литературно-художественный журнал «ЭТАЖИ»

etazhi.red@yandex.ru

10.01.20182 606
Автор: Натан Солодухо Категория: Поэзия

Из зазеркалья

Размышление у зеркала

Вот в чреве зеркала

пророс

       мой острый нос

из зазеркалья;

и черный глаз,

как вопиющий глас

                 в пустыне,

исступленно стынет.

В меня глядит

             мое другое.

В меня…

Но что же «я» такое?

Я? — Этот нос

             и этот волос,

и этот рот,

и этот голос,

и мысль моя —

             все это «я».

Моё живое вещество

зимою холода боится,

и в тонкой кожице таится

мое людское существо.

Мой мир во мне —

                неповторим,

но только для меня

                   он вечен

и жив, пока не покалечен

тем внешним миром,

                 тем — другим…

И вновь затем

             не появлюсь,

навечно растворюсь в природе —

и буду уж потом

                            не я,

а только нечто вроде…

И никогда меня не будет.

Меня!?

Да это же относится ко всем,

ведь жили раньше люди —

теперь их нет совсем.

Совсем?

Когда надгробие — утес,

поди отройся…

Но вот из грез

               уже всерьез

кричит Сезанн-каменотёс:

«Сезам, откройся!»

Как Ева из ребра,

в своих портретах

рождается Рембрáндт

в музейных лазаретах.

Живет и стонет диким гласом

в обломках «Гéрники» Пикáссо.

Пытаясь обозреть весь мир,

бредет по снегу Питер Брейгель

с охотниками на вселенский пир…

А где-то там заблудший Гегель

протаскивает мысль в умы:

Я — это Мы,

Я — это Мы.

 

О, зеркало моей души,

Как в жизни появиться странно,

Но этот воздух так душист,

И умирать всегда так рано…

 

Вниз головой

Вниз головой?

Ложись и вой,

                         вопи,

ногами дрыгай,

но не прыгай

вниз головой.

Сожмись, стерпи

во мне природа:

страданье

                    старомоднее

                                          старинного комода.

Вверх головой —

какая скука,

вниз головой —

какая мука.

Какая муха

                    укусила

привычную

                     земную силу,

что ноги кверху занесло?

(До неприличия

                           красивы —

у них такое ремесло).

Вниз головой

                       и вверх ногами

идут, того

                 не зная сами,

что перевернут

                         с небесами

и сад с весеннюю

                               листвой —

вниз головой,

                       вниз головой.

 

Тела с ветвистым

                             окруженьем

ложатся в лужу

                        отраженьем.

 

Нью-Йоркский небоскреб

 

В ночь —

Небоскреб луну стряхнет

                                               кудрявым чубом облаков

чет-нечет ….

И пнет — так развернет

                                           фонарным кругом

                                                                               с округлым нимбом —

свето-фором:

«Бим —м-м» подъездным лбом.

А утром

небо проскребет,

                                расколет солнце —

                                                                     разобьет, как сваркой,

брызнет огнемётом —

зажжет сто мелких

                                     желто-красных солнц —

просыплет,

сожмет, зажмет в асфальт,

                                                  вобьет, вотрет…

С клубами пара

                             растрясет и оторвет,

и вознесет громаду,

                                     с небом споря — влет.

Тот Небоскреб

                          Нью-Йорку — пара.

 

Рождение планеты: апофеоз

В подвижной кромке узких глаз

овалы ярких сфер —

там шквал огня, где вскрылся лаз

и скачет Люцифер.

Интерференция теней —

лилово-желтый цвет:

когда прищуришься, видней

рождение планет.

 

Померкнет скань деталей дня —

метаморфоз ночи,

крик неприкаянных принять…

И только сам молчи.

 

Едва пронзительность луча

пробьется на восход,

расширь зрачки — там, как парча,

поблескивает свод.

Где раскаленный суховей

томил и жег глаза,

в травинках вьется муравей,

искрится стрекоза,

исторглись ландыша пары,

и пряностью дыша,

зверь выползает из норы,

подбрюшием шурша.

Зеленой пеной вознеслась

сквозь радугу сосна —

здесь распаляет жизнь и страсть

Вселенская весна!

 

Человеку нужен человек

В космосе промерзлом, словно в Заполярье,

В поисках сакрального делаем «забег».

Сверху слышим: «Ищете? Или догоняете? —

Знайте: Человеку нужен человек».

