литературно-художественный журнал «ЭТАЖИ»

etazhi.red@yandex.ru

Полина Орынянская

Степное скуластое

14.07.2019
10.09.20192169
Автор: Алена Жукова Категория: Проза

Спаривание

Художник Григорий Иванов

 

Воздух. Охотник и Птица

 

Никогда прежде не замечала, как утомляет картина тропического рая: аляповатые, назойливые краски, резкие переходы, раскаленный желток солнца в ультрамарине, стекающем в яркую океаническую бирюзу… Мне бы сейчас дождь и туман в самый раз. Зачем сюда приехала? Что за бредовая идея?

Марина натянула поглубже на лоб шляпу, сдула песок с темных очков и улеглась на топчане под хилой пальмой. Серость, наступившая после разрыва с человеком, игравшего семь лет роли друга, страстного любовника и влиятельного покровителя, становилась невыносимой. Ее внутренний глаз, обычно острый и восприимчивый, каким и должен быть глаз художника, затягивался мутной пленкой безразличия и апатии. Причина этому была любовная ампутация, прошедшая быстро, грубо, без анестезии, а теперь напоминающая о себе фантомными болями. От них надо было избавляться любым способом. Придуманный план излечения: приехать на место их последнего побега к трем океанам — моря, солнца, любви, хлебать до отвращения и тошноты отраву воспоминаний и выздороветь, как при курсе химиотерапии, явно не работал. Кто знал тогда, что больше они никогда сюда не вернутся? На дне одного океана лежат ее утонувшие шлепанцы, другой затянули тучи, а третий обмелел и высох.

Перевернувшись на спину, Марина вытягивает ногу, чтобы нанести крем от загара. Жарко, липко. Нога упирается в небо. Красивая нога. Марина знает толк в красоте: ее полотна с женской «обнажёнкой» — украшение многих галерей и частных коллекций. И даже если есть уйма претензий к собственной ноге, то линия пока безупречна, гладкость и упругость тоже. Золотистая корочка загара уже проступила на коже от кончиков пальцев до бедра. Мише бы понравилось: гурман в сексе и в еде, сказал бы: «как у правильно запеченной птицы». Любимая шутка, которую повторял, облизываясь, глядя на выпирающие косточки ее запястий, ключиц и щиколоток, была про то, что хотел бы немедленно расчленить и медленно съесть, обсасывая каждый хрящик. В результате так и получилось — высосал все внутренности. Сначала закормил любовью, а потом разбил и съел с потрохами, вроде сидящей неподалеку чайки, бьющей ракушкой об камень, чтобы извлечь из нее нежное, желейное содержимое. Так и он с ней тогда. А разве она с ним по-другому?

Скучно-синее небо оживилось двумя мохнатыми облаками, затеявшими игру в догонялки. Увлекательное занятие — угадывать образы в их очертаниях, придумывать сюжеты и загадывать желания, заставило Марину задержаться на пляже, хотя больше всего хотелось вернуться в номер и там вырубиться под кондиционером. Одно облако напоминало птицу, а другое —охотника, натянувшего стрелу. Охотник настигал, но птица удалялась, уносимая потоком ветра. Марина загадала: «Если облако-охотник догонит облако-птицу и они сольются, значит еще встретимся, а если нет, то все правильно: никакая она не птица, а он не охотник». А ведь тогда с этого все началось…

 

Марину, уже известного живописца, буквально за руку привели к матёрому галеристу с репутацией неутомимого бабника. К этому времени, почти тридцатилетняя, она сменила законного мужа на «гостевой брак» с Сашей — типичным айтишником, не требующим к себе особого внимания. Эти отношения устраивали Марину, в них не было никаких обязательств, пока не родился сын. Саша сразу позвал в жены, но при условии, что переедут за океан. Марине этот вариант не понравился, уезжать она не хотела, ведь только почувствовала успех, обросла связями, ее картины выставлялись и продавались. Саша смирился, но приходил все чаще к сыну, а не к ней. Тут и появился Михаил Львовский — богатый, влиятельный владелец нескольких галерей, собиратель и ценитель живописи. В свои «за сорок» выглядел подтянуто и спортивно, но его портила смешная розовая лысина на темечке, похожая на ермолку, рыжие ресницы и брови. Марина органически не переваривала рыжих и лысых. Поначалу избегала Львовского, фокусировавшего свой взгляд не на ее картинах, а на формах создателя полотен. Ловко выпархивая из раскинутых им сетей, вроде случайных встреч в укромных уголках галереи и в застревающих лифтах, и не заметила, как попалась, правда, охотник угодил в эти сети первым, не представляя, какой прочности они окажутся.

Началом их сближения стал немного пьяный и веселый вечер после успеха ее выставки. Марина, сбросив напряжение, шутила с гостями и журналистами, затеяв игру, которую сама давно придумала и называла «Спариванием». Эта игра отлично развлекала и помогала понять кто есть кто. Идея игры возникла давно и случайно, когда натолкнулась в одном старинном тексте на знаки-тотемы, обозначающие животных и людей, образующих пары: Рыбак — Рыба, Охотник — Птица, Наездник — Лошадь, Пастух — Корова. Они олицетворяли связь между женщиной и мужчиной, приводящую либо к согласию, либо к разрушению, но в описании пар не значилось, кто в этой паре мужчина, а кто женщина. Не было очевидным, что Птица, Рыба, Лошадь или Корова — женщины, которые должны подчиниться чужой воле или желанию, хоть так и казалось на первый взгляд. Древний текст утверждал обратное. Тотемные пары как бы заключали в себе повадки и поведение обоих полов одновременно. Кто-то управлял, а кто-то подчинялся, постоянно меняясь местами. Парадигма зависимости разрушалась в тот момент, когда соединялись пары, принадлежащие разным стихиям, например: Рыбак —Птица, Наездник —Рыба… В таких союзах исключалось подчинение, а значит боль, но именно их описывали как самые разрушительные. С этим Марина не могла согласиться. Какая, к черту гармония, если не на равных? Задав себе вопрос, каким животным себя считает и какое занятие ей по душе, поняла, что живет в постоянном раздрае между Птицей и Наездником. Душа ее жаждала свободного полета, а оседлать партнера и заставить подчиняться командам было любимым занятием, особенно в постели.

