литературно-художественный журнал «ЭТАЖИ»

etazhi.red@yandex.ru

редакция журнала "Этажи"

«Этажи» в «Арктике»

23.12.2017
Сейчас на сайте: подписчиков: 15    гостей: 14
Вход через соц сети:
10.01.2018356
Автор: Натан Солодухо Категория: Поэзия

Из зазеркалья

Размышление у зеркала

Вот в чреве зеркала

пророс

       мой острый нос

из зазеркалья;

и черный глаз,

как вопиющий глас

                 в пустыне,

исступленно стынет.

В меня глядит

             мое другое.

В меня…

Но что же «я» такое?

Я? — Этот нос

             и этот волос,

и этот рот,

и этот голос,

и мысль моя —

             все это «я».

Моё живое вещество

зимою холода боится,

и в тонкой кожице таится

мое людское существо.

Мой мир во мне —

                неповторим,

но только для меня

                   он вечен

и жив, пока не покалечен

тем внешним миром,

                 тем — другим…

И вновь затем

             не появлюсь,

навечно растворюсь в природе —

и буду уж потом

                            не я,

а только нечто вроде…

И никогда меня не будет.

Меня!?

Да это же относится ко всем,

ведь жили раньше люди —

теперь их нет совсем.

Совсем?

Когда надгробие — утес,

поди отройся…

Но вот из грез

               уже всерьез

кричит Сезанн-каменотёс:

«Сезам, откройся!»

Как Ева из ребра,

в своих портретах

рождается Рембрáндт

в музейных лазаретах.

Живет и стонет диким гласом

в обломках «Гéрники» Пикáссо.

Пытаясь обозреть весь мир,

бредет по снегу Питер Брейгель

с охотниками на вселенский пир…

А где-то там заблудший Гегель

протаскивает мысль в умы:

Я — это Мы,

Я — это Мы.

 

О, зеркало моей души,

Как в жизни появиться странно,

Но этот воздух так душист,

И умирать всегда так рано…

 

Вниз головой

Вниз головой?

Ложись и вой,

                         вопи,

ногами дрыгай,

но не прыгай

вниз головой.

Сожмись, стерпи

во мне природа:

страданье

                    старомоднее

                                          старинного комода.

Вверх головой —

какая скука,

вниз головой —

какая мука.

Какая муха

                    укусила

привычную

                     земную силу,

что ноги кверху занесло?

(До неприличия

                           красивы —

у них такое ремесло).

Вниз головой

                       и вверх ногами

идут, того

                 не зная сами,

что перевернут

                         с небесами

и сад с весеннюю

                               листвой —

вниз головой,

                       вниз головой.

 

Тела с ветвистым

                             окруженьем

ложатся в лужу

                        отраженьем.

 

Нью-Йоркский небоскреб

 

В ночь —

Небоскреб луну стряхнет

                                               кудрявым чубом облаков

чет-нечет ….

И пнет — так развернет

                                           фонарным кругом

                                                                               с округлым нимбом —

свето-фором:

«Бим —м-м» подъездным лбом.

А утром

небо проскребет,

                                расколет солнце —

                                                                     разобьет, как сваркой,

брызнет огнемётом —

зажжет сто мелких

                                     желто-красных солнц —

просыплет,

сожмет, зажмет в асфальт,

                                                  вобьет, вотрет…

С клубами пара

                             растрясет и оторвет,

и вознесет громаду,

                                     с небом споря — влет.

Тот Небоскреб

                          Нью-Йорку — пара.

 

Рождение планеты: апофеоз

В подвижной кромке узких глаз

овалы ярких сфер —

там шквал огня, где вскрылся лаз

и скачет Люцифер.

Интерференция теней —

лилово-желтый цвет:

когда прищуришься, видней

рождение планет.

 

Померкнет скань деталей дня —

метаморфоз ночи,

крик неприкаянных принять…

И только сам молчи.

 

Едва пронзительность луча

пробьется на восход,

расширь зрачки — там, как парча,

поблескивает свод.

Где раскаленный суховей

томил и жег глаза,

в травинках вьется муравей,

искрится стрекоза,

исторглись ландыша пары,

и пряностью дыша,

зверь выползает из норы,

подбрюшием шурша.

Зеленой пеной вознеслась

сквозь радугу сосна —

здесь распаляет жизнь и страсть

Вселенская весна!

 

Человеку нужен человек

В космосе промерзлом, словно в Заполярье,

В поисках сакрального делаем «забег».

Сверху слышим: «Ищете? Или догоняете? —

Знайте: Человеку нужен человек».

 

В это мы не верили как в исповедальное:

Землю мы покинули — свой родимый брег.

Рвались в запредельное — открывая дальнее,                            

Ближе становился бренный человек.

 

В «альфах и центаврах» не нашли приятелей.

Норами изрыли не один парсек —

Но никто не высказал нам лицеприятного:

«Ждем, вас, не дождемся: нужен человек».

 

В гонке ли за истиной? Может быть, за лаврами? —

Свой давно растратили неразменный чек.

Так тверди старательно, с верой и литаврами:

«Человеку нужен — только человек!»

…………………………………………

Кажется, проехали — мы не в той галактике:

Вновь ошиблись адресом, да и тот ли век?

Что-то мы нарушили — слабоваты в тактике,

В главном лишь уверены: Нужен человек.

 

Снег

Летит и крýжится ближайший,

Высокородный и нежайший,

Из светлой вечности — свежайший

На нас с небес

Сошедший снег.

 

Пушистый снег —

Он ненаполен:

Возводит башни колоколен,

Сугробы воздухом полнит

И в небо хлопьями палит.

