литературно-художественный журнал «ЭТАЖИ»

etazhi.red@yandex.ru

Михаил Вирозуб

Долгая короткая жизнь

13.03.2019
10.12.20161533
Автор: Сергей Петров Категория: Проза

Последний DJ

Когда-то я был крут.

Я говорил, что хотел и ставил, что хотел. Вы слушали мою станцию, предвкушая встречу со мной. Вы ждали, что я отмочу/выдам, объявившись через очередные три песни.

Теперь же — иначе. От моей крутизны осталась лишь запись в трудовой книжке  «ведущий музыкальных программ». Проще — диджей.

Но это неправда. Никакой я не диджей. Я — прокладка между песнями. Винтик в палёвом китайском механизме. В любой момент меня можно выкрутить, швырнуть в мусорную корзину и заменить на новый.

Пришло новое время, мой друг. Оно привело с собой новых людей. Новые люди сказали, что у них есть идеи. И — началось.

 

Одного из новых людей звали Карл. Его представили как музыкального продюсера. Отродясь такой должности на станции не было. Но в тот день она появилась. Ибо возник Карл — племянник владельца холдинга, к которому моя станция имела честь принадлежать.

Карл сообщил, что на днях он вернулся из Америки и привез целый баул книжек о радио. Теперь он знает, как сделать из моей станции самую прогрессивную, самую современную.

Карл подробно объяснил нам, что анархия в эфире — это весело, но не профессионально.

— Диджей не должен быть обаятельным болваном извне, — заявил Карл. — Диджей — практически плоть от плоти музыкального полотна. Музыка первична. Не растекайтесь мыслью по древу, не делитесь своими переживаниями, для слушателя "вы" — никто.

Странно, подумалось мне. Когда меня бросила подруга, и я рассказал об этом в эфире, на концовке «All you need is love» и вступлении «Road to hеll», телефон в студии едва не сгорел от звонков.

— Вам звонят дауны, — авторитетно объяснил Карл, — основная масса людей просто слушает радио. Слушает и получает удовольствие. От музыки.

Все согласились с Карлом. Клетчатый баул, набитый американскими книгами о радио-деле, не оставлял сомнений в правоте его слов.

Мы стали говорить кратко и исключительно по делу. Погода, время, название станции, имена исполнителей. Речь ведущего — не более пятнадцати секунд.

Карл впадал в экстаз от результатов затеянной им перестройки.

— Наше радио стало профессиональным! — воскликнул он однажды.

И не заметил при этом, что профессионализм радиостанции вмиг обернулся смертной тоской. Слушать мою станцию стало скучно.

 

Через полгода Карла не стало — холдинг поглотил другой мегахолдинг, и радио обрело нового продюсера. На этот раз, генерального.

Продюсера звали Марк. На первой же встрече с коллективом он с гордостью продемонстрировал последней модели ноутбук.

— Пятьдесят процентов памяти занято электронными книгами об основах радио-бизнеса, — сообщил он, — это французские книги.

Марк был весьма компетентным парнем. Послушав два часа эфира, он огласил диагноз:

— С форматом всё в норме. А, креатива, вот, маловато.

— То есть?

Вопрос принадлежал мне. Я уже понимал значение этого заморского словечка — креатив, но профессиональная любознательность требовала более предметного разъяснения.

— Алексей, кажется? — уточнил Марк моё имя.

— Да, — подтвердил я.

— Поясню на примере одного из твоих выходов. Вчера, в 16.00. ты объявил время, имена трёх исполнителей… название станции и частоту... Да, ты всё сделал правильно. Но вот креатива при этом не было!

— Как же я мог скреативить, Марк? Если всё, что произнесено, я произнести обязан, и на это у меня — всего лишь пять секунд?

— Ты должен был добавить что-нибудь от себя. Дать жизни. Ну, например…

Марк задумался.

— Потанцуем! — воскликнул Марк.

— 16.00. Понедельник. Изможденные офисные труженики из последних сил тянут трудовую лямку. Какие могут быть танцы?

Бросив на меня взгляд недовольный и недоумевающий, Марк перешел к обсуждению следующего вопроса…

 

Так хронометраж был оплодотворён строго форматизированным креативом. Никто из ди-джеев уже не помышлял рассказать о чем-то интересном, тем более жизненно важном. Ди-джеи чирикали о ярко сияющем солнышке, призывали отдыхать в разгар рабочего дня и наслаждаться хорошей музыкой. Стадия тоски на радио закончилась. Наступила эра глупости.

Сотню раз я внушал себе мысль, что так надо. Что все ведут эфир, как предписано свыше, и я должен вести его точно также. Есть правила игры, нужно им соответствовать. Как на заводе — пришел, оттрубил свою смену и ушел. А в конце месяца получил свои бабки. Что может быть проще?

Моя смена длится шесть часов. С 18 до 24-х. Каждый будний вечер я прихожу в студию, надеваю наушники и заставляю себя улыбнуться. Это — старинный ди-джейский трюк. Улыбка изгоняет из голоса печаль. Она заставляет поверить вас, что у того парня, то есть у меня, в жизни всё отлично. Он получает большие деньги, у него нет никаких проблем, он весь из себя  образец позитива.