 

В тот вечер, разложив салфетки, на которых с изяществом изобразила условные, но достаточно узнаваемые знаки, предложила сыграть, чтобы вычислить из присутствующих гармоничную пару. Обычно женщины не признавали себя коровами, а мужчины сплошь подавались в рыбаки, но несколько совпадений все же случилось. Миша безошибочно выбрал знак Охотника и положил рядом с Птицей. «Я ведь не ошибся?» — подмигнул Марине и прошептал на ухо: «Ты птица, которую хочется поймать и держать в золотой клетке, но у меня уже есть одна. Ей там хорошо, а вот тебя не удержишь». Марина улыбнулась. Да, конечно, перед ней стоял настоящий охотник, а вот в шкуре какого животного чувствует себя Львовский, не спросила — и так ясно. Его орлиный профиль и стремление всегда быть на высоте, выслеживая добычу, не оставляли сомнения — он крылатый хищник. Всем вокруг было известно, что Михаил давно женат. Птица — Алиса, лет десять как им окольцована, обожает хозяина клетки, мило чирикает и растит птенцов. Породы она голубиной — нежная и заботливая, но злые языки утверждают, что все больше стала смахивать на цесарку.

 

Облака, еще недавно стремительно летящие по небу, застыли над головой, теряя четкие очертания. Марина теперь не узнавала в них прежних образов. Зря только загадала: вряд ли они сольются, слишком далеко разлетелись, а ветра ноль. Значит, так тому и быть, а вот с Мишей тогда слились намертво. Сейчас бы уже не могла объяснить, чем он заманил. Да всем, наверное: остроумием, эрудицией, чутьем и, конечно же, свитой, играющей короля. Кто только ни попадал в сети его обаяния: от кинозвезд и олигархов до водителей и уборщиц. Ее место оказалось не в свите — ей достался трон королевы. Вот только очень скоро надоело сидеть к нему привязанной. Если уж спариваться, то только в свободном полете. Он хорошо это понимал. Сам был такой. Так бы и летали, но случилась беда — ее птенец выпал из гнезда, буквально…

Егор, стараясь достать зацепившийся за перила балкона самолетик, перевесился всем телом, не удержался и упал с высоты пятого этажа. От смерти спасла клумба под окнами, но перелом позвоночника превратил мальчика в калеку. Врачи не могли дать точный прогноз, требовались сложные операции, специальная методика восстановления. Михаил готов был оплатить любые клиники, на которые ни у Марины, ни у Саши не хватало денег, но самым правильным было уехать семьей в Америку, куда Сашу пригласил Google. Там точно бы Егора поставили на ноги. Марина, не раздумывая, стала официальной женой Саши, и они улетели в Силиконовую Долину, как только состояние сына это позволило.

 

В те тяжелые дни перед отъездом, когда Марине было уже не до любовных метаний, Миша повел себя жестко: пытался всеми способами удержать. Заявил, что с женой разведется и женится на Марине, что Егора усыновит и вылечит, чего бы это ни стоило, но она спустила его на землю. Чутье подсказывало — как только станет ручной, тут же повторит судьбу Алисы. Да и Егор рос Сашкиной копией — такой же замкнутый, сосредоточенный, подпускающий к себе только самых близких. Марина хорошо помнит, как Миша психанул — вмазал кулаком по капоту машины и процедил сквозь зубы: «Куда ты, птица моя, денешься? Я тебя не отпускаю, так и запомни…»

Не соврал. Через два года жизни в Силиконовой Долине, когда все самое страшное было позади и Егор сначала робко встал на ноги, а потом уверенно пошел и побежал, Марину накрыла жесточайшая депрессия. Борьба с болезнью сына отняла все силы, а восстановить их было нечем. Отчаянно борясь с апатией, она заставляла себя делать наброски, но работа не шла, пока однажды поутру Марина не была застигнута Мишиным телефонным звонком: «Птица моя, а ведь я прилетаю. Будем под одним небом жить. Как Егор? Бегает? Отлично. Везу семейство. Алиску по хозяйству, малышню в школу. Дом им куплю, может, и присмотрю что для галереи, а сам, как всегда: одна нога тут, другая там. Сейчас все не так «шоколадно», как было: нужен глаз да глаз. Я на пару месяцев приеду, а потом назад. Соскучилась?» Марина хотела возразить, что это плохая идея, что уже отвыкла, остыла, но все это прозвучало бы фальшиво. Она обрадовалась. Разве что огорчала неизбежность знакомства с его женой и просьба помочь семье освоиться на первых порах. То есть Алиса достается ей в нагрузку, и ясно, почему теперь Миша не боится их представить — Марина наконец замужем.

За пять лет их романа он ни разу не допустил встречи любовницы и жены, никаких обсуждений с Мариной его семейной жизни, никаких встреч, а тем более постели в их доме, даже когда Алиса уезжала на долгий отдых с детьми. Жена для него была константой, данностью. Марина уважала его за это. Теперь все должно было повернуться в сторону пошлой игры, сплошного вранья и притворства на глазах у вторых половинок. Но того поворота, который на самом деле произошел после приезда Мишиной семьи, не мог предугадать никто.

