литературно-художественный журнал «ЭТАЖИ»

etazhi.red@yandex.ru

01.06.20164 823
Автор: Полина Жеребцова Категория: Поэзия

Стихи Полины Жеребцовой

Полина Жеребцова – писательница-документалист, поэтесса. Автор чеченских дневников и рассказов, которые были переведены на многие языки мира.

Она родилась в 1985 г. в многонациональной семье в городе Грозном. С началом войны 1994 года девятилетняя Полина начинает вести личный дневник, в котором описывает происходящие исторические события на своей Родине.

В октябре 1999 года в результате ракетного удара российских войск по рынку в городе Грозный, Полина получила ранение средней тяжести (множественные осколочные ранения в ногу). В связи с ранением и болезнью ее семья не успевает выехать из объятого войной Грозного. Начинаются голод, скитания, выселение вместе с другими соседями на «зачистку», описанное Полиной на страницах своего «Дневника». Полина несколько раз находится между жизнью и смертью. Но с упорством продолжает писать, так как надеется, что кто-нибудь найдет её тетради и прочитает о том, как страдают мирные жители — дети и старики во время войны.

В настоящее время Полина вместе с мужем живет в Финляндии, где получила политическое убежище. Занимается правозащитной деятельностью. Финалист премии имени А. Сахарова «За журналистику как поступок» 2012 год. Автор «Доклада о военных преступлениях на территории Чеченской республики 1994—2004 гг.». В 2011 году осенью вышла книга «Дневник Жеребцовой Полины».

Журнал «Этажи» публикует подборку стихотворений Полины, начиная с 11-летнего возраста. Стихи, также как и дневник Полины, охватывают детство, отрочество и юность, на которые пришлись три чеченские войны.

 

(Текст подготовлен по материалам Википедии. Ред. журнала "Этажи")

 

Чеченский цикл.

 

Звездочка

 

НЛО среди звезд затерялось.

Мне сверкнув на прощанье лучами,

Приведенье в саду рассмеялось…

Может раньше мы были друзьями?

 

Зазвучали кузнечиков скрипки,

Мотыльки закружились танцуя,

И мелькнула волшебная рыбка,

О желанье моем памятуя…

 

Замурлыкала рыжая кошка,

Засмотрелась на звезды... Ей – тоже!

Показалась, звезда из окошка

На корабль межпланетный похожа!

 

11 лет

1996 год.

 

****

Ты помнишь бои в нашем Грозном?

Как нас обстрелял вертолет?

Как плакали дети серьезно,

Труп кошки, найдя у ворот...

 

14 лет

1999г.

 

****

Снова кровь на снегу,

Продолжается бой

Я куда-то бегу,

Я уже не с тобой...

Через пламя и дым

Злобно бьет миномет.

Умирать молодым

Кто-то снова идет!

И какая-то мать

Похоронит дитя...

И кого-то «убрать»

Вновь прикажут, шутя.

Я кольцо своих рук

Расцепить не могу –

Умирающий друг

Мой лежит на снегу...

 

15 лет.

2000 год.

 

***

Жизнь моя – недопетая песня,

Кто-то начал, а кто-то забыл...

Все, что было, уже не воскреснет.

И не встанет из свежих могил.

 

15 лет,

2000 год.

 

***

Кто у тебя свидетели? Никто?

Ночь, что укуталась вуалью звездной.

Часы, что тикали: «Уж поздно, поздно, поздно»

Снарядов залп. Летящий снег в окно.

 

Кто у меня свидетели? Никто?

Аллах! Единый! Только Он один.

Он знает, как тебя я провожала.

И сколько слез в глазах я удержала...

Любви в губах. Мой милый Аладдин.

Аллах – свидетель! Только Он один.

 

15 лет.

2000 год.

 

****

Живу одна в ущелье гор любимых,

Трава мои шелковые наряды.

Я поднимаюсь выше, к небесам,

Там запрягаю,

В свою повозку снежных горных барсов.

 

Пью воду из лучистых родников.

Дождь застилает небо тучей  темной,

Кричат и плачут птицы в поднебесье…

Рыдают ветки гнущихся деревьев,

Рты искривив в Ночи.

 

Напоминают про тоску и горечь.

Мне все они твердят, что безвозвратно

Там, на снегу, лежащий человек,

Потерян Миром.

Нет пути обратно,

Без этой жизни стынет новый век.

 

17 лет.

2002 год.

 

****

Мы уже умирали когда-то.

Далеко и не в этой стране.

Кровью, смытое пламя заката,

Уступало дорогу Луне.

 

И вдохнув напоследок прохладу,

Плащ дорожный, с собою не взяв,

Мы к губам подносили усладу,

Разноцветных, дурманящих трав…

 

Мы неслись в золотистых потоках,

Вверх! На небо! Скорее! Туда!

И бродили у вечных истоков,

Где священные есть Города.

