки чернового варианта, мы беседуем и он говорит: "Почему бы тебе не быть консультантом на этом фильме?" Там было очень много российского материала, и мое участие оказалось полезным.

 

Значит, вы действительно знаете и понимаете музыку? Или вам пришлось узнать?

 

Нет-нет, мне не пришлось узнать, я всегда интересовался музыкой, я даже когда-то начинал учиться в музыкальной школе, но из этого ничего не вышло, хотя у меня был вроде бы и слух, и какие-то данные. Мои родители хотели, чтобы я играл на скрипке. Скрипача из меня не вышло, но музыкой я интересовался, у меня была коллекция пластинок, у меня было много друзей, которые любили и понимали классическую музыку.

 

Значит, Лэрри Байнстин предложил вам быть консультантом, потому что вы были из России, а он был канадец?

 

Да, канадец. Умный, интересный, тоже, кстати без музыкального образования, работавший в компании, которая делала фильмы о музыке, о композиторах, балете. Это меня очень вдохновило.  Здесь было все: музыка, социальные аспекты жизни, политика. Я до сих пор, когда встречаюсь с Лэрри говорю ему, что я из-за него попал во всю эту историю, что он меня всем этим заразил.

 

Ну хорошо. Как-то вы достали деньги, я даже не спрашиваю — как, потому что...

 

С деньгами, на самом деле, было очень интересно. Когда у меня появилась идея создания фильма о Гульде, я начал смотреть — что есть, чего нет и, зная о его поездке в Советский Союз, я вдруг обнаружил, что в основных биографических материалах о Гульде, в его биографиях, есть параграф, два параграфа о поездке в Россию. Т.е. я почувствовал, что есть этот пробел, ниша и надо как-то попробовать это использовать и превратить в кино.

 

Кто писал сценарий?

 

Я писал сценарий. На самом деле все делал я один. Кроме того, будучи еще малоопытным продюсером (я до этого сделал достаточно низкобюджетный фильм о международном театре в Оттаве, но он был тоже для CBC, — это большая, серьезная программа по фильмам об исполнительском искусстве), я не знал всех административных и прочих ходов. Я обратился к канадским продюсерам, которые уже много лет были в бизнесе и вместе с ними мы пошли на CBC. Приближалось 70-летие Гульда, приближалось 50-летие его поездки в Россию и, я не знаю, к удивлению или не к удивлению, я ведь был практически никто и звать никак в этой области, у нас не было проблем. Потому что обычно сбор денег на документальный фильм — это хождение по мукам. А здесь CBC сразу согласилось нам дать деньги, потом добавил телевизионный фонд и т.д., короче говоря, большой серьезный бюджет, который был нужен для этого фильма, был собран мгновенно. Это было очень хорошим началом.

 

Кто-то помогал вам находить консультантов, вы же не могли сами знать всех людей, которые так или иначе были свидетелями или участниками этого события?

 

На самом деле, в основном, один человек. Когда я начал работать над сценарием, я пытался найти людей, которые были на концертах Гленна Гульда в России. Вас, к сожалению, не знал. Знал Вадима Бытенского, знал Яшу Милкиса, который был концертмейстером в оркестре Ленинградской Филармонии у Мравинского.  Я понял, что надо будет ехать в Россию. Я знал, что Виктюк был на концерте. Лэрри посоветовал мне встретиться с человеком, который был у него в Москве production mаnаger и помогал ему делать фильм о Шостаковиче, а этот человек, Володя, он был внутри музыкального круга московского и ленинградского. Он знал всех. Он сразу дал мне огромный список людей, которые были на концертах. Вот Тропп, например, на концерте не был, а его жена —Татьяна Зелихман, была. Тропп был одним из больших энтузиастов и популяризаторов Гульда в России. Таким образом, возник большой список людей, с которыми я списался заранее, с кем-то связался Володя. Еще мне хотелось, чтобы это были не только музыканты, поэтому я встретился с  Вознесенским, с Кончаловским, Виктюком и другими. 

Мне хотелось многообразных и многосторонних мнений людей, которые так или иначе были связаны с этим событием.

