литературно-художественный журнал «ЭТАЖИ»

etazhi.red@yandex.ru

08.05.20177 179
Автор: Ирина Терра Категория: Проза

Да что рассказывать? Ты же знаешь…

 

 

Посвящается Анне Федоровне Кутеповой (1922 — 2015),

моей бабушке.

 

Да что рассказывать? Ты же знаешь… Приехала в Москву перед самой войной. Девятнадцать лет мне было в сорок первом. Устроилась работать на швейную фабрику. Сначала шили халаты, сарафаны, а в войну — нижнее белье для солдат: кальсоны, рубашки. Потом уже шила посложнее вещи — гимнастерки, шинели и даже парашюты.

В начале войны всех незамужних девчат с фабрики отправили рыть противотанковые рвы в Очаково. Чтобы глубина была в человеческий рост с вытянутой вверх рукой, да еще и держать в руке лопату. Сколько это, посчитай? Метра три, наверно. А в ширину, чтобы танк не перепрыгнул. Вот мы и рыли, где-то с июля сорок первого по сентябрь. Сначала легко шло, землю поверх головы бросали из траншеи, потом уже приходилось на носилках вытаскивать. Тяжело? Да привыкли, вроде и ничего. Зато нам за это ведро пива давали два раза в неделю и табак. Придем с девчонками домой, а жили мы в соседней школе по двадцать пять человек в классе. Накурим, ой, тьма непроглядная. А я не пристрастилась, покурю за компанию, да и не тянет больше. Солдатиков приглашали пива выпить. Приходили, весело так сидели, а мы им табак продавали, а куда нам столько — каждую неделю выдавали.

В конце лета нас отправили пулеметные рвы копать. Ну, это уже легче было — там всего-то в человеческий рост выкопать.

Работали мы в то время по двенадцать часов на фабрике, с семи утра до семи вечера. А после работы нужно было отдежурить в госпитале до часу ночи, иногда и на всю ночь задерживались, если много солдат подвозили. Деньги? Ну, на фабрике платили сколько положено, а в госпитале за бесплатно. Так мы же незамужние, вот нас и отправляли. Замужних-то куда? У них детки дома.

А в госпитале всякое бывало. Вот помню случай, подозвал солдат один: «Сестричка, — говорит, (а нас сестричками называли, мы халаты белые носили, хоть и без образования), так вот, — сестричка, мне бы письмо родным написать». — «Давай, — говорю, — диктуй». Ну, он начал так: «Дорогая моя жена Вера, сыновья Ваня, Петр, Константин, дочери Татьяна, Елена…» А я вижу, плохо выговаривает, говорю ему: «Вы бы адрес продиктовали, куда письмо отправлять». Он продиктовал. А меня в это время второй солдат позвал — приспичило ему утку подать. Возвращаюсь к своему, говорю: «Ну, давайте, дальше диктуйте», — а он не отвечает. Я за доктором, да что уж — поздно. Помер. Письмо я потом написала и отправила родным, что так, мол, и так, был ранен и умер в госпитале Москвы.

А еще случай был. Привезли солдата с фронта, обмороженный весь — руки, ноги, все черное, страшно смотреть. Пришел к нему брат младший — навестить. Сел рядом. Разговаривают. Я суп принесла, покормить больного, а брат говорит: «Давайте я его покормлю». Ну, мне-то что, пусть кормит, отдала тарелку. А больной-то мой пописать захотел. Позвал меня, говорит: «Утку бы мне». Брат сидит, не шевелится. Ну, что делать, я одеялку откинула, взяла утку, подложила, пипку его всунула, там такое специальное отверстие есть, одеялом прикрыла, он пописал, я утку вытащила и понесла в уборную. Иду обратно, слышу, ругают все брата: «Ну как тебе не стыдно, супом покормил, а утку подставить побрезговал, она же девчонка совсем, ей же неловко прежде всего перед тобой было!». А он говорит: «Им деньги за это платят, это их работа».

А мне и вправду стыдно было перед братом, он красивый такой сидел, и пальто на нем такое невоенное было, добротное. Наругали его так, что выскочил из палаты красный весь и ушел, не взглянув.

Ну, какая любовь, мы об этом и не думали. Бывало, разговоришься с каким-нибудь солдатиком, наутро приходишь: «А где Егор из седьмой?», а в ответ: «Ищи в коридоре». А в коридор всех покойников складывали друг на дружку — не успевали вывозить в морг, иной раз на одной кушетке до десяти умерших лежало.

А один, помню, со мной заигрывал. Уже на выздоровление пошел, сам все мог делать. Я захожу в палату, а он и говорит: «Сестричка, поправь мне подушку повыше, неудобно так лежать». Я-то знаю, что и сам может все сделать, а подушку поправила. Наклонилась к нему, чувствую, он руками в карман моего халата лезет, я делаю вид, что ничего не замечаю. «Ну, теперь хорошо»? — «Нет, — говорит, — еще повыше». Я опять наклонилась поправить. И опять его руку почувствовала. А сама знаю, у меня в кармашке платок и зеркальце лежит. «Ну, как теперь, удобно?» А он хитро смотрит и спрашивает: «Ты ничего не потеряла?» — «Знаю, — говорю, — ты у меня из кармана зеркальце и платок вытащил, да только, что ж так неумело?» — «А некогда учиться было. Отдам, если поцелуешь». Представляешь, каков пройдоха? Я руку протянула, он мне все и отдал. А в палате все смеются. Я покраснела и вышла. Скоро и его на фронт выписали.

