литературно-художественный журнал «ЭТАЖИ»

etazhi.red@yandex.ru

Алексей Колесников

Зал ожидания

20.01.2021
11.12.20165 601
Автор: Лера Манович Категория: Чердак художника

Я и Варька

Рисунок Вари КулешенкоХудожника Варю Кулешенко я знаю очень давно. Четырнадцать лет. Помню теплый мартовский день, когда мы с ней вышли из роддома и с тех пор идем вместе по жизни, чему я ужасно рада. Идем и разговариваем.

***

Вообще, я хотела назвать Варьку Евгенией. Это имя всегда мне нравилось. Потом все пошло наперекосяк, я утратила веру в себя и светлое будущее и назвала Варьку Варькой. Скоро ей получать паспорт. Говорю ей за завтраком:
— А давай ты запишешься в паспорте Евгенией?
— Зачем??
— Ну, Варек пруд пруди, и имя тяжелое, великомученическое. А Женя — легко, неизбито и решает все проблемы.
— Это какие?
— Ну, по моим наблюдениям женщины с мужским именем легче шагают по жизни и пользуются большим успехом.
— А когда ты меня называла, ты не могла обо всем этом подумать?
— Момент был трудный. Я растерялась. Давай с сегодняшнего дня, чтоб ты привыкала, буду звать тебя Женей. Идет?
Варька долго и озабоченно смотрит:
— Мам, тебе новых детей лень рожать, так ты старых будешь по сто раз переименовывать??

 

ДЕТСТВО

Давным-давно, Варьке было года три, cварила на ужин брокколи. Варька с ужасом посмотрела в тарелку и спросила:

— Что это?!
— Это брокколи.
— А что с ними делают?
— Едят.
— Мама! Я не буду есть деревья!

Так с тех пор и не ест.

 

***
Сидим с Варей в её комнате.
— Мам, а ты не могла бы уйти к себе?
— Почему?
— Я пытаюсь подумать о чём-нибудь хорошем, а ты со своим лицом мне мешаешь.

 

***

"Человек только из сольфедживы  вернулся, а вы его изводите!"

***

Рисовать не хочет, читать не хочет. Сидит и часами смотрит передачу "Уральские пельмени". Говорю ей:
— Варя, все вырастут и станут знаменитыми художниками, писателями...
— А я?
— А ты станешь уральским пельменем!

 

***

В Макавто Варе с хэппимилом выдали бумажную маску обезьяны.
— Мам, хочешь примерить?
— Ну, давай, — надеваю маску. — И как я выгляжу?
— Да примерно так же.

 

***

Пока стояли в пробке, Варя высказалась про любовь, которую люди сначала теряют, а потом пытаются вернуть назад. Она сказала:

— Мам, это же как поймать в море рыбу, кинуть её обратно, а потом пытаться поймать ту же рыбу снова.

 

ОТРОЧЕСТВО

Читая заданного по программе Тараса Бульбу, Варька выяснила, что она хохол, а я — жид. Русская литература, определённо, сплотила нашу семью.


ЧЕРВЯК
Шли из магазина. В ледяной луже погибал бездомный дождевой червяк. Варька поддела его палкой и вытащила.
— Судя по просвечивающему позвоночнику он не ел уже несколько дней, — сказала я.
— Это не позвоночник, это хорда, — cказала Варя. 
— Давай возьмем его домой, — cказала я. — Ты же хотела животное.
— Это не животное, — cказала Варя.
— Зато он мало ест, не грызет обувь и, если мы куда-нибудь поедем, он всегда сможет подождать нас в палисаднике.
Червяк слушал нас, неприятно растягиваясь и сокращаясь на палке.
— Он какой-то несимпатичный, — cказала Варя.
— Ты сама не знаешь, чего хочешь, — cказала я. 
— Я бы хотела его разрезать и посмотреть под микроскопом.
— Он умрет.
— Неа. Ему все равно.
— Это если поперек все равно. А вдоль — умрет.
— Ладно. Ну его в жопу.
Мы положили червя в лужу и пошли домой.