 

После того как я, четырнадцатилетней девочкой услышала Гульда на том самом концерте, где на первом отделении было 12 человек, а на втором — "яблоку негде было упасть", вся моя жизнь изменилась. И мне хочется вас спросить: как фильм изменил лично вашу жизнь? Я не говорю о том, что, сняв этот фильм, вы стали очень известным человеком. Меня интересует, изменил ли этот фильм что-то в вашей душе, в вашем внутреннем мире?

 

Конечно! Я начал гораздо серьезнее относиться к классической музыке в целом. Это стало частью моей жизни. Для меня открылся малоизвестный мне мир и произошло некоторое проникновение в этот мир. И, благодаря тому, что я, практически прослушал все, что было записано Гульдом у меня как бы изменилось мироощущение, которое существует до сих пор.

 

А когда вы начинали работу над фильмом, какая духовная цель у вас была?

 

Я не знаю, можно ли это назвать духовной целью, просто этот фильм как бы связал две части моей жизни, потому что была жизнь там, началась жизнь здесь, а Гульд и его поездка в Россию, я не знаю, можно ли это назвать связью времен, но я вернулся в то время, я пережил заново то, что пережил еще совсем молодым человеком, но уже с другой стороны, вот получился такой взгляд с двух сторон и, наверное поэтому, как сказал Лэрри, у меня было больше оснований делать этот фильм, чем у кого-либо.

 

Иосиф, большое вам спасибо за эту беседу. Желаю вам больших успехов и новых идей. 

 

Беседовала Ирэна Орлова,

Торонто, апрель 2017

 

Иосиф Фейгинберг (Yosif Feyginberg) — кинорежиссер с международной репутацией, автор многочисленных документальных фильмов: "Ломаный английский", "Восходящая звезда", "Гленн Гульд: Путешествие в Россию", "Две музы Гийома Коте", " Прокофьев — неоконченный дневник, "Маэстро и Мастер" и многих других. Его фильмы прошли в кинозалах на телеэкранах и фестивалях многих стран мира. Иосиф работал в составе жюри Торонтского международного фестиваля "Hot Docs", был членом жюри Московского Международного кинофестиваля (программа "Перспективы"). У него много престижных международных наград. Среди них: главный приз Монреальского фестиваля фильмов по искусству за фильм о Гленне Гульде, приз "Чешский Хрусталь" фестиваля "Золотая Прага" за фильм о Прокофьеве. Фильм "Две музы Гийома Коте" получил награду Канадской Академии кино и телевидения Gemini Awards за лучшую исполнительскую работу, а сам Иосиф Фейгинберг был номинирован за лучшую режиссуру. Иосиф — член Канадского Союза писателей.

 

Ирэна Орлова родилась в 1942 г. С 15-ти лет по сегодняшний день преподаватель фортепиано. В 1980г. эмигрировала в Израиль, где, продолжая преподавать, работала в психиатрической больнице "Эзрат Нашим" музыкальным терапевтом. В 1983 г. вышла замуж за выдающегося музыковеда Генриха Орлова и в 1985 г. переехала с ним в США, город Вашингтон, где живет и работает в музыкальной школе в настоящее время. 

 

06.07.20174395
  • 12
Комментарии
Booking.com
помогиЭ Т А Ж А М в этом месяце собрано средств 500.00

Журнал «ЭТАЖИ»

лауреат в номинации

ИНТЕРНЕТ-СМИ

журнал Этажи лауреат в номинации интернет-СМИ
На развитие литературно-художественного журнала "ЭТАЖИ"
руб.

Перевод проекту "ЭТАЖИ"

Уже в продаже ЭТАЖИ №4 (12) декабрь 2018




Сувенирная лавка футболки от Жозефины Тауровны
Сувенирная лавка Календари от Жозефины Тауровны
Наверх

Ваше сообщение успешно отправлено, мы ответим Вам в ближайшее время. Спасибо!

Обратная связь

Файл не выбран
Отправить

Регистрация прошла успешно, теперь Вы можете авторизоваться на сайте, используя свой Логин и Пароль.

Регистрация на сайте

Зарегистрироваться

Авторизация

Неверный e-mail или пароль

Авторизоваться