литературно-художественный журнал «ЭТАЖИ»

etazhi.red@yandex.ru

15.03.20171794
Автор: Наталия Гулейкова-Сильвестри Категория: Чердак художника

Ярмарка современного искусства Arte Fiera 2017

Marc QuinnОтправляясь в этом году на ярмарку современного искусства (Arte Fiera) в Болонью, я оставалась холодна и спокойна, хотя обычно перед встречей с прекрасным сердце мое томится и замирает. Но фьера — случай особый. Это вам не романтическое свидание, а брак по расчету, где удовольствий почти не предвидится и сама любовь, как в знаменитой джазовой песенке, идет на продажу.

Многие мне возразят, что, дескать, это нормально и даже хорошо, что всегда так было (те же мастера Возрождения не в меньшей, а даже в большей степени зависели от воли и вкусовых пристрастий своих покровителей), что по-другому арт-рынок существовать не может в принципе. Да, конечно, Микеланджело был даже очень «задвинут» на деньгах, и Леонардо ими не брезговал, а уж про Рафаэля в этом смысле и говорить нечего — этот всё, что только можно, фигурально выражаясь, «выписывал» заказчикам, что ничуть не умаляет его таланта — достойный сын своего отца, придворного художника урбинского герцога. И все же возьму на себя смелость утверждать, что им-то были знакомы не только приступы сребролюбия, но и божественные озарения, открытия, муки выбора, наконец, настоящий труд. Согласитесь, заплатить здоровьем за роспись потолка Сикстинской капеллы, проведя многие годы на огромной высоте в неудобном положении, с вытянутой вверх рукой, совсем не одно и то же, что унитазы у барышень умыкать, как Дюшан (Marcel Duchamp), или дерьмом в баночках торговать, как Мандзони (Piero Manzoni). Кстати, надо отдать должное последнему, который таким вот экстравагантным образом пытался обнажить механизмы и противоречия современного арт-рынка, показав всю их абсурдность. Увы-увы…

По-моему, вовсе не тотальная коммерциализация, а отсутствие внятных правил и художественных критериев отбора дискредитирует современный мировой арт-рынок. А также его предельная структурированность, иерархичность, а потому и унылая предсказуемость. Штампы и незаслуженно раскрученные имена, за которые коллекционеры платят баснословно-неоправданные тысячи и миллионы, здесь не только не подвергаются сарказму, как, к примеру, в литературе, но и считаются хорошим тоном. Поэтому сколько угодно можно утверждать, что визуальное искусство сегодня — это сложный и глубокий разговор о самом важном, но попадая на фьеры, подобные болонской, сложно отделаться от старой московской шутки по поводу изобразительных –измов — «раз черта, два черта и нету больше ни черта».

Mario SironiИ все же в этот раз определенная интрига на болонской ярмарке присутствовала. Дело в том, что ее возглавила новый художественный директор Анжела Веттезе (Angela Vettese), известный арт-критик, преподаватель венецианского архитектурного университета, председательствовавшая в жюри престижных международных конкурсов, в частности, на венецианской биеннале, популяризатор современно искусства, автор книг. Появившись в Болонье, синьора Веттезе сразу же заявила, что выставочная концепция во многом будет меняться. Поэтому моя прогулка по павильонам фьеры прошла под девизом «найди -надцать отличий». Это было сложно, не скрою. Как и все последние годы, современное искусство здесь не только цветет и пахнет, но и поет, и пляшет, и играет. Причем буквально. Бесконечные инсталляции, помодоровские «шары» во всех возможных вариантах, плазма с бегающими человечками, стенд с раскачивающимися маятниками, сплетенные из тонкой металлической сетки обнаженные мужские и женские фигуры, «канцелярские наборы», «перчаточные» мячи, огромный павильон игровых автоматов, картины с растущими прямо из них «настоящими» экзотическими фруктами и диковинными цветами, деревянная мебель с пробившимися молодыми веточками, фарфоровая посуда с «недоеденным» обедом, «недовязанные» ковры, замороженные в холодильном шкафу пальто, плащи и шляпы, молчащие музыкальные инструменты и поющие «органы», мужские и женские туфли — многие произведения, их клоны и вариации, кочуют здесь из года в год. Кстати, в этот раз особенно много было арт-объектов с участием обуви. Вот здесь старые прохудившиеся мужские ботинки пытаются стать водопроводным краном, сплетенные из соломки и приколоченные на холст «сланцы» отправляются вслед за Гогеном (Paul Gauguin), а фарфоровые восточные «лодочки» с загнутыми носами — прямиком в ночи Шахерезады, там младенческие пинеточки спорят с модной идеей «чайлдфри», а утрированные «секс-шпильки» полемизируют одновременно и с «мачизмом», и с феминизмом. Странно, вот уж что-что, а «лубутены» мной обнаружены не были — наш циничный и предприимчивый автор разудалых песенок с его «главным экспонатом» оказался не в тренде. Живопись в чистом виде, как всегда, в основном представляли «старые» мастера: в этот раз особенно много было де Кирико (Giorgio de Chirico) и Сирони (Mario Sironi) — в этом году 55 лет со дня смерти последнего.