 

Рисунок Вари КулешенкоЕВРЕЙ И ГАЛОША

Варькино безалаберное отношение к вещам доводит меня до бешенства. Вечно у нее вырванные молнии, разодранные карманы, стоптанные задники на туфлях, не говоря уже о бесследно исчезающих шарфах и толстовках. Война с вещами — это по отцовской линии. 
Пришли с ней с танцев, и она, пыхтя, стала снимать ботинки. Один сняла, другой аж трещит. Смотрю — а она шнурки даже не развязала, так их пытается стащить, как галоши. А я-то думаю, что у нее ботинки такие скособоченные, вроде недавно покупали. 
— В деревню! — завопила я. — К деду на хутор!! Будешь там в халате и галошах шмыгать и коров доить!!
От злости захотелось есть. Заварила себе чай, сижу, пью, думаю о том, что прав-таки Фромм, и культура, чёрт ее подери, передается генетически. Приходит Варька c умильным выражением лица:
— Мама, давай не ругаться. Я тебя очень люблю.
Я еще не успела остыть и отвечаю:
— Я тоже тебя, Варя, люблю, но буду называть теперь Галошей.
— Ах, так?! — разозлилась Варька. — Тогда я буду называть тебя … Еврей!

Так что с сегодняшнего вечера мы Еврей и Галоша.

 

ПУШКИН
Сидим с Варькой, разбираем задачу. Она ни хрена не понимает, я злюсь.
— У Пушкина тоже были проблемы с математикой! — восклицает Варька.
— Это да.
— А потом его застрелили, — говорит она и грустно замолкает.

 

ГАЛСТУК
В Коктебеле купила новенький пионерский галстук с фабричной этикеткой, 80 коп. С утра подбивала Варьку надеть его в школу. В наши времена за приход без галстука делали выговор. Хотелось узнать, что теперь будет за появление в галстуке.
Варька не согласилась.
— Cама носи, — сказала она.
— Мне надеть его некуда, я ж в школу не хожу.
— А ты в магазин надень. Или в метро.
— Там нет учителей.
— А тебе учителя нужны?
— Ну да, в этом вся фишка.
— Тогда надень его, когда пойдешь на родительское собрание.
— Я буду выглядеть как идиотка.
— Именно, — сказала Варька и скрылась в лифте.

 

Рисунок Вари КулешенкоЗООМАГАЗИН
В зоомагазине, в отделе живых товаров.
— Мам, тебе кто-нибудь здесь нравится? — Варька смотрит умильными глазками.
— Да. 
— Кто? — с надеждой.
— Рыженький продавец, который рассказывал про хомяков.

 

НЕМЕЦ

Грядущий приезд немецкого школьника стал для меня источником юмористического вдохновения:
— Варь, а вам в школе винтовки выдадут?
— ??
— А как вы будете водить немцев до школы и обратно. Вдруг сбегут?
— Мама!! Меня достали твои советские шутки! Ты лучше уезжай куда-нибудь. 
— Чую, надо землянку в Кусково рыть. Пока морозы не ударили.
— Мама!!

***
Звонит Варя:
— Мама, мы скоро придем. Ты обед готовишь или, как обычно, в фейсбуке сидишь?
— Готовлю-готовлю. А как спросить: "Вы будете тот суп, который ели вчера?"

 

ФЛАМЕНКО

Выходить в свет я не планировала, и за обедом поела ядреного деревенского чеснока. И тут Варя cказала, что мы должны сегодня же дойти до дома культуры и узнать про танцы, я давно обещала.

Танцы были представлены довольно скупо: бально-спортивные для детей и взрослых с двумя унылыми фотографиями, оздоровительные для пенсионеров тоже с фотографией и индийские без фото, что вселяло надежду.
— Думаю, индийские танцы — единственный приемлемый вариант, — сказала я Варе.
— Узнай у администратора, — cказала Варя. — Может, есть еще какие-то.
— Я не могу разговаривать с администратором.
— Почему?
— Я наелась чеснока, а тут, все-таки, дом культуры. Давай я им позвоню.
— Мама! — сказала Варя. — Иди и спроси, раз мы здесь. Вон, вообще, женщина в шубе. 
У стойки администратора, действительно, cтояла женщина в пальто из очень лохматого искусственного меха.
— Ты, вообще, уверена, что хочешь посещать этот дом культуры? — cпросила я.

