литературно-художественный журнал «ЭТАЖИ»

etazhi.red@yandex.ru

21.11.20165 495
Автор: Анна Аркатова Категория: Проза

Пани Зося

Художник Мария Буранова

Нашу соседку звали Софья. Бабушка звала её пани Зося. Потому что Софья своё имя произносила Зоффя, и потому что бабушка смотрела «Кабачок 13 стульев», и там была пани Зося. Софья была полькой и она была пожилая. Ей было восемьдесят лет, или семьдесят, а может быть шестьдесят. Я была девочкой и всё, что шло после сорока называла старостью. У Софьи была такая узкая ручка, как будто на ней не было большого пальца. Бабушка говорила, что это порода. Софья носила серый плащ, и я почему-то всегда думала, что он английский. Во всяком случае, когда речь шла об Агате Кристе, я всегда представляла Софью в сером плаще. Ещё у Софьи была нежная обвислая кожа шеи, и она не произносила эл. Софья держала двух когда-то белых болонок. У них была свалявшаяся шерсть. Потому что Софья всё-таки была старая и не могла их мыть, и потому что в Софьиной квартире не было удобств. Тогда повсюду было много болонок. Но после Софьиных они почему-то все исчезли, и я до сих пор не видела ни одной болонки .

Софья жила напротив в старинном трёхэтажном доме одинаковом со всех сторон, как кубик. У неё была маленькая двухкомнатная квартира, и туалет был на лестнице, а ванны и телефона не было. Софья жила среди тяжёлой мебели, на стенах висели фотографии, выцветшие вышивки и несколько гравюр... До войны в этом доме был довольно популярный бордель, а ещё раньше весь этот дом принадлежал Софьиному мужу. Он был польский еврей и имел в Риге  кинотеатр и что-то ещё связанное с кино. Он умер сразу после войны. Детей у Софьи не было, а была одна единственная двоюродная сестра, которая жила в Варшаве. В Варшаву Софья поехать, конечно, никак не могла и только получала из Варшавы посылки с красивыми вещами. Софья приносила их нам, и бабушка кое-что у неё покупала. У меня, например, был зонтик из такой посылки.

Когда бабушка говорила про Софью, она говорила Софья, а когда Софья шла к нам с посылкой, бабушка говорила пани Зося. Пани Зося приходила к нам со своими болонками. Сначала она держала их на поводках. Поводки были красные. Они тянули детские Софьины пальчики. И она в конце концов виновато вздыхала и отпускала поводки. Болонки разбегались по комнатам, их заносило на поворотах, потому что паркет был хорошо навощён, и бабушка сама два раза падала на нём, поскользнувшись, и два раза ломала себе руку, но мы всё равно продолжали вощить паркет два раза в год. Болонки путались в своих поводках и лаяли так, что можно было оглохнуть. Софья, как ей казалось, громко звала их по-польски. Но болонки не слушались, а скорее всего они Софью не слышали. Софья проходила на кухню, где они с бабушкой что-то обсуждали. И когда Софья, наконец, уходила, собрав собак, после них ещё какое-то время пахло псиной, и бабушка говорила, что больше не будет пускать Софью с собаками. Но потом опять пускала. А когда готовила что-нибудь на зиму, то всегда давала пару баночек Софье.

Пани Зося умела гадать, и я к ней иногда приходила погадать, а иногда просто так приходила, потому что мне у Софьи нравилось и с ней было легко разговаривать, а дома у нас не особенно все друг с другом разговаривали. У Софьи всегда было бисквитное печенье, красивый розовый чайник, и мы всегда пили чай в комнате. Когда мне сделали предложение, я так переживала, что не знала какими словами и кому это рассказать. Я пошла к Софье, и Софья разложила пасьянс. Она спокойно спросила — какого цвета его глаза и нравятся ли мне его родители. Я отвечала неуверенно, и Софья сказала, что гадать не стоит, всё будет само собой, и давай лучше попьём чай с печеньем. И мне действительно было всё равно, что там покажут Софьины карты, потому что я очень любила и смертельно хотела замуж.

Через день Софья пришла к нам без болонок и принесла польскую посылку. На этот раз там были две комбинации — чёрная и лимонная, мужской зонтик, духи и тёмно-синяя кримпленовая пара — платье без рукавов и жакет. Кримплен был тонкий, без жоккардовых узоров и выглядел, как благородная шерсть. Бабушка на этот раз уселась с Софьей в комнате и долго думала насчёт костюма. И пани Зося сказала, что она её не торопит. Всё равно ей предлагать больше некому. А бабушка сказала, как Семён скажет. Они ещё немного поговорили. И Софья ушла и оставила нам всю посылку. И в этот день что-то случилось, потому что бабушка вдруг перестала со мной разговаривать и дедушка, и тётя, которая жила с нами. И на второй день они со мной не разговаривали. А на третий день бабушка не выдержала и специально вышла из кухни в середине приготовления обеда и сказала мне, как же так, такое важное событие, как предложение, а первой узнаёт Софья, а не родные люди.

