литературно-художественный журнал «ЭТАЖИ»

etazhi.red@yandex.ru

09.05.20161 823
Автор: Коллектив Категория: Поэзия

Потому что война

потому что война

Алексею Королеву

 

Потому что война, и цена нашей жизни – копейки,

Подороже бобов, но дешевле, чем мясо индейки,

Нашей смерти цена – так и вовсе дешевле перловки,

Я умру в коридоре, а не повезёт – так в кладовке.

 

В коридоре светло и сквозняк, и, пожалуй, почище,

А в кладовке темно, и от химии разной вонища,

Мне б из труб коридорных – да в норы нездешних тонелей,

Чем в кладовке царапать в агонии пластик панелей.

 

Я умру в коридоре, неважно, сейчас или скоро,

Потому что война – это темная часть коридора,

Потому что солдатам обещаны райские кущи:

Нежный запах тюльпанов и свет, как от яблонь цветущих.

                                 

                              Михаэль Шерб

                                      

 

*  *  * 

Метель на Университетской

Холеной набережной, лед,

Автобус, паренек простецкий

С двумя подружками, народ

 

В наушниках. Намокшим мелом

Дворец прочерчен. Ты со мной?

Ты здесь? Безжизненное тело

Реки накрыто простыней.

 

В глазах у города мерцанье,

Ладонь, прижатая ко лбу –

Как будто санки с мертвецами

Проскальзывают сквозь толпу,

 

Как будто произносишь: «Город» -

И тень ложится под стеной,

А эхо отвечает: «Голод»,

И снова тихо. Ты со мной?

 

Парады, кабаки, цыганки,

Расстрелы, балерины, спесь.

Вот если бы не эти санки.

Метро, окраина. Ты здесь?

 

Торговый центр, пивная, пьянка

В парадняке. Подъем. Отбой.

Ты здесь? И точно ли твой ангел

Присматривает за тобой?

 

                  Татьяна Вольтская

              

 

***

для воинов была война

войны уж нет

вместо нее теперь стена

былых побед

и воины под той стеной

лежат не счесть

накрыты времени волной

хвала и честь

они не зная не грустят

что знаем мы

что не пришли они назад

тогда с войны

 

            Зиновий Антонов

              

 

День Победы

 

Она до сих пор приметлива и глазаста.
Никто и не скажет, что ей пару лет как за сто,
когда она варит борщ и торчит на грядке.
И ей до сих пор хотелось бы жить побольше:
в порядке ее избёнка в районе Орши,
и сердце в порядке.

Девятое мая в нём красных знамён оттенки
и, рдея звездою, висит календарь на стенке,
и буквы на нём победно горят: «Са святам!».
А в старом шкафу в прихожей лежит альбом:
в альбоме отец, который канул в тридцать восьмом,
и муж, который канул в тридцать девятом.

Над дряхлою сковородкой колдуют руки,
вот-вот же приедут сын, невестка и внуки,
по давней традиции в точности к двум, к обеду.
Хвала небесам за непрерыванье рода.
И ежели пить за что-то в сто два-то года,
то лишь за Победу.

Как прежде, вселенских истин творя законы,
висят над старинной печкою две иконы,
без коих мир обездвижен и аномален.
А праздник идёт, оставаясь под сердцем дрожью...
Скосив глаза,
улыбаясь,
смотрит на Матерь Божью
товарищ Сталин.

 

                     Александр Габриэль              

 

 

***

эники беники ели вареники

состряпали втихарца да наглотались свинца

в брюхе тяжесть как врага бить прикажешь

под кустом тенёк мимо червь ползёт

сестрицы-мокрицы подайте напиться

в горле жар будто сотня жал

не спи солдатик серый волк схватит

мама мама разбуди меня рано

побегу в поле кто меня вспомнит

спросят где ванёк скажи весь истёк

лежит бревном не в коня корм

ни учить уму ни послать на войну

ступайте с богом ищите другого

как уйдут  с о в с е м

я и выйду

цел

 

тут и сказке

конец

 