 

Громкая музыка опостылевшей сальсы отвлекла Марину от воспоминаний. По пляжу прошло оживление: кто-то лениво подтягивался в группу танцующих, чтобы размять конечности, ей тоже предложили, но она предпочла взять стакан сока, наполненного наполовину льдом, и вернуться под пальму. Сок непонятного происхождения отсвечивал рубином сквозь запотевшее стекло, пах леденцами и Алисой. От Мишиной жены всегда исходил конфетно-цветочный аромат. Она оказалась милейшим созданием, легкого нрава и детской наивности. Привычка заботиться обо всех была ее второй, если не первой, натурой. Смотреть на нее — мягкую, сочную, с ямочками на локотках и щеках, порхающую по кухне в цветастом передничке, вздувающемся на выпуклом животе, было одно удовольствие. Готовила она сказочно, домработниц и поваров к этому делу не подпускала, разве что в помощники. Дом, который купил Миша, очень быстро из безликого огромного пространства превратился в уютное гнездышко, куда часто зазывались гости по поводу и без. Марина боялась, что будет чувствовать себя рядом с Алисой не в своей тарелке, но удивительным образом этого не произошло. Миша наигранно отстранялся от Марины, стараясь не смотреть в ее сторону, зато Саша, наоборот, не выпускал из поля зрения Алису и всячески нахваливал ее стряпню. Им всем оказалось весело и комфортно проводить вместе время. Младшие дети Миши и Алисы подружились с Егором, а восьмилетний Егор, в свою очередь, подружил их с девушкой, которая жила на другом конце улицы и волонтирила в их школе, обучая рукоделию. Она помогала Егору справиться с неуверенностью после травмы, а он ее просто обожал.

Ее звали Мэри. Ей исполнилось двадцать, и похожа она была в глазах Егора на инопланетянку или русалочку из одноименной сказки. У Мэри были длинные, прямые волосы цвета льна; на бледных, тонких руках и ногах сине-зеленые татуировки, смахивающие на чешую, а серые глаза в ободках розоватых век казались всегда заплаканными. Носила Мэри шелковые накидки, шарфы-батики, которые сама делала, а обувалась в грубые сапоги армейского кроя. Егор по секрету поведал малышне, что Мэри умеет говорить по-русски, только очень плохо и очень этого стесняется. На самом деле в детстве ее звали Машей и привезли сюда из Петербурга, когда ей было пять. Жила она до этого в детском доме. Своих настоящих папу и маму никогда не видела, а приемные родители, вырастив ее, уехали в Африку помогать детям-сиротам.

Дети сговорились пригласить Мэри в гости и подружить с родителями, научить хорошо говорить по-русски, немножко откормить и развеселить.

Так в их компании появилась странная девушка, которая все больше молчала и предпочитала детскую компанию.

Знаток прекрасного, Львовский сразу отметил ее красоту, называл не иначе, как «наша питерская», и пытался завлечь разговорами об искусстве. Мэри улыбалась, односложно отвечала, явно испытывая языковой дискомфорт. Батики, которые она сделала и подарила хозяйкам, поразили всех: небесный в ласточках для Марины и бледно-зеленый в ромашках Алисе. Миша загорелся посмотреть всю ее коллекцию и помочь в раскрутке бизнеса, но ничего этого не сделал, смертельно обидевшись на Мэри, Алису, но больше всего — на Марину.

 

Потягивая сладкий сок, Марина пыталась восстановить в памяти последовательность событий тех дней, в сотый раз мысленно собирая этот пазл. В нем самым нелепым и бесформенным звеном была она сама, ее мотивы и поступки. Объяснить, почему так и не случилось нормальной близости между ней и Мишей, не считая короткого секса в первый день встречи, захлебнувшегося в поцелуях и ласках, и парочки суетливых соитий в круговерти забот, она не может по сей день. В ней что-то оборвалось — больше не тянуло к Мише. Сеть, туго натянувшись через океан, не выдержала и лопнула. Марина выпала из нее, разминая затёкшие крылышки. Опять заметила его лысину — теперь не розовую, а багровую, усыпанную рыжими веснушками, а глянув на семейные фотографии Львовских, закатанные в фальшивый глянец семейного счастья именно в те годы, когда Миша задыхался от любви к ней, испытала досаду. Они с Мишей словно вернулись в начало отношений: она улетала — он догонял, только теперь охотник сбился с тропы и блуждал в дебрях недопонимания, полностью сбитый с толку повадками своенравной птицы. Он мрачнел, огрызался, не понимая, что с Мариной не так, почему игнорирует попытки уединиться, выбирая бесконечные шопинги и трёп с Алиской. А дело было в том, что семейные «скелеты в шкафу» Львовских полезли из всех углов. Марина уже не могла смотреть на Мишку прежними глазами. Куда делся тонкий, умный, все понимающий человек ? Становясь невольным арбитром их споров, признавалась самой себе, что все чаще принимает сторону Алисы, и та стремительно набирает очки своей природной мудростью, а вот Миша обнуляет прежнюю шкалу. Хочется трахнуть его по башке чем-то тяжелым, чтобы согнать с него спесь и упрямство. Абстракция по имени «Мишина жена» превратилась в обаятельного, славного человека, с которым Марине было хорошо.

