литературно-художественный журнал «ЭТАЖИ»

etazhi.red@yandex.ru

27.02.20172 482
Автор: Игорь Казаков Категория: Поэзия

в Немало-Яицком автономном округе

в Немало-Яицком автономном округе

оленеводы живут с открытыми окнами,

потому что, случись такая оказия,

комар в окно все равно не пролазит,

стесняется

ночи здесь удивительно теплые

немальцы спят на снегу с оленьими тёлками

шкуры рыхлят костяными тяпками

и на рогах как гамаки их растягивают

мягко так

 

случается, день не на шутку затягивается

немальцы латают пимы да малицы

чумы ломают да делают сызнова, де

не затеряться в окружающей их среде,

в которой

сидят немальцы со своими немалками

мошку гоняют немалыми палками,

глядят, как мальцы их, немало-яицкие

на бегу за ягель цепляются

маются

 

выходя до ветру, не забудь о хорее,

потому что олешек почти звереет,

а перед тем, как выкопать ямку,

гони его трехэтажным ямбом

все равно вернется

 

главком по китам у них — юнга Дудочкин,

бывалоча — свистнешь, а он уже туточки,

и, что характерно, мужик ни разу

китов не возил меньше двух баркасов,

полных

навалит их, значит, на берег горкой,

коты сбегаются, ныряют в ворвани,

и то сказать, — здесь коты такушшие,

что двух китов в одиночку кушают,

радуются

 

северное сияние перетекает в летнее

солнцестояние, и время движется петлями,

белые медведи к весне становятся бледными,

карибу прирастают оводами, слепнями

толстыми

сплетнями прирастают талые пустоши,

камнями, стлаником, гусями, судорожно

впитывая в себя вертолеты

шпаро, геологов, водку паленую

злющую

 

до Карибов далёко, как карибу до разума

а разум отказывает, если глазу

зацепиться не за что, кроме мхов да осок

да болот между сопок, где твой голосок

одинокий

передает разве варганчика дребезжание,

где тундра в травах натужно рожает

человека, и все подвиды его,

на южном берегу Северного Ледовитого

океана

 

Снова лето к тебе подойдет

 

Позабудь про блаженный уют.

Комары кахетинское пьют

из тебя, и с тобою пьянеют.

Да и сам ты, подобно Энею,

на печальное море глядишь,

и печальная треплется лента

на плече загорелого лета,

и в кармане твоем — гладь да тишь.

 

Зацелованный волнами пес

тебе верную службу принес

на зеленом подносе залива,

подошел, мокрый нос, как малину,

на ладони твои положил

и глазами спросил — Уезжаешь?

И тоска словно море большая...

— Понимаешь, дружок — это жизнь.

 

Защекоченный травами кот

тебе вечную верность несет

и к ногам опускает. А верность

поутру себя чувствует скверно

и не дышит. А ты эту мышь

на ладони положишь, подуешь,

обругаешь кота-обалдуя,

и обоих, живучих — простишь.

 

Снова лето к тебе подойдет,

улыбнется собака, и кот

как умеет, тебя пожалеет.

И волна на бегу ошалеет —

это — лета отчетливый вздох.

Бьется тонкая жилка в ключице,

если что-то теперь и случится —

ты уже ни к чему не готов.

 

Юркий зимородок синий

 

Юркий зимородок синий

осторожной острогой

протыкающий корзину

частых веток над рекой

 

Красный зимородок храбрый

достающий из воды

растопыренные жабры

и колючие хвосты

 

Переплеск лазурных крылий

алой грудки пустячок

ты — тревожный красно-синий

проблесковый маячок

 

Ты комочек аметиста

в Посейдоновой браде

 

с тонкой рыбкой серебристой

на серебряном шесте

 

Наблюдающий сторожко

мирозданья тишину

над текучею дорожкой

убегающих минут

 

Сам себе богоугодный

смертоносной острогой

из вселенской непогоды

добывающий огонь

 

эта женщина

          «...вселенная - место глухое»

                                       Б.Пастернак

 

эта женщина, девочка, фея бумажной трухи,

что слагает стихи, невпопад свои прелести тратя,

и ложится под утро, устав от больной чепухи,

на кисельных полях тридевятой заветной тетради

 

занимается утро,  скисает молочная взвесь

обливных облаков, под неспешного грома рулады,

и пребудет с тобою отныне, вовеки и днесь

изумительно-синее, в тонких прожилках прохлады

 

на плите заворчит молоко и затеет побег

обернется в цвета побежалости флюгер на спице —

это пятит привычную ношу старик-скарабей

и сажает на мокрую кочку — слегка охладиться

 

эх, калина-малина, лучок, сельдерей, пастернак, —

это  стрелы в спине, это — слёзы вселенной в лопатках

сорок строчек гороха — и лилии — по сторонам,

точно — лист из последней, еще не закрытой тетрадки

 

не похожая голосом на площадных горемык, —

то ли звезды в листве, то ли шепот в ответ — она слышит —

на затейливых скатах упрямым горохом гремит

скарабеева терема пирамидальная крыша

 

эта женщина... в листьях травы, и в траве языка

обитавшая долго, — под вечер, с холодной досадой

понимает внезапно: пернатую рифму искать —

что горох под периной, — ей некогда — да и не надо

 

Гражданское

 

Каштаны листья сбросили.
Бредет себе один
по осени, по осени
свободный гражданин.