 

Но потом, сквозь миры – возвращались,

Проникали в заветные сны,

И с любимыми снова встречались,

В темном парке, под взором Луны.

 

Пели песни и в танце кружились,

Были эхом и плачем навзрыд,

Принимали Ислам и Крестились,

И молились творцу Пирамид.

 

Жили бедно, и жили богато.

Загибались на чуждой войне…

Мы уже умирали когда-то.

Далеко. И не в этой стране.

 

17 лет,

2002год.

Чечня.

 

Ангелу Смерти

 

Мы уйдем, однажды, на рассвете,
Песни птиц поддержим голосами,
Радостно волнуясь, словно, дети,
В мир иной, с другими чудесами…

На пороге Вечность улыбнется,
Ангел смерти нежно и достойно, 
Скажет: «Тише! Вдруг дитя проснется,
И тогда нам не уйти спокойно»

Разбегутся солнечные зайцы,
Ветер поиграет с волосами, 
И уйдем мы – вечные скитальцы,
В мир иной, с другими чудесами.

18 лет,
2003 год.

 

Чечне

 

Моя земля меня же ранит.

Друзья, враги…

Где ж доброта?

Здесь только горы не обманут,

Снегов их вечна чистота.

 

Прости земля! Огонь и пепел…

Вдоль улиц скорбных и в душе.

Мне нет родней тебя на свете

И лучше нет давно уже.

 

Со мною – боль непониманья,

Со мною – горечь от нужды.

Кто рассчитал здесь все заранее

И свел народы для вражды?!

 

Несу я боль и виноватость,

Храню в душе своей любовь.

Мой мир разорван как граната,

И на земле чернеет кровь…

 

И осознав свою ненужность

В родном истерзанном краю,

Бегу туда, где все мне чуждо,

Где ничего я не люблю.

 

19 лет,

2004г.

 

Русскому солдату

 

Солдат убитый вновь пришел

Во сне моем.

Он безутешен.

Он ищет друга, старый дом…

И парня, что остался грешен.

 

Он никого не убивал.

Он знал:

Война против народов,

Но парень смуглый взял кинжал,

Зарыл солдата в огородах.

 

Не может до сих пор понять,

За что погиб

Без поля битвы?

В России ночью стонет мать

И шепчет ветхие молитвы.

 

Был гостем в страшном доме он,

Но в драке жесткой и короткой,

В щель, между досок, под столом

Вкатилась пуговица четко.

 

Она катилась, как беда.

Как связь на веки, ждать и верить:

Солдат опять придет сюда

В фальшиво-дружеские двери.

 

Хозяин в должности теперь,

Он в штатском и без автомата,

Он называет гостя «братом»,

Но никогда ему не верь!

 

Он предает!

Своих… и прочих…

Ему ведь это – не впервой.

Так пусть к нему приходит ночью

Солдат убитый молодой!

 

19 лет

2004 год.

 

Булгакову М

 

Вы мистик и романтик.

Вы – поэт.

Вы тайны чувств из всех миров собрали…

И Тьма склонилась,

И склонился Свет

Перед великой магией скрижали.

 

А музыка, прервав законы нот,

В Романе вашем вырвалась из круга,

И поняли на несколько минут

Все Ангелы и Демоны друг друга…

 

Гроза прошла.

И наступил рассвет.

Вы обрели Покой, который ждали,

Тьма отошла.

Остался только Свет

Перед великой магией скрижали.

 

20 лет,

2005 год.

 

М.

Возраст светлой обреченности –
Знак Христа.
В нашей  северной влюбленности
Неспроста.
Тридцать три секунды вечности,
Запах лип…
Не забудь о человечности
Иль погиб.

Не убий! – твердили древние,
Как приказ.
Я смотрела на вселенную,
Сотней глаз.
И с тобою очень искренне
В миги те
Говорила я об Истине
И кресте.
Об  индийском одиночестве,
Полюсах,
Магомеде и пророчестве
В небесах.

Тот – Гермес в страницах мудрости
Лишь возник.
И Орфей все выпил трудности
Как родник…
Храбрым будь! Твой путь – отчаянный…
Помни лишь:
Не обидь, кто повстречается,
Даже – мышь!

23 года,

2008г.

 

Чеченке по имени Зулихан

 

Тебе снятся мосты...

Так бывает по осени часто.

Грусть о том, что нельзя изменить и нельзя оправдать.

Снег иной красоты:

От пожаров он черный. Контрастный.

Кто не видел его, кто не ел, кто не пил – не понять.

 

Это эхо войны

Будет пеплом стучать в твое сердце.

И ты будешь писать потому, что нельзя не писать!

Мы еще влюблены

И разводим костры, чтоб согреться.

Где-то там, в глубине...

Где Всевышний поставил печать.

 

27 лет,

2012г

 

Послание

 

Нырнув в глубину – останавливаю поток, мыслей нет.

Я умею нырять во сны, в пространства и души людей.

Я вижу море тюльпанов и синий над ними свет,

По нему плывет черепаха, чей панцирь полон камней.

