литературно-художественный журнал «ЭТАЖИ»

etazhi.red@yandex.ru

20.06.20163 300
Автор: Александр Спарбер Категория: Поэзия

Улитка и курица

Улитка и курица

 

              Александру Крупинину

В детстве я знал улитку по имени Дарья Ивановна –
тихая и скромная, она никому не желала зла.
Когда ее трогали пальцами, она забиралась в раковину.
Но в основном ползла.

А еще я знал белую курицу по имени Марианна Плевако –
та всё бегала и кудахтала – взволнованно и смешно,  
она была домашняя и послушная, как собака – 
гребешок давала гладить и клевала из рук зерно.

Мы ее клали на спину, а вокруг рисовали мелом
(или даже карандашом) небольшой кружок –
и тогда она окончательно бледнела,
и всё никак не могла выйти за несуществующий порог. 

А Дарья Ивановна тем временем добралась до подоконника
и по кирпичной кладке перебиралась в сад –
и всё так незаметненько, так скромно и тихоненько…
Но уже тогда было ясно, что она не придёт назад. 

Мы выпускали Плевако, и она, радуясь вместе со всеми, 
благодарная, кудахтала: кто не с нами – тот глуп! Тот глуп!
И вот так она в основном проводила время.
Последний раз я её видел, когда кушал суп. 

А Дарья Ивановна всё ползла и ползла упрямо,
По осени, правда, она надевала пальто.
Последний раз её видели на западном склоне горы Фудзияма.
А больше не видел никто.

 

О драконах

 

Не спеша, кропотливо и неуклонно,
для себя (человеку ведь нужен друг)
я выращиваю маленького дракона
и кормлю его ненавистью из рук.

Он растёт. А вчера (вот она – награда 
за моё терпение!), 
горяча, 
загорелась во рту у него лампада,
– нет, скорее крохотная свеча.

Это только начало. Не ради славы – ради правды
                        – превратившаяся в огнемёт –
та свеча 
                          всех неправедных и лукавых
покарает:               
              дотла их!  
                            дотла сожжёт.

А потом, а потом…

В полуяви сонной
иногда мне кажется: пять минут –
и чужие маленькие драконы,
улыбаясь, по душу мою придут.

 

Санскрит

 

Здесь хорошо. На бульваре, имею в виду.

«Я еду в Непал, в Катманду» – откуда это?

Лето. 
Я иду. 

Маленькие собачки бегают. Пахнет цветами. 
Большие встречаются тоже. 

«Ленивые, как знамя». 

По большому счету у меня ничего не болит.

Я изучаю санскрит.

Не работает левое верхнее веко.

Мне сказал один знакомый аптекарь:
Изучать языки полезно. От маразма.

Так и сплю с приоткрытым левым глазом.

«Память» на санскрите – «смрити» (или «смрти»?).

Надо идти. 

Все стены квартиры – в бумажках.

Я пришпиливаю их к обоям, как бабочек.

Когда сквозняк, они шелестят крыльями и пытаются взлететь. 
Иногда им это удается.

Солнце.

Смерть.

Вчера (кажется) приходил этот… специалист по болезням.

«Мудрость» на санскрите – «бодхи».   

Надо попробовать сочинять стихи 
Говорят, это тоже полезно.

Ещё хорош здоровый (где его взять?) сон.

– «Скажите мне что-нибудь, что-нибудь скажите»
Я сказал ему парочку слов на санскрите. 
Он был удивлён.

«Путь» на санскрите – «пУти».

Куси-муси-пуси. 
(Так говорила мать). 
Мама.
Хочется спать.

Деменция – когда теряешь смрити. Это я помню.

Здесь хорошо мне.
Собачки бегают. Летают бабочки. Как в раю.

Я стою.

Пахнут цветы. Их посадили, кажется, в прошлом году.

Я иду.

 

 

Джинн

 

Давно сижу. Давно. Уже старик. 
Бутылка, море – здесь свои законы.
Все в руце божьей – в смысле, Посейдона.
Да, я роптал сперва. Потом привык. 

И то сказать – на что мне этот мир
с его свободой? Что я делать буду? 
Когда акулы там кишат повсюду
да скаты электрические… бырр...

Здесь, из окна – и так отличный вид.
Мне хорошо. Я повторяю снова:
мне хо-ро-шо. И я убью любого,
любого, кто меня освободит.

 

Кошкотерапия

 

Нет, это лучше всяких процедур:
Достаточно прилечь хоть на немножко –
Ко мне на грудь запрыгивает кошка
И начинает свой мурмурмурмур

Так я лечусь уже с десяток лет
Вот только кошка что-то заболела
И опухоль её сжирает тело
И нет лекарства, и надежды нет.

