литературно-художественный журнал «ЭТАЖИ»

etazhi.red@yandex.ru

04.10.20152 341
Автор: Павел Грушко Категория: Поэзия

Время мысли

 1975-2015

(опыт самоанализа)

 

 

 

 

                   

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Портрет отца. Фото Кирилла Грушко.

 

 

В удобном кресле и в дороге,

в толпе или в лесной глуши, —

о, внутренние монологи,

слепые доводы души!..

 

1. В удобном кресле и в дороге...

 

У каждого есть область одиночества,

в котором ты без имени и отчества,

где время мысли — чистый возраст твой.

При внешнем тяготении к публичности

никто не утаит улику личности —

отсутствующий взгляд полуживой.

 

В пространство это, у границ которого

ты оставляешь все издержки норова,

все льготы, кроме льготы не солгать,

ты входишь, как в убежище надёжное,

где удаётся нечто невозможное —

всё, что подумал, тут же излагать.

 

Поскольку в зоне этой нет опасности,

что откровенье, преданное гласности,

воспримется не так, как ты хотел, —

ты, не боясь случайного увечья,

обсудишь здраво все противоречия

души и тела, замыслов и дел.

 

Обычно тут же делаешь открытие,

что ты на белом свете не событие —

что быть ещё не означает стать,

а жизнь, скорей всего, тем совершеннее,

чем меньше в ней пустого мельтешения,

и лучше не метаться, а мечтать.

 

Но тут нахлынет то, что ты в поспешности,

как паутину, смахивал со внешности —

небрежность мненья, скользкое словцо,

которым душу ты задел безвинную,

и то, что посчитал ты паутиною,

морщиной тронуло твоё лицо.

 

А там пойдёт живее, и окажется,

что есть в твоей душе иная сажица,

и седина твоя растёт на ней:

ведь есть такое, с чем тебе беседовать

всю жизнь, а, как известно, исповедовать

самих себя — повеситься верней.

 

Ты не дойдёшь до этой неприличности:

ведь конфискация отдельной личности

самою личностью — тягчайший грех,

и ты найдёшь по ходу разбирательства

смягчающие душу обстоятельства

для долгой жизни с пользою для всех.

 

 

2. В толпе или в лесной глуши...

 

Такого рода самоочищение

намного действенней и совершеннее,

чем внешние воздействия на стыд:

из общих бань с горластыми нудистами

не все, отнюдь не все выходят чистыми,

каким бы ни был чисто внешний вид.

 

А здесь погибнет каждая бактерия

от суесловия до суеверия:

здесь действует, как бактериофаг,

спасающая всё и вся ирония,

которую среда потусторонняя

использует не часто и не так.

 

И всё же, это область неутешности,

поскольку даже малые погрешности

твоей житейской тяжбы предстают

в жестоком свете внутреннего зрения

как гибельные знаки изнурения,

что создаёт душевный неуют.

 

То, что казалось счастьем незаслуженным —

быть минералом самообнаруженным,

единственным из мыслеродных тел,

вдруг обернулось завистью к безглазому

костру времён, к пространственному разуму

и к вечной речи светоносных стрел!

 

3. О, внутренние монологи!..

 

(Не гасни, одиночество, — чистилище

души моей, бесшумное вместилище

моих обличий в бытность хмурых руд,

беспамятной воды, распространения

безличностных личинок, в пору трения

брюхатых рыб и крокодильих груд!

 

Сопоставляй распад деревьев с ропотом

руин, стрекозий пепел с трезвым опытом

печей, чьи пасти — разумом корми,

лечи, целебная энциклопедия,

хоть кроху дай от хрупкого наследия,

творимого травою и людьми!

 

Считай, что я всего лишь вспышка ранняя —

примат людского самовозгорания,

и от того, как выгорит со мной,

мой люд неслыханных вольгот сподобится,

и смертью будет не междоусобица,

а совестливость ветхости земной!)

 

 

4. Слепые доводы души...

 

Так, смутными познаньями ворочая

внутри неведомого средоточия

догадок, смыслов, страхов и идей,

кося глазами и губами делая,

как некая субстанция безтелая,

ты возвращаешься в среду людей.

 

Обычно в эту пору возвращения

ты словно хочешь попросить прощения,

как будто за собой недосмотрел,

бросаясь в крайность противоположную,

считаешь бегство в вольницу подкожную

поступком мерзостным, как самострел.