 

Однажды Алиса, проглотив очередную порцию капризов и претензий мужа, призналась, что сил нет, харэ… Пора отправлять муженька из этих пуганых «ми-тушных Америк» к бесстрашным русским «птичкам» и «зайкам», потому как у него начинается спермоинтоксикация. Такая циничная, но точная характеристика Миши рассмешила, но и встревожила Марину. Последнее время Миша кидался на всех, как баба в климаксе — то с обожанием, то с ненавистью. О причине этого Марина догадывалась, только никакой вины за собой не чувствовала. Алиса не скрывала, что с первого дня знакомства поняла, какой «ходок» ее обхаживает, что это неисправимо, но приняла предложение пожениться. Да, влюбилась, а как можно в него не влюбиться? С годами поняла, что муж слишком ленив и ценит комфорт, чтобы затевать долгоиграющие романы. Только однажды она дернулась и заподозрила неладное, когда лет семь назад он почти перестал с ней спать, стал спокойнее, чаще проводил время дома с детьми, не срывался неведомо куда. Именно это было подозрительным, ведь всегда с появлением на горизонте очередной добычи возбуждение передавалось в супружескую постель. А тут — расслабленный, веселый, щедрый, не то, что сейчас, когда закатывает скандал с выбрасыванием из шкафа ее вещей и нижнего белья, пересчитывая покупки.

—Ты не подумай, он не жадный, тут другое, — начала Алиса извиняющимся тоном, — психует, что мы с тобой все время по распродажам бегаем. Мол, сколько нужно чулок, трусов, лифчиков бабе, которая никуда не ходит и никому, кроме него, не нужна? Понимаешь, он меня унижает. Всегда. Может и матом послать. А теперь кажется, что еще и ревнует.

 

Марина и сейчас испытывает неловкость, припоминая свою реакцию и последовавший вопрос: «К кому ревнует, к Сашке?» — намекнув на мужний интерес.

 

— Почему к Сашке? К тебе, дорогая.

 

И теперь, вспомнив, чуть не поперхнулась соком… А тогда, закашлявшись, судорожно искала предлог, чтобы поскорее уйти и не продолжать этот опасный разговор. Благо, телефон завибрировал сообщением, которое было пятым гневным от Миши в тот день. Он настаивал на встрече в отеле. Марина изобразила на лице озабоченность и засобиралась по срочному делу. Алиса обняла, чмокнула в щеку и попросила найти время «для посидеть и поговорить по душам» — ей надо выговориться, а иначе слетит с катушек.

 

Ни тогда, ни после так и не дошло до постели, просто не дошли. Они встретились в ресторане. Миша уже был пьян и продолжал подливать, якобы в шутку, неся ахинею про Алиско-Маринкину лесбуху, которая его еще больше заводит и, явно издеваясь, предложил стать третьим. Марина не ожидала такой пошлости от человека, которого ценила за безукоризненный вкус и чувство меры. Она поняла, что сейчас возможен любой поворот, даже грубость и насилие. Проорала что-то невразумительное про мужское скотство, про унижение жены, хотя уж точно из уст давней любовницы это выглядело дико. Когда резко вскочила из-за стола, он больно схватил за руку, вывернув кисть. Бокал вина пришелся кстати: красный винный сок выплеснулся на Мишино лицо, растекся по светлой рубашке и пиджаку. Потом было уже все равно — синяки на запястье, появление Алисы на пороге Марининого дома, ее истерика, что Миша сошел с ума: пришел пьяный, в уделанной вином одежде, наспех собрался и уехал в аэропорт, проорав, что уходит, что детей не бросит, а она ему осточертела.

 

Марине никогда не забыть, как сидит перед ней женщина с дрожащими губами и цедит сквозь зубы, не отводя заплаканных глаз:

— Я все знаю, и ты знаешь. Вы от меня скрывали. Ладно он, но ты!

Марина покрывается испариной, окаменев, и не знает, что ответить. Она готова провалиться от стыда на месте, но Алиса опускает глаза и произносит спасительное:

— Скажи правду. Ты должна знать или догадываться, ведь вы давно знакомы. Кто она, где живет? Он же не просто так придумал наше переселение. Ради чего? Теперь понимаю — чтобы от меня избавиться. Ясно же, как божий день, тут ее быть не может. Значит, там. Этой истории должно быть лет семь, не меньше. Есть соображения, кто из вашей тусовки? Он влюблен, и давно. Я его теряю, помоги…

 

В тот момент Марина напоминает нашкодившую кошку, прижавшую уши, но уже радостно подрагивающую хвостом, потому что сейчас хозяйка гоняет не ее, а кого-то другого. Пронесло! Она набирает дыхание и кивает:

—Ты права. Я знаю, кто она. Но тебе этого не стоит бояться. Там все кончено. Она его не любит. Теперь у нее муж, ребенок. Упустил добычу — вот и психует. Зачем тебе имена и фамилии? Что это меняет? Увидишь, он вас позовет назад. Сам вряд ли сюда вернется. Не переживай. Мишка тебя не бросит.

 

В общем, Алиску удалось успокоить тогда и усыпить ее возбужденное воображение, перебирающее возможные варианты мужнего адюльтера среди знакомых женщин их круга. Всех обсудили, позлословили, посмеялись…

Миша позвонил Марине на следующий день уже с другого конца света. Он бил зло и наотмашь: «За то, что ты натворила, тебе стоило шею свернуть, но живи. Не порть мне жену, слышишь. Передай своей лучшей подруге, что заберу ее, пусть успокоится, но тебя больше знать не хочу. Какие вы, все ж таки, курицы!»

Миша пропал надолго. Алиса не верила, что он позовет. Ждала, плакала, а потом успокоилась, и на это были свои причины.

 

Два облака, за которыми Марина давно перестала следить, в конце концов слились у горизонта, превратившись в тяжелую грозовую тучу. Горячий воздух качнулся, обдав душной влагой распаренного белья. Первые капли дождя зашипели на добела раскаленном песке. Назревала буря.