 

Взметая сноп, сбиваясь с ног,

В сугроб бросается щенок,

Потом, от снега ошалев,

Вздымает к небу в снеге зев.

 

Душа, как будто вечность чуя,

Решает: вот перекочую —

Из тела бренного прорвусь

И с белой вечностью сольюсь.

 

Вечное

Столетние сосны над лесом встают,

Над ящером с кожей замшелой.

Здесь пращуры наши искали приют —

Меж сосен в траве порыжелой.

 

Так ныне и присно во веки… Что в том?

На небе и синем и алом

Сосновые ветви с павлиньим хвостом

Качают резным опахалом.

 

Пройдут сотни лет, и почтенный старик,

Текучее время осилив,

Отыщет в лесу этом ящериц лик

И сосны на алом и синем.

 

Натан Солодухо — автор философских, поэтических и прозаических книг. Издавался в Москве, Казани, за рубежом — в журналах, поэтических сборниках и литературных газетах: «Кольцо А», «Дети Ра», «Аргамак», «Идель», «Казань», «Пушкиноты», «Наследие», «Зарубежные записки», «Литературные известия», «Поэтоград» и др. По образованию физик, преподает философию в Казанском национальном исследовательском техническом университете — КАИ, профессор. Постоянный ведущий теоретической конференции ежегодного Международного фестиваля им. Н.И. Лобачевского «Неевклидова поэзия» (Казань).

10.01.2018356
  • 6
Комментарии
  1. Валентина 11.01.2018 в 00:39
    • 1
    У философа, естественно, и стихи философские: то в зазеркалье нас уводит, то о вечном заставляет задуматься! Интересно...
  2. Светлана М. 11.01.2018 в 22:32
    • 1
    Поэзия Натана Солодухо неизъяснимым образом сплетает воедино то нечто, что рождает глубокий смысл, или даже несколько смысловых уровней, положенных на музыку различной ритмики и рифмы..
    Стихи настолько объемны, и сжаты одновременно, что всего несколько строк небольшого стихотворения вмещают «межгалактический» период от «шквала огня» рождения планеты до торжества жизни на ней.
    И в каждом из произведений звучит вечная глобальная тема в широчайшем ее понимании: Я - это Мы, и мне представляется это универсальным простым и емким ответом на многие философские вопросы.
    1. Натан С. 12.01.2018 в 01:14
      • 0
      Спасибо, Светлане, улавливающей полифонию. Действительно бывает так: мысли и созвучия набегают друг на друга - возникает своеобразная интерференция. Рифма и ритмика начинают вести сами - особенно увлекает внутренняя скрытая рифма. Но лейтмотив все равно приходится держать.
      "Я - это Мы" заимствовано у объективного идеалиста Гегеля, говорившего об абсолютном духе - своеобразном общественном сознании. в котором соединяются индивидуальные "я". Правда, у Гегеля это слияние понимается в гносеологическом - познавательном, а не онтологическом смысле.
  3. Светлана П. 12.01.2018 в 01:12
    • 1
    Жил-был граф Хвостов, жил он в Санкт-Петербурге,
    Он был стихотворец и сам покупал
    Стихи свои в городе Санкт-Петербурге
    (Там больше никто их и не покупал).

    Читатель, ты зол. Ты хитрюга, читатель! —
    Никто, никогда, никому, ничего.
    И утром под дождичком шел покупатель
    Добра своего и труда своего.

    В цилиндре (есть мнение, что без цилиндра)
    И с тростью (есть мнение, что без нее)
    Он нес, озираясь печально и хитро,
    Свой труд и добро дорогое свое.

    И дома (свидетельства сходятся — дома)
    Садился, брал книжную стопку, кряхтя,
    И, всё перечтя до последнего тома,
    Он сам улыбался себе, как дитя.

    Так вот. Я, читатели, мненья другого.
    Плохой стихотворец, но участь горька.
    Пойду и куплю сочиненье Хвостова
    И встану, листая его, у ларька.

    Пускай он увидит меня, притаится,
    Лицом озарится и выкрикнет: так!
    И выйдет на Мойку, как важная птица.
    Как птица, а все остальное — пустяк.
  4. P.S. 12.01.2018 в 08:36
    • 1
    К Светлане Эм:
    Светлана Пэ
    с дурманом, видно,
    канапе съедает у ларька.
    Ей мнится, что можно
    пощипать Жар-птицу.
    1. Светлана М. 12.01.2018 в 19:09
      • 1
      И на язык остра,
      И даже в канапе с дурманом
      понимает Света Пэ.
      Но коли ты под кайфом - не греши,
      Очухаешься - вот тогда пиши!
  5. Филолог Александр 14.01.2018 в 14:45
    • 1
    Глагольте, чуткие девицы!
    Все разговоры неспроста -
    блистает радужно Жар-птица
    умом и красками хвоста.
Booking.com

Журнал «ЭТАЖИ»

лауреат в номинации

ИНТЕРНЕТ-СМИ

журнал Этажи лауреат в номинации интернет-СМИ
На развитие литературно-художественного журнала "ЭТАЖИ"
руб.

Перевод проекту "ЭТАЖИ"

Уже в продаже ЭТАЖИ №4 (8) декабрь 2017




Сувенирная лавка футболки от Жозефины Тауровны
Сувенирная лавка Календари от Жозефины Тауровны
Наверх

Ваше сообщение успешно отправлено, мы ответим Вам в ближайшее время. Спасибо!

Обратная связь

Файл не выбран
Отправить

Регистрация прошла успешно, теперь Вы можете авторизоваться на сайте, используя свой Логин и Пароль.

Регистрация на сайте

Зарегистрироваться

Авторизация

Неверный e-mail или пароль

Авторизоваться