— Да! — cказала Варя. — Он рядом. А отвезти меня куда-нибудь тебя, вообще, не допросишься.

Я вздохнула и встала за дамой в шубе. Та интересовалась кружком вязания. Видимо, кроме меховых, она тяготела еще и к вязаным изделиям. Я представила людей, которые садятся в круг и молча вяжут носки и шарфы. Это была какая-то изощренная разновидность ада. Наконец, шуба ушла, и администраторша обратила на меня унылый взгляд.
— Скажите, у вас есть фламенко? — спросила я грудным контральто.
— Кто??
— Фламенко. Это такой испанский танец.
— Я знаю, что это испанский танец, — медленно сказала администраторша. — Нету у нас его.
— Жаль, — сказала я, выдохнув чесноком. — Это мой любимый танец.
Администраторша посмотрела на меня с тревогой.
— А что есть? — cпросила я, всё еще грустя о фламенко.
— Девушка, вон доска объявлений. Там все написано.
— А что такое индийские танцы?
— ??
— Это народные?
— В смысле?
— Танцы индийского народа? Просто у вас там фотографии нету. И непонятно.
— Вы хотите фотографию индийского народа?
— Да, нет, — я засмеялась. — Просто костюмы посмотреть.
— Какие костюмы?? 
— Ну, по костюмам понятно.
— Что понятно?
— Какие танцы.
Рисунок Вари КулешенкоАдминистраторша обреченно вздохнула:
— Девушка, там есть телефон преподавателя. Кравченко Антонина Ивановна ее зовут.
Кроме индийских танцев Кравченко вела группу для пенсионеров. Мы с Варей вышли на улицу.
— По-моему, это очень унылое место, — сказала я. — Надо попробовать сходить в “Энтузиаст”.
— Да, — сказала Варя. — Здесь я точно больше не появлюсь. Ты меня опозорила. Это даже хуже, чем шуба.
— Мне больно это слышать.
— Зачем ты спросила про фламенко?
— Мне нравится этот энергичный танец.
— При чем здесь ты??
— Тебе бы тоже пошло. Варя Кулешенко исполняет танец фламенко.
— Очень смешно, — сказала Варя.
— Абсолютно не смешно, — cказала я. — Очень печально.
— Чо печально-то?
— Я только сейчас вспомнила, что мечтала научиться танцевать фламенко. И вот.
— Что вот?
— Молодость прошла..
— Прекрати, — cказала Варя. — Никогда не поздно..

Дальше мы молча шли под одним зонтиком. Не знаю, о чем думала Варя, но я думала о чертовом фламенко, об этой забытой мечте, настигшей меня в доме культуры и о том, что 'поздно' — это не отсутствие физической возможности, как полагают некоторые оптимисты с грубоватым типом мышления, а конец возможности душевной, хрупкой и неуловимой, которая дается только раз и ускользает навсегда..

 

ВАРЬКА ОБО МНЕ

Катались с Варкой на лыжах по вечернему лесу. Идем домой. Красотища кругом, я чот по-стариковски расчувствовалась и спрашиваю:
— Варь, а когда я умру, будешь вспоминать как мы с тобой на лыжах катались?
— Мама, конечно буду! И как ты радовалась, и как деревья любила, и какие рассказы писала. Ты, вообще, была очень хорошая…

 

 

Варя Кулешенко родилась в 2002 году в Воронеже. Учится в Вешняковской лингвистической гимназии №1389. Закончила детскую музыкальную школу № им. Д. Шостаковича. —Внештатный художник издательства “Русский Гулливер”.
Живет в Москве.

