литературно-художественный журнал «ЭТАЖИ»

etazhi.red@yandex.ru

14.04.20163 611
Автор: Михаил Рабинович Категория: Поэзия

И совпало время с местом

***

Вода становится теплей,

мороз узор по речке тянет,

два месяца: ещеапрель –

один, другой – ужеоктябрь

перетекают как песок,

пересекают параллели,

соединяют явь и сон,

ещеоктябрь – с ужеапрелем.

 

***

Поздний вечер, дело к лету,

тени тянутся от света

фонаря с луной в петлице,

и, почти что незнакомый,

человек один – другому

на скучающую птицу

показал улыбкой, жестом, –

и совпало время с местом:

миг и век, луна с дыханьем –

общим – дышат эти люди,

расставания не будет,

или это – расставанье

дня и ночи, лето, осень,

не петля, а круг, то оземь

бьется взгляд, то в небе тает,

люди связаны судьбою,

и ворона их обоих

– делать нечего – считает.

 

***

Звездный космос, невесом, опьяняет светом реку,

и нетрезвый рыба-сом изучает человеков –

их ли удочки страшны, дудочки играют их ли?..

Запахи большой луны в речке маленькой затихли.

Рыболову сом не рад – вечно думает о деле –

хлеб принес и шоколад, а неправильно разделит.

Музыкант – и слух и ум радует, воображаем.

Сон приходит к этим двум, и во сне сома так жаль им.

Сом читает эти сны, верит каждому в них слову.

Небу звездочки тесны, музыканту, рыболову...

 

***

И женщина с янтарным мотыльком

на медленно дрожащем пальце тонком,

таким горячим, в воздухе таком

холодном, говорящая о том как

все было, и собака, свою тень

растягивающая до предела,

и тот, кто б отпустил ее, но лень

и страшно, если б тень та улетела,

и мальчик, подошедший вдруг к окну

другого дома, времени иного,

и мотылек - все смотрят на Луну,

которая за облаками снова.

 

***

По сильно выгнутой кривой

летит и скачет мяч футбольный,

его ударил головой

вратарь – тепeрь стоит, довольный.

А мяч летит себе вперед,

превозмогая силы тренья,

и тихо песенку поeт

сопрано на скамейке тренер:

какие сбоку облака,

какие страны, где границы…

Кому неясно что пока,

неясность эта сохранится:

по сильно выгнутой кривой

футбольный мяч летит и скачет,

хорош удар был головой,

но этo ничего не значит.

 

***

Можно кошке отдать приказание “Фас",

можно крикнуть: “Кругом и налево” –

все равно она как королева

невнимательно смотрит на вас.

А ведь день удивительный: в каждом кусте

безымянные скачут герои,

и коровы в полях про надои

говорят – что они уж не те,

и поэту поэт скажет правду навзрыд:

“Я – не Пушкин, и ты – не Херасков”,

мазохист к мазохисту так ласков,

что у них ничего не болит.

Часть природы, что занята желтым листом,

и другая – где люди в трамвае –

сочетаются рифмой едва ли,

но, быть может, сочтутся потом,

нет, не славой – пусть вся президентская рать

с королевскою конницей вместе

крикнет “Фас” кошке – лучше поесть ей,

а потом, как и рати, поспать.

Этот день удивительный чуден, но быстр –

все уснут: мазохист и корова,

и не Пушкин – но все ж мастер слова,

и в трамвай залетевший вдруг лист.

 

***

Не любит запаха духов он,

но, ожиданием довольный,

идет знакомый Петухова

к приятельнице Ольги Львовны.

Он книги отложил и ноты, –

а марки в кляссере как волны –

прогнал кота, ушел с работы

к приятельнице Ольги Львовны.

Она компот из свежих яблок,

вареники, стихотворенье –

все приготовила, ведь ярок

друг Петухова, без сомненья.

А Ольга Львовна в ритме танца

зевает, вся в платке пуховом:

хоть в жизни им пришлось метаться –

но – разминулись с Петуховым.

 

***

Нескончаемым лыком в бесконечность веков

как овец вяжет Быков знатоков и волков,

и читателям-зубрам больно может помочь –

и начнет: "С добрым утром", а оглянется – ночь,

он в Израиле – шумен, будто Старший Катон,

держит лошадь как в Думе, и Калигула – он,

он везде и повсюду, он сейчас и потом,

не приправою к блюду – Моисеем в пальто

подойдет к изголовью в среднерусской избе,

и взаимной любовью отвечает себе,

он во многом еврей, но и Прилепина друг,

он философ-затейник, повелитель он мук,

дескать, счастья не будет, Пастернак – не дурак,

как Прилепин на блюде, да и Бродскому как

врежет словом печатным, свяжет лыком в строку,

"Смысла нет – ну и ладно", – прокричит на бегу.