Но все равно, но кошка и такая
На грудь мою упорно заползает
И перед сном, и даже поутру

Хоть это ей теперь совсем не просто –
На грудь мою, как на последний остров –
И начинает: мрумрумрумрумру…

 

О тишине

 

Тишины не бывает. В упругой среде
(ничего не попишешь – наука!),
то есть в воздухе или, допустим, в воде –
завсегда есть опора для звука.

Новорожденный звук, как бы ни был он мал –
впереди, по бокам, за спиною –
упадет ли листок, пролетит ли комар –
настигает, доходит волною.

И когда оглоушит тебя тишина –
не ищи объяснений нервозных –
это физика, братец. Причина одна:
воздух кончился. Кончился воздух.

 

Ни о чём

 

Сам на диване, а ноги – на табурет.
Птички поют  за окном, наконец, весна.
Вроде и ждал, только радости что-то нет. 
Впрочем, как и печали. Махнуть бы на
Гвадалквивир какой-нибудь, мать его,
Баб-эль-мандебский пролив, да хотя б в Непал,
в Катманду… нет, не хочется ничего.
Нервы ни к черту. Наверное, я устал.
Давеча вот на сыне сорвался, за
очередную пару. Растёт балбес.
Снова соседи ругались. Была гроза –
первая в этом году. И Христос воскрес. 

 

 

Александр Спарбер. Родился, вырос и состарился в Москве. По образованию – инженер-математик. В 90-е годы – автор и соведущий передачи о поэзии "Белый лист" на радио России. Автор книги стихов "Трава-вода". Есть некоторые публикации в некоторых бумажных и сетевых изданиях. В настоящее время работает в Московском метрополитене. 

20.06.20163 300
  • 3
Комментарии
Booking.com

Ольга Смагаринская

Соломон Волков: «Пушкин — наше всё, но я бы не хотел быть его соседом»

Ольга Смагаринская

Михаил Богин: «Я попал под горячую руку холодной войны»

Виктор Есипов

Майя

Борис Фабрикант

Валентина Полухина: «Я, конечно, была влюблена в Бродского»

Павел Матвеев

Анатолий Кузнецов: судьба перебежчика

Ирэна Орлова

Полина Осетинская: «Я долго воспитывала свою аудиторию»

Наталья Рапопорт

Это только чума

Павел Матвеев

Смерть Блока

Павел Матвеев

Хроника агонии

Ирэна Орлова

Сегодня мы должны играть, как кошка мяукает — мяу, мяу...

Ирина Терра

«Делай так, чтобы было красиво». Интервью с Татьяной Вольтской

Марина Владимова

Я помню своего отца Георгия Владимова

Владимир Эфроимсон

Из воспоминаний об Арсении Тарковском

Павел Матвеев

Приближаясь к «Ардису»

Александра Николаенко

Исчезновения

Наталья Рапопорт

Юлий Даниэль: «Вспоминайте меня…»

Владимир Захаров

В тишине

Владимир Гуга

«Скоропостижка». Интервью с писателем и судмедэкспертом

Владимир Резник

Ракетчик Пешкин

Людмила Безрукова

Шпионские игры с Исааком Шварцем

Booking.com
Уже в продаже ЭТАЖИ №2 (26) июнь 2022




Влад Васюхин Муза
Алёна Рычкова-Закаблуковская Вопреки беде
Этажи «Этажи» в магазине «Даль»
Елена Кушнерова Главное — это возможность самого себя удивлять
Ирина Терра От главного редактора к выпуску журнала «Этажи» №2 (26) июнь 2022
Наталья Рапопорт Тайная история советской цензуры
Игорь Джерри Курас Камертон
Дмитрий Макаров Затонувший город
Людмила Штерн Зинка из Фонарных бань
Татьяна Разумовская Совсем другая книга
Анна Агнич Зеркальная планета
Коллектив авторов «Я был всевозможный писатель…»
Марат Баскин Китайский хлеб
Дмитрий Петров ЦДЛ и окрестности. Времена и нравы
Мариям Кабашилова Просто украли слово
Ирина Терра От главного редактора к выпуску журнала «Этажи» №1 (25) март 2022
Этажи Вручение премии журнала «Этажи» за 2021 год. Чеховский культурный центр
Ежи Брошкевич (1922-1993) Малый спиритический сеанс
Нина Дунаева Формула человека
Дмитрий Сеземан (1922-2010) Болшевская дача
Наверх

Ваше сообщение успешно отправлено, мы ответим Вам в ближайшее время. Спасибо!

Обратная связь

Файл не выбран
Отправить

Регистрация прошла успешно, теперь Вы можете авторизоваться на сайте, используя свой Логин и Пароль.

Регистрация на сайте

Зарегистрироваться

Авторизация

Неверный e-mail или пароль

Авторизоваться