11.12.20165 601
  • 18
Комментарии
  1. Елена 22.05.2020 в 07:20
    • 0
    Замечательно: светло и весело
  • bowtiesmilelaughingblushsmileyrelaxedsmirk
    heart_eyeskissing_heartkissing_closed_eyesflushedrelievedsatisfiedgrin
    winkstuck_out_tongue_winking_eyestuck_out_tongue_closed_eyesgrinningkissingstuck_out_tonguesleeping
    worriedfrowninganguishedopen_mouthgrimacingconfusedhushed
    expressionlessunamusedsweat_smilesweatdisappointed_relievedwearypensive
    disappointedconfoundedfearfulcold_sweatperseverecrysob
    joyastonishedscreamtired_faceangryragetriumph
    sleepyyummasksunglassesdizzy_faceimpsmiling_imp
    neutral_faceno_mouthinnocent
Booking.com

Ольга Смагаринская

Соломон Волков: «Пушкин — наше всё, но я бы не хотел быть его соседом»

Таня Лоскутова

Лублу

Ирина Терра

Александр Кушнер: «Я всю жизнь хотел быть как все»

Ирина Терра

Наум Коржавин: «Настоящая жизнь моя была в Москве»

Ольга Смагаринская

Михаил Богин: «Я попал под горячую руку холодной войны»

Виктор Есипов

Майя

Борис Фабрикант

Валентина Полухина: «Я, конечно, была влюблена в Бродского»

Наталия Гулейкова-Сильвестри

Мир Тонино Гуэрры — это любовь

Наталия Ковалёва

Человек-праздник, человек-миф, мальчик с дудочкой...

Ирэна Орлова

"В квартиру пробрался вор и украл большой желтый чемодан с рукописями".

Павел Матвеев

Анатолий Кузнецов: судьба перебежчика

Екатерина Барбаняга

Павел Басинский: «Я ездил на место гибели Лизы Дьяконовой и знаю, что там

Павел Матвеев

Хроника агонии

Анатолий Кузнецов

Леди Гамильтон

Елена Кушнерова

Этери Анджапаридзе: «Я ещё не могла выговорить фамилию Нейгауз, но уже

Иван Бунин

Три рубля

Игорь Джерри Курас

Поступь

Светлана Волкова

Савушка и Валентина

Павел Матвеев

Поручик, газетчик, публицист

Марина Владимова

Я помню своего отца Георгия Владимова

помогиЭ Т А Ж А М в этом месяце собрано средств 700.00

Журнал «ЭТАЖИ»

лауреат в номинации

ИНТЕРНЕТ-СМИ

журнал Этажи лауреат в номинации интернет-СМИ
Booking.com
Уже в продаже ЭТАЖИ №1 (21) март 2021




Гари Лайт Кроме кошек, глинтвейна, камина
Мария Малиновская Время собственное
Елена Фомина Николай Луганский: «Ощущение родины у каждого свое»
Ирина Терра От главного редактора. К выпуску журнала "Этажи" №1 (21) март 2021
Коллектив авторов Роман Арбитман — создатель справедливого мира
Александр Кушнер Вспоминая Италию
Константин Зарубин День рожденья муми-мамы
Марина Владимова Я помню своего отца Георгия Владимова
Павел Матвеев Против течения
Георгий Владимов Все мы достойны большего
Сергей Штильман Нас разберут на анекдоты
Игорь Джерри Курас Необычайный опыт путешествия в себя и вовне. Интервью с Геннадием Кацовым
Нина Дунаева Взглянуть на «Заповедник» с любовью
Анна Карнаух Нездешняя
Ольга Аминова Валерий Бочков: «Наша литература превратилась в гладиаторскую арену»
Елена Полещенкова Весёлое утро
Юлия Стоногина Вкусные укиё-э. Японская кухня как машина времени
Алексей Колесников Зал ожидания
Этажи Лауреаты премии журнала «Этажи» за 2020 год
Ирина Терра Парк Кузьминки ждет своего часа
Наверх

Ваше сообщение успешно отправлено, мы ответим Вам в ближайшее время. Спасибо!

Обратная связь

Файл не выбран
Отправить

Регистрация прошла успешно, теперь Вы можете авторизоваться на сайте, используя свой Логин и Пароль.

Регистрация на сайте

Зарегистрироваться

Авторизация

Неверный e-mail или пароль

Авторизоваться