Всё это ложь. Последний год я ощущаю себя здесь достаточно скверно. Я чувствую, что превратился из хозяина эфира в его раба. Каждый раз, улыбаясь перед микрофоном, я становлюсь неестественно позитивным олигофреном. И наконец-то, слава небесам, под всем этим бредом я подвожу финальную черту. Ставлю жирную точку в конце своей радийной карьеры.

Через некоторое мгновение вступит в свои права последний час моего эфира. Станцию покинет последний мудак по имени Марк. И с вами один на один останусь я, последний диджей. Коллег моих, увы, уже не назвать таковыми. Они привыкли и смирились. А смирение с убийством профессии не по мне.

Я буду разговаривать с вами так, как разговаривал раньше. Из эфирного автоответчика, я вновь превращусь в вашего собеседника.

Я расскажу вам, что профессия диджея умерла и призову покинуть мою волну. Потому, что вы, представитель целевой аудитории пока ещё моей станции, успешный индивидуум в возрасте от 30 до 45, средний класс, деградируете вместе со мной. Нормальный человек. Образованный. А нормальному и образованному человеку не может нравиться, когда с ним разговаривают как со слаборазвитым ребенком.

Конечно, можно поспорить. Сказать, что радио — не более чем фон. Именно так утверждают мои боссы. И не важно то, о чем говорит парень/девушка у микрофона. Главное, чтобы голос был приятным и позитивным.

Так вот. Фоном может быть шорох листвы за окном. Или шепот волн на пустынном пляже ночью. Но не может быть фоном трель дебила, пусть короткая, но клинически глупая трель.

…Всё это я готов вам сказать практически сейчас. Примерно через две-три минуты, когда доиграет песня и уйдет Марк. Вот он, кстати, шествует по коридору. Довольный и улыбающийся, гламурный и позитивный. Заходит.

— Алексей…

Сейчас он пожелает мне хорошего эфира.

— Прежде, чем пожелать тебе хорошего эфира, Алексей, хочу предложить одно дельце…

— Уволиться по собственному желанию?

— К нам обратился один из наших клиентов. Нужно провести корпоративную вечеринку. Цена вопроса — три штуки зелени…

О, три штуки зелени. Это неплохо. Это в три раза больше, чем обычно. Даже на Новый год, в самую страду праздников такие, как я халтурят за штуку, а то и меньше. Я люблю щедрых клиентов. Всего лишь два часа позора, и ты — счастливый обладатель трех штук зелени. Они прогонят смертную тоску. Путевочка в Чехию, новое пальто и айфончик. Почему нет?

Я согласен. Откладываю свой демарш. Временно. Потерплю, помучаюсь месяцок, а потом рубану правду матку. И никому не будет пощады.

Ну, а пока… Цифры на мониторе сигнализируют: шлягер Фила Киркорова подходит к концу, и на «хвосте» его я заряжу вас позитивом.

20…19…18… Я надеваю наушники, расплываюсь в блаженной улыбке и нажимаю кнопку микрофона на пульте:

— Добрый вечер, друзья! Это был Филипп Киркоров, и я — Алексей Веселов! В Москве 23.45., четверг заканчивается, пора расслабиться и потанцавать! «Абба», Кай Метов и «Блонди» впереди! Взгляните на мир пааазитивненько!

По-моему я уложился в 15 секунд.

Я, последний ди-джей.

 

Сергей Петров. Работал радиоведущим на столичных радиостанциях («Радио 7 на 7 холмах», «РСН», «Говорит Москва»). Рассказы публиковались в литературных журналах «Урал», «Сибирские огни», в «Литературной газете», «Независимой газете», других печатных и электронных изданиях. По его сценариям снято шесть сюжетов для телевизионного сатирического журнала «Фитиль», выходившего на телеканале «Россия». С 2014 года является постоянным колумнистом литературного иллюстрированного журнала «Русский пионер». В апреле 2016 года принял участие в съёмках комедийного сериала «Проба» (готовится к выходу), где сыграл радиоведущего. В настоящее время ведёт программу «Самое оно» на интернет-телеканале «Медиаметрикс» вместе с актрисой Евой Авеевой. В 2016 году ЭКСМО выпустило его повесть «Хроника его развода» в серии «Претендент на бестселлер».

 

10.12.20161533
  • 2
Комментарии
Booking.com
помогиЭ Т А Ж А М в этом месяце собрано средств 500.00

Журнал «ЭТАЖИ»

лауреат в номинации

ИНТЕРНЕТ-СМИ

журнал Этажи лауреат в номинации интернет-СМИ
На развитие литературно-художественного журнала "ЭТАЖИ"
руб.

Перевод проекту "ЭТАЖИ"

Уже в продаже ЭТАЖИ №1 (13) март 2019




Сувенирная лавка футболки от Жозефины Тауровны
Сувенирная лавка Календари от Жозефины Тауровны
Наверх

Ваше сообщение успешно отправлено, мы ответим Вам в ближайшее время. Спасибо!

Обратная связь

Файл не выбран
Отправить

Регистрация прошла успешно, теперь Вы можете авторизоваться на сайте, используя свой Логин и Пароль.

Регистрация на сайте

Зарегистрироваться

Авторизация

Неверный e-mail или пароль

Авторизоваться