Pablo Picasso

Первое, из тех благостных перемен, о которых говорила синьора Веттезе, и что сразу же бросалось в глаза, — сократилось не только количество самих галерей, но и представляемых ими авторов. Это позволило избавиться от скученности и добавить «воздуха» — основные тенденции остались на месте, а проследить их стало значительно проще и приятнее, во всяком случае, менее утомительно. Кроме того, экспозиция, ранее разделенная на четкие исторические секции с фотографией в отдельном павильоне, на этот раз предстала в виде органичного микса. Приглянулось мне и «воспоминание» о скульпторе, художнике, фотографе, архитекторе, модном дизайнере и ярком представителе итальянского футуризма Эрнесто Микаэллисе (Ernesto Michahelles), известного под творческим псевдонимом Thayaht. Да-да, это тот, который «изобрел» комбинезон как предмет модного гардероба, кстати, в Италии он до сих пор так и называется в магазинах, как его окрестил сам автор — TuTa. Эта ностальгическая выставка тоже значилась среди новинок и была единственным местом, где ничего не продавалось.

Сами галеристы оценили работу нового руководства весьма позитивно. Так, по мнению Лауры Тризорио (Laura Trisorio, Studio Trisorio), заметно повысилось качество представленных арт-объектов и увеличился поток гостей (ярмарку, прошедшую в этом году в 41-й раз, посетили более 48-ми тысяч человек — Н.Г.). «Сегодня мы увидели очень много коллекционеров из других стран, гораздо больше, чем в прошлые годы. Да и продажи пошли в гору», — радость синьоры Тризорио так понятна. Вторит ей и Алессандра Бономо (Alessandra Bonomo, Galleria Bonomo): «Приехали не только уже хорошо знакомые коллекционеры, но и новые, которых я раньше никогда не видела. И те, и другие были очень заинтересованы работами неизвестных авторов, представленных нашей галереей». Дарио Бонетта (Dario Bonetta, Galleria A+B) и вовсе выражает восторг: «Все идет очень хорошо, результат обновленной ярмарки просто отличный — меньшее количество экспозиций позволило посетителям и коллекционерам более глубоко вникнуть в суть происходящего, в то, что хотел сказать тот или иной художник».

Daniela Alfarano

А где мое сердце окончательно утешилось и успокоилось, так это на «молодежной» ярмарке-спутнике SETUP, вот уже 5 лет проходящей в те же дни, что и ArteFiera, но на другой болонской площадке. Здесь совсем иная атмосфера, ничуть не помпезная: павильоны небольшие по размерам, достаточно тесно, душно, шумно, но зато чувствуется жизнь, созидание и позитивная энергетика. После светлых, огромных и элегантных студий «большой мамы» с чопорными «игроками» попасть сюда — как если бы после роскошного отеля оказаться в коммуне хиппи, где все веселы, улыбчивы и предельно доброжелательны не ради этикета, а по велению души. Главное правило ярмарки — каждая из галерей-участниц должна представить хотя бы одного автора не старше 35 лет. Для них здесь предусмотрен конкурс с премиями. Несмотря на молодость, «спутник» уже твердо стоит на ногах и ни от кого не зависит, в том числе и материально, хотя местные цены весьма демократичны — от 200 евро за рисунок или литографию до 3-5 тысяч за живописное произведение. Проект, по словам его создателей и кураторов Симоны Гавиоли (Simona Gavioli) и Аличе Дзаннони (Alice Zannoni), дает возможность «высказаться» и поучаствовать всем начинающим: творцам, галеристам, коллекционерам. Для многих он становится успешным стартом. Так, в 2015 году здесь впервые выставился молодой художник Паоло Бини (Paolo Bini), а буквально в следующем он уже получил премию Cairo. Судя по растущим год от года объемам, идея пользуется популярностью: в 2013-ом SETUP объединил 23 галереи, сегодня — 61 (и более 200 авторов), из которых 16 — зарубежных. Как заметила синьора Гавиоли, несмотря на то, что экономический кризис все еще чувствуется, «искусство начинает дышать более свободно» — продажи растут, и прошлогодние 250 тысяч евро, по предварительным расчетам, будут превышены.

Есть здесь и четкий критерий отбора, вернее, своего рода индикатор — тема. Надо заметить, это единственная фьера в мире, которая работает по такому принципу. В этом году «путеводной звездой» для авторов стал философ Серен Кьеркегор (Søren Kierkegaard) с его знаменитым «стремиться вперед — значит потерять покой, оставаться на месте — значит потерять себя» (в итальянском варианте вместо слова «покой» употреблено более широкое понятие «equilibrio», т.е. «равновесие»). Признаюсь, наблюдать за поисками участников ярмарки в этом направлении оказалось делом весьма забавным и увлекательным, а порой и захватывающим, благодаря обилию интерпретаций — от чисто механического до душевного, от глубоко личного до вселенского, до мировой гармонии. Многие художники поистине с ловкостью канатоходцев прошли над такими философскими безднами, так легко и непринужденно, с такой безупречной эквилибристикой, как это было под силу разве что самому Кьеркегору.