Было ли страшно? Тогда всё было страшно. В бомбоубежище я не помню, по-моему, и не ходила. А когда? Весь день на фабрике. Когда объявляли воздушную тревогу, нас отправляли на крышу дежурить. Там же с самолетов факела горящие сбрасывали, а мы их тушили. Телогрейку с собой брали для этих целей, главное — заметить, куда факел упал, а дальше — делов-то.

Вот, должны мы были один раз работать во вторую смену. Приходит начальник и говорит: «Девчата, по домам». Оказывается, сообщение было, что налет сегодня вечером будет серьезный. Мы в общежитие поехали. А наутро узнали, что всю нашу фабрику разбомбили, бомба прямо в цех попала. Вот так… А не сообщили бы заранее, и не было б меня сейчас, да и тебя тоже.

А деда твоего я уже после войны встретила.

 

***

Здоровье как? Да, ничего, помаленьку. Вчера пошла в поликлинику, глазные капли закончились, нужно было рецепт выписать, меня врач и спрашивает: «Сколько вам полных лет?» А я пошутила, говорю: «Доктор, не помню точно, то ли семьдесят восемь, то ли восемьдесят семь — да в таком возрасте, какая уж разница?» Посмеялись мы с ним. Хороший доктор такой у нас.

Вы на праздники ко мне приедете? Я пирогов как всегда напеку. С яблоками не обещаю, а с капустой и вареньем точно будут. За яблоками идти надо, а сейчас мороз такой и скользко. Да, схожу, потихоньку, все развлечение. В «Пятерочке» куплю, там по пятьдесят два рубля видела, а на рынке по сто, совсем очумели.

 

Москва, 2009

 

Ирина Терра — журналист, интервьюер. Живет в Москве. Интервью публиковались в «Московском Комсомольце», «Литературной России», журнале «Дети Ра», «Новый мир» и др. Лауреат еженедельника «Литературная Россия» за 2014 год в номинации — за свежий нетривиальный подход к интервью. Лауреат Волошинского конкурса 2015 в номинации "кинопоэзия", шорт-лист в номинации "журналистика". Член Союза журналистов России. Главный редактор международного литературно-художественного журнала "Этажи".

08.05.20177 179
  • 20
Комментарии
Booking.com

Ольга Смагаринская

Соломон Волков: «Пушкин — наше всё, но я бы не хотел быть его соседом»

Ольга Смагаринская

Михаил Богин: «Я попал под горячую руку холодной войны»

Виктор Есипов

Майя

Борис Фабрикант

Валентина Полухина: «Я, конечно, была влюблена в Бродского»

Павел Матвеев

Анатолий Кузнецов: судьба перебежчика

Ирэна Орлова

Полина Осетинская: «Я долго воспитывала свою аудиторию»

Наталья Рапопорт

Это только чума

Павел Матвеев

Смерть Блока

Павел Матвеев

Хроника агонии

Ирэна Орлова

Сегодня мы должны играть, как кошка мяукает — мяу, мяу...

Ирина Терра

«Делай так, чтобы было красиво». Интервью с Татьяной Вольтской

Марина Владимова

Я помню своего отца Георгия Владимова

Владимир Эфроимсон

Из воспоминаний об Арсении Тарковском

Павел Матвеев

Приближаясь к «Ардису»

Александра Николаенко

Исчезновения

Наталья Рапопорт

Юлий Даниэль: «Вспоминайте меня…»

Владимир Захаров

В тишине

Владимир Гуга

«Скоропостижка». Интервью с писателем и судмедэкспертом

Владимир Резник

Ракетчик Пешкин

Людмила Безрукова

Шпионские игры с Исааком Шварцем

Booking.com
Уже в продаже ЭТАЖИ №2 (26) июнь 2022




Влад Васюхин Муза
Алёна Рычкова-Закаблуковская Вопреки беде
Этажи «Этажи» в магазине «Даль»
Елена Кушнерова Главное — это возможность самого себя удивлять
Ирина Терра От главного редактора к выпуску журнала «Этажи» №2 (26) июнь 2022
Наталья Рапопорт Тайная история советской цензуры
Игорь Джерри Курас Камертон
Дмитрий Макаров Затонувший город
Людмила Штерн Зинка из Фонарных бань
Татьяна Разумовская Совсем другая книга
Анна Агнич Зеркальная планета
Коллектив авторов «Я был всевозможный писатель…»
Марат Баскин Китайский хлеб
Дмитрий Петров ЦДЛ и окрестности. Времена и нравы
Мариям Кабашилова Просто украли слово
Ирина Терра От главного редактора к выпуску журнала «Этажи» №1 (25) март 2022
Этажи Вручение премии журнала «Этажи» за 2021 год. Чеховский культурный центр
Ежи Брошкевич (1922-1993) Малый спиритический сеанс
Нина Дунаева Формула человека
Дмитрий Сеземан (1922-2010) Болшевская дача
Наверх

Ваше сообщение успешно отправлено, мы ответим Вам в ближайшее время. Спасибо!

Обратная связь

Файл не выбран
Отправить

Регистрация прошла успешно, теперь Вы можете авторизоваться на сайте, используя свой Логин и Пароль.

Регистрация на сайте

Зарегистрироваться

Авторизация

Неверный e-mail или пароль

Авторизоваться