литературно-художественный журнал «ЭТАЖИ»

etazhi.red@yandex.ru

18.11.20153 659
Автор: Ольга Попова Категория: Поэзия

Ловец снов

Ловец снов

 

знать, не так плела я сети, 
видно сильно торопилась, 
нет добычи для рыбачки, 
нет утехи сердцу в скорби,

 
только тина средь ячеек, 
нет ни хвостика от рыбки, 
только свет дневной гуляет 
средь ячеек и смеется.

 
вот пойду на берег снова, 
опущу сережки в воду, 
пусть звенят они печально, 
пусть дельфины плач мой слышат!

 

 

***

 

Наш королевич болен, 
вкруг него 
садятся молча 
царственные кошки. 

 

Одна рыжа, 
и ярче, чем рассвет, 
в её глазах янтарных

мира радость. 

 

Другая, чёрная, 
воронья масть её 
как ночь крылата 
и тебе защита. 

 

Зелёная

сияет как листва, 
в её глазах

просвечивает солнце.


А эта, голубая – 
небеса. 
Свет голубой впусти, 
она полечит. 

 

Сапфировая, красота сама, –
прозрение и ясность. 

И как море, последняя, 
меняются цвета, 
она мурлычет тихо: 
поправляйся.

 

Трилистник печали

 

1.
Лорелея

А в потоке-то головастики.

Не рассказывай мне ужастики.

А в потоке том – лица, лица.

Разбудите меня, мне снится

Александр, Николай, Марина,

Иннокентий, Иосиф, имя,

имя, имя, как будто плачут,

а тебе ничего не значит,

что их было сто миллионов,

нет ни истины, ни законов.

А теперешние, с Донбасса,

уже сверх половника, масса

с верхом, горочкою, как каша

та, что пшённая, та, что наша.

Не горит она, пузырится,

просыпаются лица,

лица.

Это ветер гуляет кругом,

и встают они друг за другом.

Ты их знаешь, и я их знаю –

все родные мы друг для друга,

голосами звенит округа.

 

2

как бы поймать последний вздох
цветка
так розу обовьёт рука
а роза руку обовьёт
не верится что это сталь
перил летящих красота

отброшена с границы сна
лишь я одна
отправлена в глубокий тыл
шуршать листвой среди могил

3

пропала ворона
ручная ворона
кто увидит ворону
по телефону
позвоните
и распахнуто в ночь окно
открыто окно весь день
это сон или явь
крылья расправь
черные белые
что я наделала
крылья же всё равно

 

 

Из других стихов

 

Алия

Эль Аль.
Так. 
На крыло подымаясь,
В глубине растворяясь –
Неоглядная даль.

В твоей комнате пусто,
Постигаю искусство
Жить в разорванной сфере.
Эль Аль.

Она словно за кадром звучит,
Та, что сильнее всего на земле,
И рифмуется с ней неспроста
Эль Аль

Мой птенец непоседливый, выкормыш
Бедной и утлой души.
Как ты там, я хотела сказать, напиши.
Не пробиться.
Эль Аль. 

 

 

К морю

 

Кем бы хотела я,

чтобы вечно глядеть на Тебя?

Чайкой? Они голодные, злые.

Рыбкой маленькой в струях,

но как я увижу Тебя,

как под тканью переливается мускул,

бежит и бежит.

Это дыхание, трепет, жизнь сама –

солнца блики в потоке.

И ветер, и камни – все здесь.

Может, цикадой хотела б я стать,

длинной, пушистой, крылатой,

сидеть на шершавой коре

и стрекотать, стрекотать, стрекотать

для Тебя.

Днем и ночью, без устали.

Слышишь? Неустанно как море.

Кем бы? Тобой?

 

 

Из ранней лирики

 

* * *

 

Скажи, зачем бреду, пути не узнавая,

Застывший полусвет похож на полутьму,

Не трогая себя, других не задевая,

И звон такой в ушах – ни звука не пойму?

Чтобы не биться так, себя не узнавая,

Как птица о стекло, о смерть, а видеть так,

Как воздух входит в грудь, груди не разрывая,

Не раня никого, а как мне сделать так?

А как мне сделать так, стекла не разбивая,

Унылый Твой покров, не брезгуя, сносить,

Твой купол голубой, баюкая, качая,

Развязывая плоть, увязывая нить.

Лелеемые мной, округлые, тугие

Ложатся имена, ложатся в колыбель,

Как первые стихи, такие дорогие,

Воркуемые мной, как парой голубей.

Их шёлковая плоть ложится на колени,

Спина моя торчит в звенящее стекло,

Глуха, слепа, плоха, как будто в полутени,

Я делаю как все, чтоб их не разнесло.

Дыхание моё, дыхание их душит,

Чтоб слух не преклонить, не проронить словцо,

Ветшая, к тени тень тугую кожу сушит,

Так дай же мне Твой хлеб, я не люблю стекло!

Дай хлеб Свой, дай Свой свет, я ветхая, нагая,

Нагие на руках моих мои слова

Истаивают все, когда я слов не знаю –

Ни звуков, ни имён, – введи меня в права!