 

Земля. Пастух и Корова

 

Ливень рухнул стеной, расколовшейся с грохотом над ее головой. В номер отеля Марина заскочила промокшей насквозь. Сокрушалась, что зря укуталась в парео, надо было в купальнике прошмыгнуть, наплевав на приличия. Увернувшись от ледяной струи кондиционированного воздуха, прыгнула под горячий душ. В зеркальной стене, не успевшей полностью запотеть, проявился контур стройной фигуры загоревшей женщины с девичей грудью, узкими бедрами и тонкой шеей. По ее телу и лицу струилась вода. Женщина казалась заплаканной и чудовищно одинокой. Пора в этом признаться — да, одинока, формально еще замужем, но с этим пора завязывать.

Она намылила голову, плечи. Пальцы соскользнули на сосок, не вызвав внутри никакого ответа, как бывало. На самом деле уже давно ничего не бывало… С мужем пока никаких объяснений, но Саша уже готов. Марина давно заметила, что со дня встречи с Алисой он, осознанно или нет, «пасет» ее глазами, где бы она ни появилась. Та по-коровьи трясет головой и выменем, глазки в пол, розовеет, потеет, волнуется. А что поделать? Саша теперь мужик на две семьи. Кто еще поможет в быту брошенной мужем женщине?

Марина знает, что он готов лететь к Алисе по первому зову в любой час дня и ночи. Недавно пришел под утро, пробрался в дом, как вор, и сразу в душ.

Смешные оба. Алиса прячется, перестала заходить на чашку кофе, про Мишу ни слова. Ясно, что возвращаться к нему не спешит. Будь Марина такой тёлкой, как Алиса (не в обиду ей будет сказано), то лучшего пастуха по жизни, чем Сашка, не найти. Он переполнен желанием заботиться: там соломки подстелить, тут дерьмо разгрести, и это раздражает Марину. Его забота назойлива, но Алисе в самый раз: она радостно принимает и готова отплатить «сливками». У Марины так не получается. И в постели с ним не получается. Скучно. Он всегда готов по многу и без затей. Здоровый секс по утрам, как стакан молока или пробежка, и легкий, расслабляющий перед сном. Отказ удивляет: «Тебе же ничего не надо делать — просто лежи». Разве, когда познакомились, она этого не замечала? Значит, устраивало.

 

Из крана полилась прохладная вода. Пришлось сделать погорячее, чтобы унять дрожь, которая пробирает от макушки до пяток при мысли о своих замужествах и романах. Первый муж оказался психопатом с комплексом непризнанного гения. Учились вместе, потом вместе выставлялись. Вадим был ее первым мужчиной, единственным и любимым. На курс старше, но уже с историей разбитых женских сердец и легендой о покончившей собой из-за него взрослой женщины. Теряя возлюбленных или уходя от них, делал зарубки, надрезая кожу на запястье, чтобы там болело, а он не забывал. Таких зарубок было около дюжины. Марина сказала, что не хочет превращаться в очередной шрам. Он сделал ей предложение. Ее успех художника обернулся полным крахом семейной жизни. За свою творческую импотенцию отыгрывался в постели по полной — больно, грубо, унизительно. Потом нашел виртуальную подружку и поклонницу, позирующую в чем мать родила в Скайпе. Они оба, как мартовские коты, взвывали по ночам от оргазма. Хорошо, что не залетела с ним и не родила, а вот как удалось с Сашей зачать — тоже вопрос. Предохранялись всегда. В ее планы не входил ребенок вне брака, да и вообще ребенок от нелюбимого мужчины, но случилась осечка. И хорошо, что случилась. Есть Егор, а у мужа не должно быть никаких претензий: сына родила — все, свободен.

Как же дать понять Саше и Алисе, что с ее стороны никакой ревности и сожалений нет, кроме одного — зря подалась на Сашины уговоры и согласилась на брак. Счастья это не принесло ни ему, ни ей, зато Егора спасли. А вот если она с Сашей расстанется, кого выберет сын? А вдруг отца? Об этом невыносимо думать. Лучше подождать, пусть все течет как течет…

 

«Ну, вот — начинается! Дайте воду, гады. Опять еле капает. Мне бы мыло смыть…» Марина покрутила кран душа, понажимала рычажки — последняя капля была тяжелой и холодной. Выйдя из ванной, плюхнулась в кровать. Вспомнила, что давно не звонила домой, начала набирать, но передумала — лень, да и Саша наверняка на работе, а Егор у Алисы, как обычно. С ее детьми сыну весело, а теперь еще эта Маша-Мэри, почти Поппинс. Дети от нее не отходят, а Егор в первых рядах. Интересно, десятилетний мальчик может влюбиться в двадцатилетнюю? Похоже, что да. Несчастный Егорка давно старается изобразить Мэри на всем, что попадается под руку — фломастерами на бумаге, мелками на асфальте, красками на стене. Получается смешно и непохоже. Природа на нем отдыхает. Не быть Егору художником, и слава богу. А вот мне бы не мешало попросить Мэри попозировать, хотя совсем работать не тянет. Если она согласится спокойно посидеть хоть пару часов, можно на холсте попробовать сплести в кокон ее дивные, льняные волосы, а фигуру погрузить в слоистую воду, переходящую в небо. Рыбка, которая вот-вот превратится в морскую бабочку.

А вообще-то она всегда ей напоминала селедку или серебристую иглу, каких тут полно.