 

В это мы не верили как в исповедальное:

Землю мы покинули — свой родимый брег.

Рвались в запредельное — открывая дальнее,                            

Ближе становился бренный человек.

 

В «альфах и центаврах» не нашли приятелей.

Норами изрыли не один парсек —

Но никто не высказал нам лицеприятного:

«Ждем, вас, не дождемся: нужен человек».

 

В гонке ли за истиной? Может быть, за лаврами? —

Свой давно растратили неразменный чек.

Так тверди старательно, с верой и литаврами:

«Человеку нужен — только человек!»

…………………………………………

Кажется, проехали — мы не в той галактике:

Вновь ошиблись адресом, да и тот ли век?

Что-то мы нарушили — слабоваты в тактике,

В главном лишь уверены: Нужен человек.

 

Снег

Летит и крýжится ближайший,

Высокородный и нежайший,

Из светлой вечности — свежайший

На нас с небес

Сошедший снег.

 

Пушистый снег —

Он ненаполен:

Возводит башни колоколен,

Сугробы воздухом полнит

И в небо хлопьями палит.

 

Взметая сноп, сбиваясь с ног,

В сугроб бросается щенок,

Потом, от снега ошалев,

Вздымает к небу в снеге зев.

 

Душа, как будто вечность чуя,

Решает: вот перекочую —

Из тела бренного прорвусь

И с белой вечностью сольюсь.

 

Вечное

Столетние сосны над лесом встают,

Над ящером с кожей замшелой.

Здесь пращуры наши искали приют —

Меж сосен в траве порыжелой.

 

Так ныне и присно во веки… Что в том?

На небе и синем и алом

Сосновые ветви с павлиньим хвостом

Качают резным опахалом.

 

Пройдут сотни лет, и почтенный старик,

Текучее время осилив,

Отыщет в лесу этом ящериц лик

И сосны на алом и синем.

 

Натан Солодухо — автор философских, поэтических и прозаических книг. Издавался в Москве, Казани, за рубежом — в журналах, поэтических сборниках и литературных газетах: «Кольцо А», «Дети Ра», «Аргамак», «Идель», «Казань», «Пушкиноты», «Наследие», «Зарубежные записки», «Литературные известия», «Поэтоград» и др. По образованию физик, преподает философию в Казанском национальном исследовательском техническом университете — КАИ, профессор. Постоянный ведущий теоретической конференции ежегодного Международного фестиваля им. Н.И. Лобачевского «Неевклидова поэзия» (Казань).

10.01.20182 606
  • 8
Комментарии
Booking.com

Ольга Смагаринская

Соломон Волков: «Пушкин — наше всё, но я бы не хотел быть его соседом»

Борис Фабрикант

Валентина Полухина: «Я, конечно, была влюблена в Бродского»

Ольга Смагаринская

Михаил Богин: «Я попал под горячую руку холодной войны»

Павел Матвеев

Смерть Блока

Виктор Есипов

Майя

Павел Матвеев

Анатолий Кузнецов: судьба перебежчика

Ирэна Орлова

Полина Осетинская: «Я долго воспитывала свою аудиторию»

Наталья Рапопорт

Это только чума

Павел Матвеев

Хроника агонии

Ирэна Орлова

Сегодня мы должны играть, как кошка мяукает — мяу, мяу...

Марина Владимова

Я помню своего отца Георгия Владимова

Владимир Эфроимсон

Из воспоминаний об Арсении Тарковском

Павел Матвеев

Приближаясь к «Ардису»

Наталья Рапопорт

Юлий Даниэль: «Вспоминайте меня…»

Александра Николаенко

Исчезновения

Владимир Захаров

В тишине

Владимир Гуга

«Скоропостижка». Интервью с писателем и судмедэкспертом

Людмила Безрукова

Шпионские игры с Исааком Шварцем

Владимир Резник

Ракетчик Пешкин

Алёна Жукова

Страшная Маша

Booking.com
Уже в продаже ЭТАЖИ №4 (28) декабрь 2022




Наверх

Ваше сообщение успешно отправлено, мы ответим Вам в ближайшее время. Спасибо!

Обратная связь

Файл не выбран
Отправить

Регистрация прошла успешно, теперь Вы можете авторизоваться на сайте, используя свой Логин и Пароль.

Регистрация на сайте

Зарегистрироваться

Авторизация

Неверный e-mail или пароль

Авторизоваться