 

 

В. Кривулину

 

Нечаянно ли двор крысиный
Три раза повернув, открылся
Фанерной дверью, в крестовине
Окна подпольный свет ютился.
Художник слова, председатель,
Заложенный в своём жилище
Коллекцией в разводах пятен,
Как крылья бабочек, делился:
– Где юные, что всласть лютуют,
Уроками пренебрегая,
Что залпом пьют и слухом чуют,
Я что-то их не примечаю, –
Сказал, оборотясь. – Наверно
Всю взяло наше поколенье
Энергию.
Из мглы фанерной
Упорно прогрызалось тленье.

 

 

Памяти Лены Шварц

 

Поэты
умирают весной,
не дожив до Пасхи,
как герань на окне,
не дождавшись света:
слишком мало любви,
слишком мало лета,
слишком много дождей
в череде напастей,
в заскорузлой низости и в удаче,
в перестройках, романах,
шикарных пьянках,
и поэтому небо по-бабьи плачет,
обложив нас всех –
стрелков и подранков.

 

 

 

Родилась в 1960 г. в Ленинграде. Окончила филологический факультет Ленинградского университета. Работала экскурсоводом в музее истории города, в Петропавловской крепости. Подборки стихов в сборниках «В Петербурге мы сойдемся снова», СПб, 1993, в журналах Зинзивер, «Плавучий мост» и др., сборники стихов «Прощание», СПб, 1994 (Библиотека альманаха «Петрополь», серия «Петербургское соло»), «Переход», СПб., 2015. Стихи в оригинале и в английском переводе вошли в антологию In the Grip of Strange Thoughts: Russian Poetry in a New Era, ed. and transl. J. Kates, foreword Mikhail Aizenberg. Zephyr Press: Brookline, Massachusetts, 1999. Кроме этого, переводы стихов, выполненные Дж. Кейтсом (J. Kates), печатались в журналах и антологиях: Bread for this hunger; Crab Creek Review, The Moscow Guardian, Plum Review и Poetry International. Живет в Санкт-Петербурге.

 

 

18.11.20153 659
  • 1
Комментарии
Booking.com

Ольга Смагаринская

Соломон Волков: «Пушкин — наше всё, но я бы не хотел быть его соседом»

Ольга Смагаринская

Михаил Богин: «Я попал под горячую руку холодной войны»

Виктор Есипов

Майя

Борис Фабрикант

Валентина Полухина: «Я, конечно, была влюблена в Бродского»

Павел Матвеев

Анатолий Кузнецов: судьба перебежчика

Ирэна Орлова

Полина Осетинская: «Я долго воспитывала свою аудиторию»

Наталья Рапопорт

Это только чума

Павел Матвеев

Смерть Блока

Павел Матвеев

Хроника агонии

Ирэна Орлова

Сегодня мы должны играть, как кошка мяукает — мяу, мяу...

Ирина Терра

«Делай так, чтобы было красиво». Интервью с Татьяной Вольтской

Марина Владимова

Я помню своего отца Георгия Владимова

Владимир Эфроимсон

Из воспоминаний об Арсении Тарковском

Павел Матвеев

Приближаясь к «Ардису»

Александра Николаенко

Исчезновения

Наталья Рапопорт

Юлий Даниэль: «Вспоминайте меня…»

Владимир Захаров

В тишине

Владимир Гуга

«Скоропостижка». Интервью с писателем и судмедэкспертом

Владимир Резник

Ракетчик Пешкин

Людмила Безрукова

Шпионские игры с Исааком Шварцем

Booking.com
Уже в продаже ЭТАЖИ №2 (26) июнь 2022




Влад Васюхин Муза
Алёна Рычкова-Закаблуковская Вопреки беде
Этажи «Этажи» в магазине «Даль»
Елена Кушнерова Главное — это возможность самого себя удивлять
Ирина Терра От главного редактора к выпуску журнала «Этажи» №2 (26) июнь 2022
Наталья Рапопорт Тайная история советской цензуры
Игорь Джерри Курас Камертон
Дмитрий Макаров Затонувший город
Людмила Штерн Зинка из Фонарных бань
Татьяна Разумовская Совсем другая книга
Анна Агнич Зеркальная планета
Коллектив авторов «Я был всевозможный писатель…»
Марат Баскин Китайский хлеб
Дмитрий Петров ЦДЛ и окрестности. Времена и нравы
Мариям Кабашилова Просто украли слово
Ирина Терра От главного редактора к выпуску журнала «Этажи» №1 (25) март 2022
Этажи Вручение премии журнала «Этажи» за 2021 год. Чеховский культурный центр
Ежи Брошкевич (1922-1993) Малый спиритический сеанс
Нина Дунаева Формула человека
Дмитрий Сеземан (1922-2010) Болшевская дача
Наверх

Ваше сообщение успешно отправлено, мы ответим Вам в ближайшее время. Спасибо!

Обратная связь

Файл не выбран
Отправить

Регистрация прошла успешно, теперь Вы можете авторизоваться на сайте, используя свой Логин и Пароль.

Регистрация на сайте

Зарегистрироваться

Авторизация

Неверный e-mail или пароль

Авторизоваться