 

Это мудрость, медлительная словно глоток весеннего меда.

Сапфиры сверкают под лучами утонувшего солнца.

А деревья спят. Зачем им мерить отрезки прошлого года,

Если мир лишь пылинка, осевшая на самое донце?

 

Я ныряю, все внутрь, все ввысь галактики по спирали –

Захожу в отдаленные сладкие неводы сновидений.

И оттенки сиреневых звезд собираются в светлой стали

Моего меча, разрезающего самое темное дно измерений.

 

Никаких вопросов и ответов не будет – искать не стоит.

Ты читаешь молитву, а может это последнее слово.

Просто забудь обо всем, что ты знаешь, и что беспокоит,

И ныряй в глубину сознания, это всему основа.

 

28 лет,

2013 год.

Финляндия.

Эмиграция.

 

Полина Жеребцова. Родилась в 1985 году в Грозном и прожила там почти до двадцати лет. В 1994 году начала вести дневники, в которых фиксировала происходящее вокруг. Дневники охватывают детство, отрочество и юность, на которые пришлись три чеченские войны. Учеба, первая влюбленность, ссоры с родителями – то, что знакомо любому подростку, – соседствовали в жизни с бомбежками, голодом, разрухой и нищетой. C 2003 стала работать журналистом. Была принята в союз журналистов России, в финский ПЕН-клуб. Лауреат международной премии им. Януша Корчака сразу в двух номинациях на (за военный рассказ и дневниковые записи). Финалист премии А.Сахарова: "За журналистику как поступок". В 2013 году получила политическое убежище в Финляндии. Автор трех антивоенных книг: "Дневник Жеребцовой Полины", "Муравей в стеклянной банке", "Тонкая серебристая нить".
Книги переведены на двенадцать языков. 

 

01.06.20164 823
  • 29
Комментарии
Booking.com

Ольга Смагаринская

Соломон Волков: «Пушкин — наше всё, но я бы не хотел быть его соседом»

Ольга Смагаринская

Михаил Богин: «Я попал под горячую руку холодной войны»

Виктор Есипов

Майя

Борис Фабрикант

Валентина Полухина: «Я, конечно, была влюблена в Бродского»

Павел Матвеев

Анатолий Кузнецов: судьба перебежчика

Ирэна Орлова

Полина Осетинская: «Я долго воспитывала свою аудиторию»

Наталья Рапопорт

Это только чума

Павел Матвеев

Хроника агонии

Павел Матвеев

Смерть Блока

Ирэна Орлова

Сегодня мы должны играть, как кошка мяукает — мяу, мяу...

Ирина Терра

«Делай так, чтобы было красиво». Интервью с Татьяной Вольтской

Марина Владимова

Я помню своего отца Георгия Владимова

Владимир Эфроимсон

Из воспоминаний об Арсении Тарковском

Павел Матвеев

Приближаясь к «Ардису»

Александра Николаенко

Исчезновения

Владимир Захаров

В тишине

Владимир Гуга

«Скоропостижка». Интервью с писателем и судмедэкспертом

Наталья Рапопорт

Юлий Даниэль: «Вспоминайте меня…»

Владимир Резник

Ракетчик Пешкин

Людмила Безрукова

Шпионские игры с Исааком Шварцем

Booking.com
Уже в продаже ЭТАЖИ №2 (26) июнь 2022




Влад Васюхин Муза
Алёна Рычкова-Закаблуковская Вопреки беде
Этажи «Этажи» в магазине «Даль»
Елена Кушнерова Главное — это возможность самого себя удивлять
Ирина Терра От главного редактора к выпуску журнала «Этажи» №2 (26) июнь 2022
Наталья Рапопорт Тайная история советской цензуры
Игорь Джерри Курас Камертон
Дмитрий Макаров Затонувший город
Людмила Штерн Зинка из Фонарных бань
Татьяна Разумовская Совсем другая книга
Анна Агнич Зеркальная планета
Коллектив авторов «Я был всевозможный писатель…»
Марат Баскин Китайский хлеб
Дмитрий Петров ЦДЛ и окрестности. Времена и нравы
Мариям Кабашилова Просто украли слово
Ирина Терра От главного редактора к выпуску журнала «Этажи» №1 (25) март 2022
Этажи Вручение премии журнала «Этажи» за 2021 год. Чеховский культурный центр
Ежи Брошкевич (1922-1993) Малый спиритический сеанс
Нина Дунаева Формула человека
Дмитрий Сеземан (1922-2010) Болшевская дача
Наверх

Ваше сообщение успешно отправлено, мы ответим Вам в ближайшее время. Спасибо!

Обратная связь

Файл не выбран
Отправить

Регистрация прошла успешно, теперь Вы можете авторизоваться на сайте, используя свой Логин и Пароль.

Регистрация на сайте

Зарегистрироваться

Авторизация

Неверный e-mail или пароль

Авторизоваться