литературно-художественный журнал «ЭТАЖИ»

etazhi.red@yandex.ru

02.04.20176 120

Франсиско Гойя рисует горе

***

Как в черно-белом немом кино —
За одним — одно,
За другим — другое.
Франсиско Гойя рисует горе,
Я не рисую уже давно.
Волну прибоя встречаем стоя —
Глаза в глаза
Или руки в руки.
Я с перепоя,
А ты от скуки
Давай повоем, давай повоем.
Давай повторим
Морскому бризу.
Вода и небо —
Два серых слоя,
А между ними рассвет нанизан,
Как красный бисер
На нить с иглою.
Шуршаньем гальки,
Водою сбитой,
Прошепчет море нам на прощанье,
А ты наденешь свой синий свитер
И тихо скажешь мне
"до свиданья"

 

***

Снег выпадет, все занесет и спрячет.
И мальчиков, и девочек, и мячик,
Собаку, кошку, камень, грузовик.
Снег выпадет и будет снеговик.

Лежать в снегу — я этого хотел.
Как будто бы внутри меня метель.
Как будто бы — в ангине и в бреду.
Пусть я не выпаду, зато я упаду
В прозрачный снег.

Там лебедя убили из ружья,
А перья все упали на меня,
И стал я совершенно незаметен.
И мальчики играют в чехарду,
А я лежу в ангине и в бреду,
И у меня внутри холодный ветер.

Пока я просыпался — выпал снег.
И он важнее всех, слабее всех.
Пока я выходил тебе навстречу,
Он таял молоком, горячей гречкой.

Когда я разобьюсь вдруг на куски,
Шнурки, стекло, колеса, волоски,
Возьми и заверни меня в футболку,
Что пахнет до сих пор тобой и мной.
Но не неси меня домой,
Но не клади на полку,
А в первый снег зарой.

 

***

Не замерзает лужица в груди,
Но здорово переливается бензином.
Я выдержал сто двадцать зим один.
Я выдержу один и эту зиму.

Я погружаюсь с рыбами на дно,
Спасаю реку от обмороженья.
Я вглядываюсь в зеркало. Оно
Не хочет отдавать мне отраженья.

В снегу, в снежинках, в радуге, во мгле,
Где нет меня , где нет тебя, где нет нас.
Как все горит и колется во мне,
Когда я мельком ощущаю смертность.

Не просто смертность, а твою ( мою).
Твою, застрявшую в страницах книжек.
Но я тебе когда-нибудь спою,
Но я тебя когда-нибудь увижу.

А ты, если приедешь, привези
Мне валенки и теплую рубашку.
Тут кто-то ходит рядышком, вблизи.
И одному, на самом деле, страшно.

 

***

Август. Солнце совсем не щадит траву.
Пчелы прячут в спинах шершавых мед.
Кто переживет август, тот не умрет.
Я переживу август и не умру.

Нам читают мифы (за мифом — миф)
Все про вечную жизнь, про космическую войну.
Мы уйдем из августа, полюбив
Книги, одиночество, тишину.

Облако. Ветер гонит его на восток.
"А каков у вас виноград?" Виноград спел.
"А какое небо?" Желтое, как песок.
Как песок у моря, к которому не успел.

Яблоки. Картошка в мундире. Рубаха льна.
Мысли — вишни, раздавленные в руке.
Тело будто сварено в молоке —
Млечный путь. Луна.

Мы вернемся снова к желтому сентябрю,
Загоревшие до косточек. Все полны
Одиночества, сказок и тишины,
Бесконечного ко всему — "люблю".

 

***

Послушай, дерево мое,
Меня — зачем ты здесь стоишь,
Среди других дерев, зачем поет
(Петь не умеющий) на ветках стриж,

Зачем молчишь, корнями в глубину
Уйдя, что ищешь в глубине —
Живую воду, мертвую слюду?
Эй, дерево, ты помнишь обо мне ?

Когда-нибудь найдешь в земле меня,
Истлевшего, возьмешь себе мои
Колечки, косточки, безумия, моря
И всех людей, которых я любил.

Я стану листиком, корой, и дождь грибной
Не будет говорить — дурацкий дождь.
Послушай, дерево, вот я стою с тобой
И знаю, ты меня переживешь.

 

***

Земляника впитала в себя галактику,
Я наклоняюсь, чтобы сорвать ее,
Но ощущаю себя предателем.

Дождь на голову с неба капает,
Ель меня укрывает лапами,
Думает — я — цветущий папоротник.

След мой движется дальше в лес,
Это выглядит как порез.
Меня не должно быть здесь.

Я не помню кто же меня принес.
Я смотрю на все как бродячий пес
И не вижу звезд, но чую следы от звезд.

Туча спит, ей снится — она волна,
Небо спит, и только одна луна
Знает: где-то идет война.

Если нечего есть — надейся на млечный путь.
Знать, что все вернется когда-нибудь —
Только это помогает теперь уснуть.

Солнце падает, матерясь, в росу.
Земляника впитала галактику, как слезу.
Если умереть — умереть в лесу.

 

***

К возвращению осени не привыкнешь как к тошноте,
В ночь на первое сентября —
Ощущение озера в животе,
А во рту — дождя.