José Luis Serzo

Так, победительница конкурса среди молодых авторов Аличе Палтриньери (Alice Paltrinieri) создала нечто «небесное» (celeste) из цемента и акриловой краски, что не только отсылает к «коллективной памяти», но своей странной и почти противоестественной хрупкостью напоминает о том самом трудноуловимом и непостоянном равновесии. В работах абстракционистов из Италии (Martina Antonioni), Германии (Jenny Brosinski) и Англии (Struan Teague), представленных миланской галереей Federico Rui Arte Contemporanea, напротив, можно было усмотреть преодоление каких-либо исторических связей, когда стремление к эксперименту отменяет саму идею статуса-кво. «Собирательница ангельских перьев», художница Даниела Альфарано (Daniela Alfarano), уже хорошо знакомая нам по прошедшей этим летом в Римини биеннале рисунка, виртуозно закрашивает белый лист черным графитом — и (о чудо!) перышки оживают, трепещут и скоро можно будет лететь — в те воображаемые миры, в которых человеческое и божественное находятся в абсолютной гармонии. Если же идея ангелов вам кажется слишком «легковесной», то испанец Хосе Луис Серцо (Jose Luis Serzo) расскажет другую сказочку — готическую. В его «ночном театроруме» (Teatrorum nocturno) уж точно не соскучишься: здесь вам и покрытые кромешным мраком небеса, и светильники с канделябрами, спускающиеся прямо с этих сумрачных туч, и странные ходячие балдахины из бордовой ткани, опирающиеся для равновесия (!) на шпаги, и голова, покрытая тем же зловещим бархатом, и многое другое, что, с одной стороны, не к ночи будь помянуто, а с другой — создает по-своему прекрасный противовес нашей, подчас куда более ужасной, реальности.

Прогуливаясь среди этих альтернативных миров, таких разных, но, как один, стремящихся к гармонии, я задавалась вопросом: за что коллекционеры и любители готовы платить свои кровные? С большой фьерой в этом смысле все понятно: там покупают ради инвестиций, вкладываясь в раскрученные имена и тренды, личные вкусовые пристрастия подчиняются строго регламентированному рынку. Но здесь, где правят бал эксперимент и начинающие, еще не вошедшие в рейтинги, художники, спрос должен быть более спонтанным и «естественным»?

«Именно так и обстоит дело, — на помощь мне приходит синьора Гавиоли. — Поскольку здесь царят творческий поиск, стремление к самовыражению, ни о какой «моде», к счастью, речь не идет, поэтому и продается все — вкусы-то, как известно, у всех разные, в чем и прелесть. Конечно, в моменты кризиса больше покупают живопись. Это, кстати, характерно и для основной фьеры. Но это не значит, что остальное не пользуется популярностью. Я сама в этот раз купила здесь пять фотографий, хотя раньше всегда отдавала предпочтение картинам». «Сегодня можно проследить одну интересную тенденцию, — дополняет коллегу синьора Дзаннони. — Она заключается в том, что наряду с концептуализмом и абстракционизмом стало появляться много работ, выполненных в технике рисунка, и при этом высочайшего качества, когда все детали прописаны с особой тщательностью. Вот как раз они-то и становятся фаворитами продаж. Таким образом, происходит как бы «возврат в прошлое» — мы готовы оценить «простой» рисунок, который, на самом деле, требует огромного мастерства». Пожалуй, в следующий раз перед тем, как приехать сюда, я все же «поволнуюсь».

 

Наталия Гулейкова-Сильвестри, филолог, журналист, гид-переводчик в Италии

Болонья — Москва

30.01.2017

 

15.03.20171794
  • 1
Комментарии
Booking.com
помогиЭ Т А Ж А М в этом месяце собрано средств 10000.00

Журнал «ЭТАЖИ»

лауреат в номинации

ИНТЕРНЕТ-СМИ

журнал Этажи лауреат в номинации интернет-СМИ
На развитие литературно-художественного журнала "ЭТАЖИ"
руб.

Перевод проекту "ЭТАЖИ"

Уже в продаже ЭТАЖИ №4 (12) декабрь 2018




Сувенирная лавка футболки от Жозефины Тауровны
Сувенирная лавка Календари от Жозефины Тауровны
Наверх

Ваше сообщение успешно отправлено, мы ответим Вам в ближайшее время. Спасибо!

Обратная связь

Файл не выбран
Отправить

Регистрация прошла успешно, теперь Вы можете авторизоваться на сайте, используя свой Логин и Пароль.

Регистрация на сайте

Зарегистрироваться

Авторизация

Неверный e-mail или пароль

Авторизоваться