                 Андрей Мартынов

                    

 

Мальчики

 

Нежные девочки, чем вам навеяло,
что же вы плачете, ах.
Верные мальчики — пальчики веером —
в землю сошли на понтах.
Милые мальчики с крепкими нервами,
каждый боец и герой,
много успели вы с семьдесят первого
по девяносто второй?
Спутали с белыми чёрные клавиши,
с греческой визой погост.
Как вам сегодня стоится на кладбище
в полный базальтовый рост?
С чётками, верными «бэхами», пушками,
крупной голдой в перевив,
в поле берёзками, в рощах церквушками 
Спаса-на-юной-Крови,
где грустной девочке в платьице шёлковом
с тёмной иконы над ней
к тайнам причастный ребёнок нашёптывал
о беспощадном огне.

 

                            Алексей Григорьев

                     

 

***

Говорят, войны не будет,

но когда-нибудь потом,

а сейчас — чужие люди

с автоматами кругом —

называются врагом.

 

Наступили, обступили,

взяли штурмом, отошли...

Мало чести, много пыли,

стойкий запах анаши

плюс отсутствие души.

 

Занавешиваю окна,

выключаю белый свет,

в мою комнату волокна

не затащат интернет.

Нет меня, повсюду нет.

 

Нет меня и всё в порядке:

песни, пляски, летний зной.

Я теперь играю в прятки

с этой (как её?) войной

не играющей со мной.

 

                  Дмитрий Артис

 

 

МАМА В ПОЕЗДЕ


Мама в поезде, в темном окне.
Вечер.
Над суетою перрона
В липком сумраке видится мне
Озаренная свечкой икона.
Мама смотрит, смертельно устав,
Среди шума и гула, и смеха.
Вот уже шелохнулся состав,
Прокатилось железное эхо.
Мама в поезде. Смотрит в окно.
Только свет. Ни улыбки, ни слова.
И я чувствую - не суждено
Нам когда-нибудь встретиться снова.
Вот уже надо мной поплыла,
Сердце тронув тупою иглою,
Заоконная твердая мгла,
И лицо замуровано мглою.
И такая вселенская грусть,
Ощущение близости храма.
Я не плачу, я только молюсь.
В темном поезде светится мама.

 

                  Рудольф Ольшевский

                      

 

* * *

 

В Тбилиси, под Сухим мостом —

поймали Гитлера с хвостом,
его глаза горели,
как будто акварели.

 

Тогда накрапывал, незряч,

послевоенный дождик,
я был — диктатор и палач,

а Гитлер — был художник.

 

                 Александр Кабанов

                

 

Кладбищенская элегия

 

Как при входе в Новодевичье

Повстречались два кота, –

Словно в песнях Макаревича, –

Хуета и маета.

 

Чтоб помериться силёнками

Повстречались те коты,

Где качают головёнками

Над могилами цветы.

 

Осень светлая, воздушная,

Как во сне или в мечтах,

Словно вера простодушная

В мир, стоящий на котах.

 

У последней тихой пристани,

Друг за другом в аккурат,

Либералы с коммунистами

Меж дворянами лежат.

 

Кто голубенький, кто аленький –

Всё равно – среди могил

Тихо вылез карлик маленький

И часы остановил.

 

Скоро снег повалит хлопьями;

Но пока ещё – легки –

Меж крестами и надгробьями

Доцветают ноготки.

 

                     Максим Жуков

                    

 

СЛАВА ГЕРОЯМ

 

четыре канадца спасли мир от генетической катастрофы

один армянин изобрёл новый вид ракетного топлива

и лекарство от рака

один русский пожертвовал собой

отключил реактор и спас международную космическую станцию

один англичанин отдал свою печень раненной журналистке

вернувшейся после переворота в Калифорнии

один татарин во время этнического конфликта

в Юго-Восточной Азии спас 240 малайских младенцев

одна француженка умерла за свободу Фобоса в застенках Деймоса

один картадианин

должен был атаковать землю на корабле с нейтринным приводом

но

увидев синюю планету

он развернул корабль в сторону солнца

 

жизнь есть любовь

люди бессмертны

и слава

слава героям

 

                     Федор Сваровский

             

 

***

Это время потом назовут довоенным —

будут слушать наши глупые песни,

смотреть наши пошлые сериалы

и думать, пожимая плечами: какого хрена?