Если выйдешь на улицу — небо потянет за рукава.
Отдавай ему куртку, сам же прижмись к земле.
Осень — пора для игры в слова —
Все говорит во мне.

Дом утепляется плесенью, мыши бегают по щелям.
Защищаюсь песнями, мне страшно открыть окно,
За которым деревья шепчутся про меня,
И небо хочет забрать пальто.

 

***

Сколько во мне ночей,
Сколько во мне дней,
Сколько я был ничей,
Сколько я был твоей
Собственностью, затем —
Это уже не я,
Это альбом для схем
Смерти и бытия.

 

Мастерская Дмитрия Воденникова

 

Я родился в 1995 году в никому неизвестном городе Сенгилей в обычной семье. Я ходил в обычный детский сад и в обычную школу. Сейчас я заканчиваю актерский факультет, мастерскую К. А. Райкина, играю в спектаклях, живу в Москве и не знаю, что будет дальше.

02.04.20176 120
  • 18
Комментарии
  • bowtiesmilelaughingblushsmileyrelaxedsmirk
    heart_eyeskissing_heartkissing_closed_eyesflushedrelievedsatisfiedgrin
    winkstuck_out_tongue_winking_eyestuck_out_tongue_closed_eyesgrinningkissingstuck_out_tonguesleeping
    worriedfrowninganguishedopen_mouthgrimacingconfusedhushed
    expressionlessunamusedsweat_smilesweatdisappointed_relievedwearypensive
    disappointedconfoundedfearfulcold_sweatperseverecrysob
    joyastonishedscreamtired_faceangryragetriumph
    sleepyyummasksunglassesdizzy_faceimpsmiling_imp
    neutral_faceno_mouthinnocent
Booking.com

Ольга Смагаринская

Соломон Волков: «Пушкин — наше всё, но я бы не хотел быть его соседом»

Таня Лоскутова

Лублу

Ирина Терра

Александр Кушнер: «Я всю жизнь хотел быть как все»

Ирина Терра

Наум Коржавин: «Настоящая жизнь моя была в Москве»

Ольга Смагаринская

Михаил Богин: «Я попал под горячую руку холодной войны»

Виктор Есипов

Майя

Борис Фабрикант

Валентина Полухина: «Я, конечно, была влюблена в Бродского»

Наталия Гулейкова-Сильвестри

Мир Тонино Гуэрры — это любовь

Наталия Ковалёва

Человек-праздник, человек-миф, мальчик с дудочкой...

Ирэна Орлова

"В квартиру пробрался вор и украл большой желтый чемодан с рукописями".

Павел Матвеев

Анатолий Кузнецов: судьба перебежчика

Екатерина Барбаняга

Павел Басинский: «Я ездил на место гибели Лизы Дьяконовой и знаю, что там

Павел Матвеев

Хроника агонии

Елена Кушнерова

Этери Анджапаридзе: «Я ещё не могла выговорить фамилию Нейгауз, но уже

Игорь Джерри Курас

Поступь

Светлана Волкова

Савушка и Валентина

Павел Матвеев

Поручик, газетчик, публицист

Марина Владимова

Я помню своего отца Георгия Владимова

Алёна Жукова

Страшная Маша

Ольга Смагаринская

Роман Каплан — душа «Русского Самовара»

помогиЭ Т А Ж А М в этом месяце собрано средств 700.00

Журнал «ЭТАЖИ»

лауреат в номинации

ИНТЕРНЕТ-СМИ

журнал Этажи лауреат в номинации интернет-СМИ
Booking.com
Уже в продаже ЭТАЖИ №1 (21) март 2021




Нина Дунаева В чем цимес, Господи?..
Дарья Бобылёва Лишай
Ирина Терра Таня Лоскутова: «Я вышла в тамбур, чтобы выйти замуж»
Евгения Комарова Мы говорим на птичьем языке
Павел Матвеев Сквозь ледяную мглу
Нина Дунаева Постоять и вернуться
Наталья Рапопорт Это только чума
Владимир Резник Бессмысленный и беспощадный
Этажи Ждем ваши рассказы на Волошинском конкурсе
Гари Лайт Кроме кошек, глинтвейна, камина
Мария Малиновская Время собственное
Елена Фомина Николай Луганский: «Ощущение родины у каждого свое»
Ирина Терра От главного редактора. К выпуску журнала "Этажи" №1 (21) март 2021
Вероника Долина, Алексей Слаповский и др. Коллектив Роман Арбитман — создатель справедливого мира
Александр Кушнер Вспоминая Италию
Константин Зарубин День рожденья муми-мамы
Марина Владимова Я помню своего отца Георгия Владимова
Павел Матвеев Против течения
Георгий Владимов (1931-2003) Все мы достойны большего
Сергей Штильман Нас разберут на анекдоты
Наверх

Ваше сообщение успешно отправлено, мы ответим Вам в ближайшее время. Спасибо!

Обратная связь

Файл не выбран
Отправить

Регистрация прошла успешно, теперь Вы можете авторизоваться на сайте, используя свой Логин и Пароль.

Регистрация на сайте

Зарегистрироваться

Авторизация

Неверный e-mail или пароль

Авторизоваться