литературно-художественный журнал «ЭТАЖИ»

etazhi.red@yandex.ru

07.12.20161644
Автор: Мария Дубиковская Категория: Поэзия

Разноголосица

Разноголосица

 

Как хорошо нырять в слова, не зная броду,
Минуты не переводя на переводы,
И, стрекозвучия ловя чужих наречий,
Общаться, не переходя на человечий. 

Не потревожь, не расколдуй – молчи и слушай,  
Звездой раскинься и дрейфуй среди излучин,
Покуда музыку не вздыбят смыслов глыбы – 
Мы не рабы – рабы не мы – мы рыбы, рыбы.

Разнопевуч, разногремуч дельфиний  гомон.
Мы не одно и то же – слава Вавилону! – 
Как разноцветны свисты, клёкоты, курлыки,
Как разнолики – то есть как равноязыки!

Закрой глаза, плыви-рояль в звучащей чаще,
Не понимай, не разделяй слова на части,
Ведь чем чуднее молоточки бьют по жилам,
Тем больше верится, что мы – непостижимы.

 

Аскорбиновое лето

 

Ты моё лекарство от аскез –
Чистый лист да детская кроватка… –
Тает у меня на языке
Поцелуев лёгкая облатка.
 
От тревог,  сомнений и утрат,
Ревности и верности русальей
Щедрые на чудо доктора
Вовремя тебя мне прописали.
 
Пить от скорби терпкий порошок
Страсти аскорбиновой – нелепо,
Только до чего же хорошо
Продлевать  в объятьях это лето,
 
Где под  полукружием луны
Мы, забыв о болях и недугах,
Нежности целительной полны,
Принимаем полностью друг друга.

 

Поплавок

 

Любимый мой, мне страшно от того,
Что до сих пор науке неизвестно,
Какая сила тянет поплавок
Моей судьбы, прилаженный на леску,

Какая рыба делает дугу
Вокруг моей оси тысячекратно,
И кто маячит там, на берегу,
Всегда готовый выхватить обратно?

Любимый мой, еще поговори
Со мной о том, чего всегда боялась –
Тук-тук, скрип-скрип, вокруг голимый ритм –
Неужто нам мелодий не осталось?

Неужто нет? Какие кандалы
Удерживают музыки текучесть,
И вместо парусов – куда ж нам плыть? –
Смирения безрадостная участь.

Любимый мой, мой самый страшный страх –
Меж рыбой и ловцом, посередине
Большой реки, открыть глаза с утра,
Дрожа на бесконечной пуповине,

И чувствовать – посажены на нить,
Мы только чьей-то удочки частицы.
И ничего не можем изменить.
И никогда не сможем измениться.

 

Неуют

 

Неуют у меня, неуют,
Неумыты по дому снуют,
Непричёсы галдят в голове,
Да шорьки распырялись в наве.
Неуют одолел, окаян,                                   
Неосиленных дел окиян – 
Недоструганность строк и полен,                             
Недоглаженность рук и колен.                                 
Не потьма, не зима, не тюрьма – 
Только твердь, круговерть, кутерьма,
Что ни близь, то немедленно врозь,
Что ни кривь, то решительно вкось.
Неуют у меня, неуклад,
Непричёмы  в сторонке жужжат,
И нельзя прислониться плечом – 
Ни к чему, ни о чём, нипочём. 

 

Нежность, не уходи…

 

Нежность, не уходи.
В сумерки не спеши.
Вот она я, гляди – 
Локон еще пушист,
Слева еще дрожит
Бабочка-парашют.
Вот она я, держи!
Не отпускай, прошу…
Мне без тебя никак –
Высохший кокон пуст,
Лучше дождя рука
Хлещет наотмашь пусть
Зелень упругих трав,
Чтобы родили сто
Новых цветков с утра – 
Скидывай плащ, постой!
Брось подбирать ключи
К выходу из груди!
Снова молчишь, молчишь…
Нежность, не уходи.

 

Трамвай

 

Опять с размаху рухнул в снег
Бедняга Цельсий.
А я трамвай, мне дела нет,
Я пру по рельсам!

Моторов пых, колодок визг,
Машины встали.
А я кидаю брызги искр
На швы из стали.

Внутри узорно и свежо – 
Мороз, хоть тресни!
А я лечу дурным стрижом – 
Вперед и с песней!

За пассажиром пассажир
Идут потоком.
И, рты сердечками сложив,
Мне греют окна.

Чего в конце полета жду – 
Вопрос отдельный!
За небо рожками держусь – 
И параллельно!

Сквозь ледяное молоко
Гарцую гордо,
И рады бабушка с внучком
Трамвайной морде.

Стоят машины, чуть дыша – 
Заиндевели.
И машет сверху, мельтеша,
Метла метели.

А мне тепло лететь, звеня,
Ведь к пункту «лето»
Ты едешь в сердце у меня, 
Не взяв билета.

 

 

Вверх и влево

 

Сентябрь был горазд на сантименты.

Котябрь когтист и рыж. Ноябрь – грёбан.

А до зимы остались сантиметры,

Последний груздь, забитый в крышку блога –     

И снегом нас как следует огреют, 

И хиханьки надолго обломают,

И мы с тобой вконец задекабреем,

И будем декабреть почти до мая.

Пора заткнуть простуженные глотки,

Пора начать флешмоб размером с Гоби –

Надеть под джинсы тёплые колготки,

Достать чернил, задуматься о боге…

Ну-ну, не так уж плохо всё, поверь мне!

Есть пороха и ягоды запасы,

Мы будем весь январь варить глинтвейны,

Мы будем весь февраль мечтать о Пасхе.