 

Но убеждаешься по неким признакам,

что ты не осуждён за связи с призраком,

и даже голову на отсеченье дашь,

что все мы вхожи в область одиночества,

в котором мы без имени и отчества,

а время мысли — чистый возраст наш.

 

 

Павел Грушко — автор четырёх поэтических сборников: «Заброшенный сад» (1999), «Обнять кролика» (2003), «Между Я и Явью» (2007) и «Свобода слов» (2011). В переводе на испанский его сборники опубликованы в Испании, в Мексике и в Перу. Награждён Золотой медалью Альберико Сала (по жанру поэзии) на литературном конкурсе в Италии (Безана-Брианца, 1994 г.).

Он автор пьес и либретто, собранных в антологии «Театр в стихах» (Москва. АСТ-Астрель. 2008). Одна из них — "Звезда и Смерть Хоакина Мурьеты" (по мотивам драматической кантаты П. Неруды) выдержала около 1200 представлений в московском театре "Ленком", стала кинофильмом и аудио-альбомом.

Павел Грушко — испанист по образованию — переводчик классической и современной литератур Испании и стран Латинской Америки, Португалии и Бразилии, Англии и США. Он один из учредителей и вице-президент Ассоциации испанистов России. Член Союза писателей Москвы с 1965 года.

Автор арт-концепции "Trans/формы" (теория и практика художественного перевода как метод перевоплощения в разных жанрах искусства).

04.10.20152 341
  • 4
Комментарии
Booking.com

Ольга Смагаринская

Соломон Волков: «Пушкин — наше всё, но я бы не хотел быть его соседом»

Ольга Смагаринская

Михаил Богин: «Я попал под горячую руку холодной войны»

Виктор Есипов

Майя

Борис Фабрикант

Валентина Полухина: «Я, конечно, была влюблена в Бродского»

Павел Матвеев

Анатолий Кузнецов: судьба перебежчика

Ирэна Орлова

Полина Осетинская: «Я долго воспитывала свою аудиторию»

Наталья Рапопорт

Это только чума

Павел Матвеев

Хроника агонии

Павел Матвеев

Смерть Блока

Ирэна Орлова

Сегодня мы должны играть, как кошка мяукает — мяу, мяу...

Ирина Терра

«Делай так, чтобы было красиво». Интервью с Татьяной Вольтской

Марина Владимова

Я помню своего отца Георгия Владимова

Владимир Эфроимсон

Из воспоминаний об Арсении Тарковском

Павел Матвеев

Приближаясь к «Ардису»

Александра Николаенко

Исчезновения

Владимир Захаров

В тишине

Владимир Гуга

«Скоропостижка». Интервью с писателем и судмедэкспертом

Наталья Рапопорт

Юлий Даниэль: «Вспоминайте меня…»

Владимир Резник

Ракетчик Пешкин

Людмила Безрукова

Шпионские игры с Исааком Шварцем

Booking.com
Уже в продаже ЭТАЖИ №2 (26) июнь 2022




Влад Васюхин Муза
Алёна Рычкова-Закаблуковская Вопреки беде
Этажи «Этажи» в магазине «Даль»
Елена Кушнерова Главное — это возможность самого себя удивлять
Ирина Терра От главного редактора к выпуску журнала «Этажи» №2 (26) июнь 2022
Наталья Рапопорт Тайная история советской цензуры
Игорь Джерри Курас Камертон
Дмитрий Макаров Затонувший город
Людмила Штерн Зинка из Фонарных бань
Татьяна Разумовская Совсем другая книга
Анна Агнич Зеркальная планета
Коллектив авторов «Я был всевозможный писатель…»
Марат Баскин Китайский хлеб
Дмитрий Петров ЦДЛ и окрестности. Времена и нравы
Мариям Кабашилова Просто украли слово
Ирина Терра От главного редактора к выпуску журнала «Этажи» №1 (25) март 2022
Этажи Вручение премии журнала «Этажи» за 2021 год. Чеховский культурный центр
Ежи Брошкевич (1922-1993) Малый спиритический сеанс
Нина Дунаева Формула человека
Дмитрий Сеземан (1922-2010) Болшевская дача
Наверх

Ваше сообщение успешно отправлено, мы ответим Вам в ближайшее время. Спасибо!

Обратная связь

Файл не выбран
Отправить

Регистрация прошла успешно, теперь Вы можете авторизоваться на сайте, используя свой Логин и Пароль.

Регистрация на сайте

Зарегистрироваться

Авторизация

Неверный e-mail или пароль

Авторизоваться