Не венчана — не брошена,
спешит себе одна
красивая, хорошая
гражданская жена.

Светло и по-есенински,
среди родных осин,
в больничке алексеевской
грустит гражданский сын.

Над ними, 
в небе, крашенном
под сталинский ампир,
тепло и по-домашнему
царит гражданский мир.

 

Казаков Игорь Михайлович. 1954 г.р. Окончил ф-т вычислительной математики и кибернетики МГУ им. М.В.Ломоносова в 1977 году.

Участвовал в  поэтическом семинаре Кирилла Ковальджи при журнале «Юность». Публикации: литературный журнал "Окна", Ганновер, 2010, литературный альманах «Белый ворон», Екатеринбург — Нью-Йорк, 2013. Финалист программы «Вечерние стихи» (совместный проект Портала городских новостей «Вечерняя Москва» и литературного портала stihi.ru), сезон-2014.

 

27.02.20172 482
  • 5
Комментарии
Booking.com

Ольга Смагаринская

Соломон Волков: «Пушкин — наше всё, но я бы не хотел быть его соседом»

Ольга Смагаринская

Михаил Богин: «Я попал под горячую руку холодной войны»

Виктор Есипов

Майя

Борис Фабрикант

Валентина Полухина: «Я, конечно, была влюблена в Бродского»

Павел Матвеев

Анатолий Кузнецов: судьба перебежчика

Ирэна Орлова

Полина Осетинская: «Я долго воспитывала свою аудиторию»

Наталья Рапопорт

Это только чума

Павел Матвеев

Хроника агонии

Павел Матвеев

Смерть Блока

Ирэна Орлова

Сегодня мы должны играть, как кошка мяукает — мяу, мяу...

Ирина Терра

«Делай так, чтобы было красиво». Интервью с Татьяной Вольтской

Марина Владимова

Я помню своего отца Георгия Владимова

Владимир Эфроимсон

Из воспоминаний об Арсении Тарковском

Павел Матвеев

Приближаясь к «Ардису»

Александра Николаенко

Исчезновения

Владимир Захаров

В тишине

Владимир Гуга

«Скоропостижка». Интервью с писателем и судмедэкспертом

Наталья Рапопорт

Юлий Даниэль: «Вспоминайте меня…»

Владимир Резник

Ракетчик Пешкин

Людмила Безрукова

Шпионские игры с Исааком Шварцем

Booking.com
Уже в продаже ЭТАЖИ №2 (26) июнь 2022




Влад Васюхин Муза
Алёна Рычкова-Закаблуковская Вопреки беде
Этажи «Этажи» в магазине «Даль»
Елена Кушнерова Главное — это возможность самого себя удивлять
Ирина Терра От главного редактора к выпуску журнала «Этажи» №2 (26) июнь 2022
Наталья Рапопорт Тайная история советской цензуры
Игорь Джерри Курас Камертон
Дмитрий Макаров Затонувший город
Людмила Штерн Зинка из Фонарных бань
Татьяна Разумовская Совсем другая книга
Анна Агнич Зеркальная планета
Коллектив авторов «Я был всевозможный писатель…»
Марат Баскин Китайский хлеб
Дмитрий Петров ЦДЛ и окрестности. Времена и нравы
Мариям Кабашилова Просто украли слово
Ирина Терра От главного редактора к выпуску журнала «Этажи» №1 (25) март 2022
Этажи Вручение премии журнала «Этажи» за 2021 год. Чеховский культурный центр
Ежи Брошкевич (1922-1993) Малый спиритический сеанс
Нина Дунаева Формула человека
Дмитрий Сеземан (1922-2010) Болшевская дача
Наверх

Ваше сообщение успешно отправлено, мы ответим Вам в ближайшее время. Спасибо!

Обратная связь

Файл не выбран
Отправить

Регистрация прошла успешно, теперь Вы можете авторизоваться на сайте, используя свой Логин и Пароль.

Регистрация на сайте

Зарегистрироваться

Авторизация

Неверный e-mail или пароль

Авторизоваться