А если не поможет даже это –

Взбунтуемся, воспрянем вверх и влево,

И выберем другого президента,

А заодно раджу и королеву,

А заодно державу поюжнее,

Где мы с размаху в море кинем кости -

И станем жить, июня и юнея,

Не подбирая рифмы к слову «осень».

 

 

Я совсем не готова к зиме…

 

Я совсем не готова к зиме.

Золотое вино не допето.

Не проложены тропы измен

Жарко-рыжему с пепельно-светлым.

 

Не уложены строки в строфу,

Недопито кино поцелуев.

Хоровод сарафанов в шкафу

Укоризненно пахнет июлем.

 

Я еще не хочу замечать

Удивленья заснеженных ягод.

Голова октября горяча,

И покров замечательно мягок.

 

Но искрится и тает звезда

На ресницах, накрашенных густо…

Стрекозиные крылышки льда

Под ногами ломаются с хрустом.

 

 

Из ненаписанных писем

1

...

А я не могу решить, глубоко ли в тебя впадать.

То ли по щиколотку – нервы пощекотать,

то ли по пояс, отрезав пути назад,

то ли с разбегу внутрь – и открыть глаза,

так что потом не захочется вылезать:

холодно, ветрено, хлопотно всё, что За.

Всё не могу решить – относиться к тебе легко?

(раз на воде обжегшись, дую на молоко),

или собою душно тебя укутать,

нежность с боков подоткнуть, щупальцами опутать,

солнце в грудине тугою косой сплести,

прыгающим кузнечиком сжать в горсти?

И не отдать, и не сглазить, не отпустить.

...

2

...

А знаешь, чем ближе к встрече, тем меньше драмы.

Меньше волнуют лишние килограммы,

реже дурацкие рожи делают «бу»,

даже вороны заткнулись орать про судьбу.

Веришь-не веришь – мне нравится, как я пуста.

Повыгоняла бабочек из живота.

(О тараканах молчу – их кучней и гуще).

Кофе порастворимее, чтоб не гадать по гуще.

Низкий каблук по льду, а не руль и трасса.

Серое вместо алого – и прекрасно,

выдох и вдох вместо приступа нервного смеха…

Знаешь, а это, оказывается, так просто:

взять и приехать.

...

3

...

И когда я летела, теряла кожи:

лягушачью, змеиную и родную,

подлетала к очередному дну и

отпускала очередного боже.

И когда я – мягким – по иглам выси –

Обдирая крылья о грозы, горы –

Обрывались перья, чешуйки, листья,

Растворялись робость, обида, горечь.

А потом я упала, и было больно,

и разбилась насмерть в осколков тыщу,

и лежала голой в твоей ладони,

и кричала, чистая, вновь родившись.

...

4

...

И пока не придумала нас по новой,

и пока не могу, не хочу ещё

нарушать сияние звуком, словом,

и смеяться пока не могу насчёт –

языком проверю, как губы гладки

и почувствую в бёдрах движений память,

поплыву по теченью, раскинув лапки – 

пахнуть сладким, цвести, розоветь сосками,

и согрею радостью пальцы сосен,

и потянет в синее солнца якорь,

и оставлю себе золотое «после»,

чтоб красиво внутри и снаружи – ярко.

...

 

Верблюд

 

Пока горчит сухой речитатив

Чужих молитв надеждами на чудо,

Я сплю, свою колючесть заключив

В колючесть одеяла из верблюда.

И точно в час ночной рассады рос,

Прервав мои мечты об идеале,

Встает верблюд во весь верблюжий рост,

Во весь узор на рыжем одеяле.

И под чертополошиной-луной,

Начертанной у выхода наружу,

Колени преклоняет предо мной

И руку предлагает мне верблюжью.

И вдоль пустыни простыни вдвоем

Мы с ним идём, земли не чтя покатость,

И он хоронит в горбике своем

Моих речей невысказанный пафос.

По терниям нечаянных цитат,

Остроконечных тем не избегая,

Мы ходим с ним под пение цикад

От края нашей плоскости до края.

И дружески сочувствует верблюд

На ушко мне – черствы, однако, люди…

Я слёз в твое плечо давно не лью:

Лечу печали ночью на верблюде.

 

 

Мария Дубиковская (Новосибирск). Филолог, поэт, автор и исполнитель песен. Член редакционного совета культурного центра "Дом Цветаевой" в Новосибирске. Лауреат национальной литературной премии "Золотое перо Руси" в номинации "Детская поэзия". Победитель Турнира поэтов Международного литературного фестиваля им. Волошина. Автор сборника юмористических стихотворений "Оччень женское".

 

07.12.20161644
  • 3
Комментарии
Booking.com
помогиЭ Т А Ж А М в этом месяце собрано средств 500.00

Журнал «ЭТАЖИ»

лауреат в номинации

ИНТЕРНЕТ-СМИ

журнал Этажи лауреат в номинации интернет-СМИ
На развитие литературно-художественного журнала "ЭТАЖИ"
руб.

Перевод проекту "ЭТАЖИ"

Уже в продаже ЭТАЖИ №1 (13) март 2019




Сувенирная лавка футболки от Жозефины Тауровны
Сувенирная лавка Календари от Жозефины Тауровны
Наверх

Ваше сообщение успешно отправлено, мы ответим Вам в ближайшее время. Спасибо!

Обратная связь

Файл не выбран
Отправить

Регистрация прошла успешно, теперь Вы можете авторизоваться на сайте, используя свой Логин и Пароль.

Регистрация на сайте

Зарегистрироваться

Авторизация

Неверный e-mail или пароль

Авторизоваться