Бабушка стояла на пороге моей комнаты, оперевшись спиной о дверной косяк и заложив руки за спину. Так что, когда она начала плакать, то не сразу вынула руки из-за спины, и слёзы стали ей капать на воротничок. Бабушка сама шила платья и любила, чтобы на них был белый воротничок. Это была редкость, что бабушка плачет, и я не знала, что говорить.

С тех пор пани Зося к нам больше не приходила, я через месяц вышла замуж и уехала в другой дом. Однажды я встретила Софью на нашей улице, но уже с одной болонкой, которая уже не тянула поводок, а шла медленно, как Софья. Моя тётя сказала мне в тот раз, что она договорилась с пани Зосей, что если что-то можно, она возьмёт себе вот эту и вот эту картинку и одну вышивку, где букет. Софья сказала, что конечно.

На моей свадьбе бабушка была в этом кримпленовом костюме — платье без рукавов и жакет. Ещё бабушка надевала его в театр. Он выглядел всегда очень торжественно и не мялся, и синий цвет очень шёл седым волосам. Через пять лет бабушка умерла, и хоронили её в этом костюме, и даже кружевной платочек в кармашке оставили. Ничего более нарядного у неё никогда не было.

 

Анна Аркатова, родилась в Риге, окончила филологический факультет Латвийского государственного университета и Литературный институт им. А.М. Горького в Москве. Автор четырех поэтических книг. Обозреватель журнала «Psychologies». Последнее время работает как эссеист и автор коротких рассказов. Живет в Москве.

21.11.20165 495
  • 14
Комментарии
Booking.com

Ольга Смагаринская

Соломон Волков: «Пушкин — наше всё, но я бы не хотел быть его соседом»

Ольга Смагаринская

Михаил Богин: «Я попал под горячую руку холодной войны»

Виктор Есипов

Майя

Борис Фабрикант

Валентина Полухина: «Я, конечно, была влюблена в Бродского»

Павел Матвеев

Анатолий Кузнецов: судьба перебежчика

Ирэна Орлова

Полина Осетинская: «Я долго воспитывала свою аудиторию»

Наталья Рапопорт

Это только чума

Павел Матвеев

Хроника агонии

Павел Матвеев

Смерть Блока

Ирэна Орлова

Сегодня мы должны играть, как кошка мяукает — мяу, мяу...

Ирина Терра

«Делай так, чтобы было красиво». Интервью с Татьяной Вольтской

Марина Владимова

Я помню своего отца Георгия Владимова

Владимир Эфроимсон

Из воспоминаний об Арсении Тарковском

Павел Матвеев

Приближаясь к «Ардису»

Александра Николаенко

Исчезновения

Владимир Захаров

В тишине

Владимир Гуга

«Скоропостижка». Интервью с писателем и судмедэкспертом

Наталья Рапопорт

Юлий Даниэль: «Вспоминайте меня…»

Владимир Резник

Ракетчик Пешкин

Людмила Безрукова

Шпионские игры с Исааком Шварцем

Booking.com
Уже в продаже ЭТАЖИ №2 (26) июнь 2022




Влад Васюхин Муза
Алёна Рычкова-Закаблуковская Вопреки беде
Этажи «Этажи» в магазине «Даль»
Елена Кушнерова Главное — это возможность самого себя удивлять
Ирина Терра От главного редактора к выпуску журнала «Этажи» №2 (26) июнь 2022
Наталья Рапопорт Тайная история советской цензуры
Игорь Джерри Курас Камертон
Дмитрий Макаров Затонувший город
Людмила Штерн Зинка из Фонарных бань
Татьяна Разумовская Совсем другая книга
Анна Агнич Зеркальная планета
Коллектив авторов «Я был всевозможный писатель…»
Марат Баскин Китайский хлеб
Дмитрий Петров ЦДЛ и окрестности. Времена и нравы
Мариям Кабашилова Просто украли слово
Ирина Терра От главного редактора к выпуску журнала «Этажи» №1 (25) март 2022
Этажи Вручение премии журнала «Этажи» за 2021 год. Чеховский культурный центр
Ежи Брошкевич (1922-1993) Малый спиритический сеанс
Нина Дунаева Формула человека
Дмитрий Сеземан (1922-2010) Болшевская дача
Наверх

Ваше сообщение успешно отправлено, мы ответим Вам в ближайшее время. Спасибо!

Обратная связь

Файл не выбран
Отправить

Регистрация прошла успешно, теперь Вы можете авторизоваться на сайте, используя свой Логин и Пароль.

Регистрация на сайте

Зарегистрироваться

Авторизация

Неверный e-mail или пароль

Авторизоваться