 

Вода. Рыбак и Рыба

 

Про то, что Мэри принципиальная феминистка, стало понятно сразу. Попытки Львовского подколоть, подцепить двусмысленными шуточками и «отеческими» прикосновениями к ее пальчикам и коленкам вызывали у девушки возмущение. Мэри потребовала извинений. Миша обалдел и послал ее на хрен. Вряд ли она поняла куда именно, иначе бы никто ее больше никогда не увидел. Мэри ушла, долго не появлялась. Дети страдали. Пришлось подговорить Алиску сходить к «питерской» домой. Там они долго объясняли на примерах из собственной жизни специфику русского стиля общения. Мэри по-рыбьи выпучивала глаза и задыхалась, раздувая покрасневшие щечки, как жабры. Никак не могла понять, почему русские женщины терпят унижения, вроде откровенно оценивающего взгляда, пошлых комплиментов, бесцеремонных прикосновений и фамильярности. Она по-детски возмущалась привычкой мужей Марины и Алисы лезть с приветственными и прощальными поцелуями. Насупившись, обняла женщин, уткнувшись в их шеи носом. Гладя их по волосам и целуя, шептала на ломаном русском: «Я вас любить очень, мои леди. Вы красота — они нет. Вы хорошо — они плохо. Без них можно, без вас нельзя…»

Расставшись с Мэри, подруги еле сдерживались от хохота, вспоминая, через что проходили леди, отдирая потные руки русских джентльменов от своих коленок и грудей. Промолчали. Пожалели девочку. Главное, что Мэри вернется к ним, а мужикам строго-настрого решили запретить травмировать девочку и «фильтровать базар». Теперь им интересно стало другое: кого ищет эта маленькая рыбка — рыбака или рыбачку? Слишком уж жаркими были ее объятья и поцелуи. Уже ведь взрослая тетка, хоть и выглядит подростком, а никаких парней на горизонте. И тут Марина вспомнила, что однажды Егор рассказывал про мечту Мэри. Игра у них была такая — нарисовать мечту, а потом сложить рисунок корабликом и пустить его в океан. Дети Алисы рисовали кто пони, кто собаку, Егор космический корабль с инопланетянкой, похожей на Мэри, а сама Мэри нарисовала необитаемый остров, где она живет с подругой, как Робинзон с Пятницей.

— Алиска, понимаешь? Именно с подругой, а не с другом. А остров необитаемый потому, что не хочет афишировать свою ориентацию, а, может, еще до конца не определилась. Знаешь, на меня тоже девушки западали. Смешная история случилась на даче одного из олигархов, когда там устроили арт-тусовку. Ну, как водится, девок шикарных нагнали немеряно в дополнение к картинкам, чтобы богатенькие мальчики не скучали. Моих работ там было три. Все с «обнаженкой» женской, очень чувственной. На одной из них две девушки, поливающие друг дружку из леечек. Кожа у девочек алебастровая, светится изнутри, а струйки тонкие, прозрачные — высший класс, и стекают они по всем выпуклостям и впадинкам. Публике нравится, а одна дама прямо не отходит от полотна. Сама стильная, почти налысо стриженная, носатая. То подойдет поближе, словно клюнуть картину собралась, то отойдет подальше, присядет и смотрит, смотрит… Я не выдержала, представилась. Она на меня глянула — и аж мороз по коже: ни один мужик так на меня не смотрел. А дальше — больше. Она жила неподалеку. Домище — дворец. На девятом десятке муж её отправился на тот свет, а ей, тридцатилетней, досталось неслабое состояние. Понятно, каким был этот брак. Звали ее Лида, и пригласила она нашу тусовку к себе на обед. Уйма народу приперлась на халяву. Стол умопомрачительный — едим, пьем, а она сидит, на меня в упор смотрит. Я уже все про нее поняла, жмусь к Ми…, — Марина помнит, как запнулась, чуть не сболтнув лишнего Мишкиной жене, но та не обратила внимания, — ну, к милому своему прижимаюсь, а она берет вишенку со стола и, как бы невзначай, бретельку, спущенную на плече, еще ниже спускает, оголив грудь с вишневым соском. Вот эти вишенки меня долбанули крепко: прямо почувствовала горячее в трусах. Помню, что вскочила, ушла бродить по саду, а уже крепко нетрезвой была. Тут-то Лида нарисовалась возле дерева. Она невероятно вкусно пахла, чем-то чайно-медовым и немного винным. Как муха, я поползла на этот запах, готовая на все, но, представь, как только ее губы потянулись к моим, все сжалось внутри. До тошноты противно стало. Не мое это. Она почувствовала и остановилась. Сказала что-то, вроде того, что наша Маша сейчас пыталась на своем ломаном. Да, мы лучше и краше мужиков, кто спорит, но без них тоска. Вот только не для Мэри. Вот увидишь, не долго нам осталось лицезреть нашу «питерскую». Как пить дать, умотает на свой «лесбийский» остров. Егорка будет скучать. Надо бы поторопиться написать ее портрет. Хорошая работа может получиться.

 

Марина провела пальцем по экрану айфона, быстро прогнав перед глазами коллаж жизни, слепленный из фотографий разных лет и разных мест, и нашла то, что искала — незаконченный портрет «Питерской Мэри». На нем получилось все, кроме главного — Мэри не была живой. Застывшая маска бледного, вытянутого лица, много синих теней, волосы, сплетенные с морской травой. Дурацкая идея сделать из нее современную русалочку. Это все Егоркино влияние — его детский, влюбленный взгляд. Где сейчас она, интересно? Исчезла в один день, оставив только открытку с цветочком, на которой были дежурные слова благодарности и пожеланий всяческих благ. В школе сказали, что она уехала в Африку к родителям. Скорее всего, соврала. Может, подцепил ее на крючок любви какой-нибудь рыбак или рыбачка — какая разница, и вытащил из опасного океана жизни на берег сказочного острова, где ей хорошо. Дай-то Бог.