чего же им всем не хватало?

 

А потом и сами напишут свои, ещё более глупые песенки,

сами снимут свои, ещё более пошлые и тупые ситкомы,

но тоже исчезнут в каком-нибудь новом кровавом месиве,

в каком-нибудь новом Армагеддоне.

 

Всё никак не заснуть: то песни поют,

то протяжная взвоет сирена,

то кровавое что-то мерцает. Он вглядывается, смотрит

сквозь небо устало

и думает: ну какого же хрена?

чего же мне не хватало?

 

                 Игорь Джерри Курас

 

09.05.20161 823
  • 5
Комментарии
Booking.com

Ольга Смагаринская

Соломон Волков: «Пушкин — наше всё, но я бы не хотел быть его соседом»

Ольга Смагаринская

Михаил Богин: «Я попал под горячую руку холодной войны»

Виктор Есипов

Майя

Борис Фабрикант

Валентина Полухина: «Я, конечно, была влюблена в Бродского»

Павел Матвеев

Анатолий Кузнецов: судьба перебежчика

Ирэна Орлова

Полина Осетинская: «Я долго воспитывала свою аудиторию»

Наталья Рапопорт

Это только чума

Павел Матвеев

Смерть Блока

Павел Матвеев

Хроника агонии

Ирэна Орлова

Сегодня мы должны играть, как кошка мяукает — мяу, мяу...

Ирина Терра

«Делай так, чтобы было красиво». Интервью с Татьяной Вольтской

Марина Владимова

Я помню своего отца Георгия Владимова

Владимир Эфроимсон

Из воспоминаний об Арсении Тарковском

Павел Матвеев

Приближаясь к «Ардису»

Александра Николаенко

Исчезновения

Наталья Рапопорт

Юлий Даниэль: «Вспоминайте меня…»

Владимир Захаров

В тишине

Владимир Гуга

«Скоропостижка». Интервью с писателем и судмедэкспертом

Владимир Резник

Ракетчик Пешкин

Людмила Безрукова

Шпионские игры с Исааком Шварцем

Booking.com
Уже в продаже ЭТАЖИ №2 (26) июнь 2022




Влад Васюхин Муза
Алёна Рычкова-Закаблуковская Вопреки беде
Этажи «Этажи» в магазине «Даль»
Елена Кушнерова Главное — это возможность самого себя удивлять
Ирина Терра От главного редактора к выпуску журнала «Этажи» №2 (26) июнь 2022
Наталья Рапопорт Тайная история советской цензуры
Игорь Джерри Курас Камертон
Дмитрий Макаров Затонувший город
Людмила Штерн Зинка из Фонарных бань
Татьяна Разумовская Совсем другая книга
Анна Агнич Зеркальная планета
Коллектив авторов «Я был всевозможный писатель…»
Марат Баскин Китайский хлеб
Дмитрий Петров ЦДЛ и окрестности. Времена и нравы
Мариям Кабашилова Просто украли слово
Ирина Терра От главного редактора к выпуску журнала «Этажи» №1 (25) март 2022
Этажи Вручение премии журнала «Этажи» за 2021 год. Чеховский культурный центр
Ежи Брошкевич (1922-1993) Малый спиритический сеанс
Нина Дунаева Формула человека
Дмитрий Сеземан (1922-2010) Болшевская дача
Наверх

Ваше сообщение успешно отправлено, мы ответим Вам в ближайшее время. Спасибо!

Обратная связь

Файл не выбран
Отправить

Регистрация прошла успешно, теперь Вы можете авторизоваться на сайте, используя свой Логин и Пароль.

Регистрация на сайте

Зарегистрироваться

Авторизация

Неверный e-mail или пароль

Авторизоваться