литературно-художественный журнал «ЭТАЖИ»

etazhi.red@yandex.ru

21.09.20155419
Автор: Вера Кузьмина Категория: Поэзия

По любви, по жалости, по дури

 

Возвращение. Ненадолго

 

А рванули, Рай, за старую церковь -
Поваляемся в пахучей полыни?
Знаю, выросла, но все-таки Верка,
И глаза все те же - серое в синем.

Облака над нами - белая вата,
То, большое - как пузатая панда...
Знаешь, бабка говорила: когда-то
Здесь тюремщики хлебали баланду.

Здесь? А в церкви - ты не слышала, Райка?
Их гоняли по Вороньже работать,
А потом давали черную пайку,
Вертухаил старый дедушко Зотов.

Твой папашка не дает алиментов,
У пивной все ошивается бочки,
А у матери у Божией ленты
Как у Майки, у завмаговой дочки.

Райка, бабка говорила, что ходит
Бог невидимо по улицам нашим.
Подсказал бы, что помрешь через годик -
Заплатил бы, может, пьяный папаша.

Райка, в церкви, говорят, Бога нету -
Там цемент, горбыль, щелястые доски,
И четыре или пять вагонеток,
А святых-то забелили известкой.

Не известка - так залезть, поглядеть-ко,
Говорят, святые были - как мы же,
Ну не все, а третья часть - малолетки,
Кто в огне и на кресте-то не выжил.

Хорошо лежать в полыни и кашке,
Да пора мне уходить из июля.
Ты смотри, не перепачкай рубашку,
Божья Матерь заругает - грязнуля.

Мне ведь, Райка, сороковник - хренею,
А тебе осталось ровно двенадцать.
Мы обнимемся по-детски - за шею,
Я приду еще...пора расставаться...

Полетела? Ну, счастливой дороги.
Я стою, и перехвачено горло.
Ты спроси там, Рай, у Господа Бога:
Можно сделать, чтобы дети не мерли?

 

 

По рукам

 

Не врите - не ходила по рукам.
А если так - какое ваше дело?
Сосед Витюха, пьяница и хам,
Меня качал смешно и неумело,
И лапой, мокрой после огурца,
Казал козу и гладил: баба будет.
А бабка материлась у крыльца:
Положь дитё, обсосок ты иудин.

Не врите - не ходила по рукам.
Хоть были руки. Были. Обнимали.
Я знала звуки рая - не райка,
Чужой, такой понятной мне печали:
"Азохен вей" и "Шема-Исроэль".
...в отцы годился. Что ж, кидайте камень.
Кидайте, ну! Подглядывайте в щель,
Как щён дворовый плакал под руками.

Не врите - не ходила по рукам,
Хотя давала. По рукам давала:
В кафешках, возле пьяного ларька,
В прокуренной чугунности вокзала.
И руки мне давали: закурить,
Пирог с картошкой, валенки - зима же...
Я их любила: около корыт,
Станков, кастрюль - в земле, муке и саже.

Не отрекусь. Не брошу. Не отдам
За все ключи от грёбаного рая.
Не врёте. Я ходила по рукам.
И буду продолжать, пока живая.

 

 

По любви, по жалости, по дури

 

В старом доме возле полустанка -
Грядки, пень, ворона на трубе -
Тощая усатая цыганка
Мне расскажет о моей судьбе.

Не соврёт: ведь я с еёшным Шурой
Втихаря курила в гараже.
Он теперь в колонии в Кунгуре,
Третий срок доматыват уже.

Эх, судьба: по краешку, по бровке,
Выше ворот, "Примою" дымя...
Травы в рост и общие столовки,
И постель, согретая тремя:
По любви, по жалости, по дури...
Не жалею - это слабакам.
 "Сара, как там Шурка-то в Кунгуре?"
 "Говорят, отпустят к сорока,
А его рожденье, Верка, в мае,
Значит, десять месяцев ещё..."

Солнце за окошком поднимает
Над дорогой правое плечо,
Над дорогой, над судьбой корявой,
Над страной, огромной, как судьба,
Где смешались правый и неправый,
Храмы, тюрьмы, лодки и гроба.
Где, какие б ни справляла даты,
И какой бы ни дурманил хмель -
Зэкам, работягам и солдатам
Вечно греть мне душу и постель...

 

 

Дым

 

В Старом Каменске топят печи,
Дым летит в Таборы, в Сысерть.
Утверждают, что время лечит:
Врут, наверное - только смерть.

Отпустила, иди. Но все же
Веки щиплет каленый дым:
Где-то бродит в тумане ёжик,
Тот, который не стал моим,

Потому что мое - не сроки,
А морошковые срока,
Черный ворон да две сороки,
Да в чекушке на полглотка.

Непростым да негладким - вечно
Вместо туфель носить пимы...
В Старом Каменске топят печи,
Над Россией стоят дымы -

Над Россией, в которой ёжик,
Лисы, лошади, воронье...
Боль на дым из трубы похожа:
Никуда не девать ее.

 

 

Случайно

 

Кому - в тиши домашнего мирка
Дремать и наводить на кухне глянец,
А мне - случайной бабой у ларька
Листать вагоны, дождики и пьяниц.

Случайно греть картошку на плите,
Шуршать ночной сатиновой рубашкой,
Пойти на скрип калитки в темноте -
Закрыть забыли после полторашки,

Вернуться, вынуть старое пальто:
Накинь, мужик, продует от порога,
И слушать, как выкладывают то,
О чем не говорят жене и Богу.

Послушают со мной пушистый Кысь
И календарь на стенке - Брюс Уиллис...
 ...а утром так случайно разойтись,
Как будто - никуда не расходились...

 

Родилась в Каменске-Уральском сорок лет назад. Живет там же. Работает участковым фельдшером. Стихи пишет около пяти лет.

21.09.20155419
  • 19
Комментарии
Booking.com
помогиЭ Т А Ж А М в этом месяце собрано средств 500.00

Журнал «ЭТАЖИ»

лауреат в номинации

ИНТЕРНЕТ-СМИ

журнал Этажи лауреат в номинации интернет-СМИ
На развитие литературно-художественного журнала "ЭТАЖИ"
руб.

Перевод проекту "ЭТАЖИ"

Уже в продаже ЭТАЖИ №1 (13) март 2019




Сувенирная лавка футболки от Жозефины Тауровны
Сувенирная лавка Календари от Жозефины Тауровны
Наверх

Ваше сообщение успешно отправлено, мы ответим Вам в ближайшее время. Спасибо!

Обратная связь

Файл не выбран
Отправить

Регистрация прошла успешно, теперь Вы можете авторизоваться на сайте, используя свой Логин и Пароль.

Регистрация на сайте

Зарегистрироваться

Авторизация

Неверный e-mail или пароль

Авторизоваться