 

Огонь. Наездник и Лошадь

 

Не согревшись под одеялом, Марина поняла, что самое время согреться изнутри какой-нибудь термоядерной смесью из рома, текилы и сока, которую тут подают в баре. В номере только и есть, что ледяные вода и пиво. Но для этого надо встать, одеться, привести себя в порядок. Не хочется… Можно, конечно, заказать коктейль в номер. Как там с погодой? Раздвинув шторы, чуть не ослепла: солнечный свет был разбрызган миллиардами капель повсюду, превращая экзотический пейзаж в драгоценность, искрящуюся алмазной крошкой. Зажмурившись поначалу, она тихонько приоткрыла глаза. Из них потекли слезы, но они сразу высыхали, испаряясь. Ливень затих, и теперь на перила балкона, как пьяные, облокотились пальмы, не в силах выпрямиться, а вот Марине, наоборот, захотелось расправить плечи и подставить лицо еще влажному ветру, который принес из ресторана запахи кофе и сдобы. Впервые за долгое время потянуло поесть и выпить с удовольствием. Не заморачиваясь по поводу нижнего белья, набросила на голое тело легкий, цветастый сарафан, закрывающий ноги почти до пят, прихватила шляпу и спустилась в ресторан.

Обед был накрыт на веранде. Потягивая уже не первый крепкий коктейль, она ждала стэйк, разглядывая посетителей. За соседним столиком сидела пожилая пара, которую Марина приметила еще на пляже: сухонькая бойкая старушенция с легким тиком или начинающимся «паркинсоном», отчего ее белые кудряшки забавно вздрагивали, а губы причмокивали, и ее муж — дородный, пузатый дед, заботливо подвязывающий ей салфетку под подбородок и перекладывающий подальше от нее нож. Жена недобро глядела на него, раздражалась и что-то выговаривала на французском. «Вот такими мы могли быть с Сашкой в старости. Он точно довел бы меня до тика, а потом слюни подтирал», — подумала Марина. Старушка вдруг радостно взвизгнула и попыталась захлопать в ладоши, но перевернула на себя стакан сока, даже не заметив. Муж подскочил, всплеснул руками, а она во все глаза смотрела на тропинку, ведущую к пляжу, на которой появились наездник и лошадь.

Мускулистый, лоснящийся на солнце темный торс всадника казался слитым с лошадиным крупом. Они остановились и замерли. Лошадь опустила голову до земли. В контражуре солнца их очертания расплывались и ширились, превращаясь в черную, гигантскую тень Кентавра. Захотелось разглядеть их поближе. Марина вышла из-за стола и слегка неуверенно пошла по тропинке, понимая, что перебрала со спиртным.

Всадник оказался улыбчивым молодым парнем, чем-то похожим на свою лошадь — они оба были темной масти и лоснились на солнце, как полированный рояль. Хозяин лошади поклонился, растянув рот в белоснежной улыбке, а лошадь повторила за ним, мотнув головой и обнажив огромные желтые зубы. Марина рассмеялась, понимая, что они так приветствуют клиента. Спешившись, наездник представился длинным именем, которого Марина не запомнила и мысленно назвала его Кентавром. Он стал объяснять, что надо знать, катаясь верхом и, прежде всего, рекомендовал вернуться в номер и переодеться, но Марина взмолилась: «Пожалуйста, прямо сейчас, а то передумаю. Мне так давно этого хотелось, но боялась. Уйду — не вернусь, я знаю». Потерять заработок катальщику не хотелось. Он согласился.

Вообще-то Пабло Матиас Хозе, а его звали именно так, был опытным берейтором. Его вороной Рики породы Пасо Фино имел превосходный шаг и понимал хозяина с полуслова, выполняя команды беспрекословно. А как могло быть иначе? Они ведь в этом отеле чаще всего катали женщин и детей. Для этого у Пабло было специальное двойное седло. По желанию клиента можно было сидеть впереди наездника, словно управляешь лошадью, либо сзади, если боишься. Детей он усаживал перед собой, они были бесстрашнее, да и удержать таким образом легче, чтобы не свалились. Когда они с Рики заметили приближающуюся к ним нетвердой походкой женщину, то решили вежливо отказать — пьяных они не катали, но женщина подошла ближе. Алкоголем от нее не пахло, скорее, чем-то травяным и медовым, как чай, который Пабло заваривал по утрам. Если и пила, то немного — парочка коктейлей, иначе бы Рики взбрыкнул, а он только навострил уши. У женщины блестели глаза, она улыбалась и была так приветлива и красива, что Пабло сдался, да и Рики, покосившись на хозяина, тихонько фыркнул. Это означало, что Рики смеется — женщина ему тоже нравится, почему бы не покатать, но лучше посадить ее сзади и пристегнуть ремнем безопасности. Так и договорились.

Пабло приготовился подсадить женщину. Она оказалась легкой и ловко взлетела в седло, но ее сарафан вздулся цветным куполом над его головой, и Пабло обомлел. Под сарафаном обнажилось то, отчего его бросило в жар — он успел разглядеть ничем не прикрытый треугольник бледной раковины внизу живота, в которой пряталась еще одна — ярко розовая.

Марина, прыгнув в седло, заметила смущение всадника, его опущенные глаза, подрагивающие пальцы и поняла причину, вспомнив, во что одета, вернее, во что не одета… Теперь этот Кентавр не сможет выкинуть из головы ее голую задницу. Несчастный. А сможет ли она?