 

***

то не лошадь копытами в поле

оставляет следы как слова

машинист это женщина что ли

из окошка ее голова

тем видна кто идет по платформе

кто остался те скоро уйдут

и сосед в пенсионной реформе

безутешно находит уют

он так жив что уснул над журналом

с фотографией в профиль коня

и великим народным хуралом

память вновь удивляет меня

и на рельсах покоя и боли

вспоминаю забыв все сперва

машинист это женщина что ли

и в окошкe ее голова

в жизни счастье как гвоздь без подковы

но бывает искусен сюжет

я читаю поэта цветкова

молча скачет угрюмый сосед.

 

 

Михаил Рабинович родился и вырос в Ленинграде. Рабинович - это псевдоним, но настоящая фамилия тоже Рабинович. Четверть века назад его рассказы стали публиковаться на страницах юмора, а вскоре - и на других страницах печатных изданий нескольких стран. Есть публикации и в толстых журналах, есть и переведенные на английский язык, есть и книга  "Далеко от меня", вышедшая в Нью-Йорке. После сорока начал писать стихи, которые можно прочитать в альманахах, журналах и в сборнике "В свете неясных событий", изданном в Одессе. Широко представлен в Интернете. Участвовал в передачах американских русскоязычных радиостанций и "Эха Москвы".

 

Фотограф - Анна Голицына

14.04.20163 611
  • 6
Комментарии
Booking.com

Ольга Смагаринская

Соломон Волков: «Пушкин — наше всё, но я бы не хотел быть его соседом»

Ольга Смагаринская

Михаил Богин: «Я попал под горячую руку холодной войны»

Виктор Есипов

Майя

Борис Фабрикант

Валентина Полухина: «Я, конечно, была влюблена в Бродского»

Павел Матвеев

Анатолий Кузнецов: судьба перебежчика

Ирэна Орлова

Полина Осетинская: «Я долго воспитывала свою аудиторию»

Наталья Рапопорт

Это только чума

Павел Матвеев

Смерть Блока

Павел Матвеев

Хроника агонии

Ирэна Орлова

Сегодня мы должны играть, как кошка мяукает — мяу, мяу...

Ирина Терра

«Делай так, чтобы было красиво». Интервью с Татьяной Вольтской

Марина Владимова

Я помню своего отца Георгия Владимова

Владимир Эфроимсон

Из воспоминаний об Арсении Тарковском

Павел Матвеев

Приближаясь к «Ардису»

Александра Николаенко

Исчезновения

Наталья Рапопорт

Юлий Даниэль: «Вспоминайте меня…»

Владимир Захаров

В тишине

Владимир Гуга

«Скоропостижка». Интервью с писателем и судмедэкспертом

Владимир Резник

Ракетчик Пешкин

Людмила Безрукова

Шпионские игры с Исааком Шварцем

Booking.com
Уже в продаже ЭТАЖИ №2 (26) июнь 2022




Влад Васюхин Муза
Алёна Рычкова-Закаблуковская Вопреки беде
Этажи «Этажи» в магазине «Даль»
Елена Кушнерова Главное — это возможность самого себя удивлять
Ирина Терра От главного редактора к выпуску журнала «Этажи» №2 (26) июнь 2022
Наталья Рапопорт Тайная история советской цензуры
Игорь Джерри Курас Камертон
Дмитрий Макаров Затонувший город
Людмила Штерн Зинка из Фонарных бань
Татьяна Разумовская Совсем другая книга
Анна Агнич Зеркальная планета
Коллектив авторов «Я был всевозможный писатель…»
Марат Баскин Китайский хлеб
Дмитрий Петров ЦДЛ и окрестности. Времена и нравы
Мариям Кабашилова Просто украли слово
Ирина Терра От главного редактора к выпуску журнала «Этажи» №1 (25) март 2022
Этажи Вручение премии журнала «Этажи» за 2021 год. Чеховский культурный центр
Ежи Брошкевич (1922-1993) Малый спиритический сеанс
Нина Дунаева Формула человека
Дмитрий Сеземан (1922-2010) Болшевская дача
Наверх

Ваше сообщение успешно отправлено, мы ответим Вам в ближайшее время. Спасибо!

Обратная связь

Файл не выбран
Отправить

Регистрация прошла успешно, теперь Вы можете авторизоваться на сайте, используя свой Логин и Пароль.

Регистрация на сайте

Зарегистрироваться

Авторизация

Неверный e-mail или пароль

Авторизоваться