Лошадь шла тихим аллюром. Марина, обхватив ногами всадника, прижалась к нему всем телом, чувствуя волну возбуждения, поднимающуюся из той самой, незащищенной ничем точки, трущейся о седло: «Быстрее, быстрее, прошу тебя…» У Пабло сводило судорогой мышцы, и казалось, на пояснице открылась рана от близости прожигающего насквозь моллюска.

Перейдя на рысь, Рики самовольно свернул с обычного маршрута к мангровым зарослям, надежно укрывающим поляну с высокой травой. Там они остановились. Пабло никогда не развлекал сексом скучающих курортниц, как его подельники, зарабатывающие этим лишний песо или кулек с фирменными вещами. Деньги ему, конечно, не помешали бы, и от подарков он бы не отказался, но есть невеста, с которой помолвлен со вчера — пусть не такая красивая, как эта женщина, зато не бесстыдная.

Женские руки уже легли на его бедра, а ее мягкие волосы щекотали шею. Издевательски заржав, Рики уставился на хозяина. Пабло не сомневался: если бы лошади умели говорить, то Рики не промолчал бы: «Амиго, твои яички сейчас лопнут. Назад придется идти пешком. Ходить будет больно, а верхом вообще никак. Не дури. Помоги этой женщине, дай то, чего она хочет. Иначе сброшу тебя со спины и умчусь с ней куда глаза глядят. Чувствуешь, какая она страстная наездница?»

Пабло развернулся к женщине, пересадив лицом к себе. Она впилась в его рот губами, не давая вздохнуть, а розовая раковина затянула в себя, как добычу, воспаленную плоть. Превратившись в Кентавра о двух головах, склеившись телами, они покачивались и замирали, подпрыгивали и бешено неслись. Рики старался попадать в такт движениям их восхитительного танца: он шел тихой иноходью, а когда им этого было мало, переходил на легкую рысь. Пестрая юбка взвивалась крылом над плечами и головой женщины, казалось, что она сейчас взлетит, но Пабло держал ее крепко. А по небу над ними, слипаясь и разбегаясь в разные стороны, проплывали облака, похожие на людей и зверей…

 

Читайте Алену Жукову в "Этажах":

"Страшная Маша"

"Мадам Дубирштейн"

"Война, Любовь и Надежда"

"Два кольца, два конца..."

 

Ольга Григорьевна Жукова (псевдоним – Алёна Жукова). Писатель, сценарист, кинокритик. Член Московского Отделения Союза Писателей России. Член Союза Писателей XXI века. Член Союза Кинематографистов Украины. Вице-президент, программный директор Фестиваля Российского Кино в Канаде – Toronto Russian Film Festival (TRFF), программный директор Дней Канадского Кино в Москве «Канадская Мозаика» 2009, главный редактор литературно-художественного журнала «Новый Свет». Родилась в Одессе, работала на Одесской киностудии музыкальным редактором, редактором, членом сценарной коллегии и главным редактором Творческого Объединения «Аркадия». В 1994 году эмигрировала в Канаду. Живет в Торонто. На протяжении почти двадцати лет жизни в эмиграции  занимается развитием культурных связей между Канадой и Россией.

Книги:

«К ЧЕМУ СНИЛИСЬ ЯБЛОКИ МАРИНЕ», Москва, ЭКСМО, 2010

«ДУЭТ ДЛЯ ОДИНОЧЕСТВА», Москва, ЭКСМО, 2011

«ЗАПИСКИ ПАЦИЕНТОВ» сборник, рассказ «Август», Москва, АСТ, 2014 г.

« ТАЙНЫЙ ЗНАК» (роман) , Москва, РИПОЛ классик, 2016

10.09.20192169
  • 5
Комментарии
  1. Marie 11.09.2019 в 02:49
    • 2
    Спасибо, необыкновенный рассказ. Давно не получала такое удовольствие от прочитанного.
  2. Алена Жукова 11.09.2019 в 05:04
    • 1
    Ох, спасибо большое! Волнуюсь, словно в первый раз вышла к людям, словно не было книг, рассказов... Впервые такое пишу. Рада, что понравилось.
  3. Любовь 12.09.2019 в 00:54
    • 1
    Большое спасибо, прочитала на одном дыхании, мне очень нравится!
  4. Лариса Куник 13.09.2019 в 19:18
    • 1
    Спасибо, наткнулась случайно, прочла на одном дыхании, даже на ходу дочитывала. Буду теперь искать остальное.
  5. Ирина 14.09.2019 в 05:37
    • 1
    Невозможно отвлечься от истории, и даже понимая, чем и как всё в ней завершается, очень хочется прочитать продолжение. Спасибо, Алена!
Booking.com
помогиЭ Т А Ж А М в этом месяце собрано средств 700.00

Журнал «ЭТАЖИ»

лауреат в номинации

ИНТЕРНЕТ-СМИ

журнал Этажи лауреат в номинации интернет-СМИ
На развитие литературно-художественного журнала "ЭТАЖИ"
руб.

Перевод проекту "ЭТАЖИ"

Уже в продаже ЭТАЖИ №3 (15) сентябрь 2019




Сувенирная лавка футболки от Жозефины Тауровны
Сувенирная лавка Календари от Жозефины Тауровны
Наверх

Ваше сообщение успешно отправлено, мы ответим Вам в ближайшее время. Спасибо!

Обратная связь

Файл не выбран
Отправить

Регистрация прошла успешно, теперь Вы можете авторизоваться на сайте, используя свой Логин и Пароль.

Регистрация на сайте

Зарегистрироваться

Авторизация

Неверный e-mail или пароль

Авторизоваться