литературно-художественный журнал «ЭТАЖИ»

etazhi.red@yandex.ru

03.02.20221 464
Автор: Татьяна Милова Категория: Поэзия

Есть ли жизнь вместо жизни

 

* * *
Человек распрямляется после страха
Осторожно, подробно, за позвонком позвонок;
Он еще отлучен от времени и пространства,
Но уже владелец своих коленей и пальцев ног;

Только что все это срывалось, билось о скалы,
Разрывалось, раскалывалось, кусками летело вниз,
Расползалось кляксой внизу… потом отпускало,
Вновь слипалось в тело, впечатывалось в карниз —

Человек не спеша проверяет свою начинку
(Череп тесноват, грудная клетка узка):
На своих местах чует сердце, матку, печенку;
Между ними много воздуха и песка;

Человек прихорашивается после страха,
Утирает лицо, раздергивает волоса.
Перед ним непонятно откуда берется трасса:
До заката час, до города два часа;

Человек идет по вечерней набережной,
Все смелей шевеля зрачками (…восстав, восстав…);
Непрозрачное привиденье, неверно набранный
Номер, — идет, добавляя в свой состав

Можжевеловую расческу, две пачки «Ротманс»,
Загогулину из ракушек, яблочный сок —
И вот-вот уже мирно сольется с толпой курортниц
(Воздух, камни, глина, воздух, песок).

 

* * *     

Жизнь моя, моя жестянка,
По асфальту дребезжа, —
Отчего к тебе жестока
Смерть моя, моя душа?..

День единый, путь поденный
Пройден — найден — прикровен —
Как младенец нерожденный,
Кровь стучится вон из вен —

Смерть моя, моя шестерка,
Дама пик для куража!..
Жизнь моя почти что стерта,
По асфальту дребезжа.

Плач ли, ветхого покрова
Не щадящий?.. или речь?..
Увещанье?.. — два-три слова —
Смочь — растратиться — сберечь?..

Жизнь моя, сенная девка:
Слух остер, язык болтлив, —
Смерть моя, моя сиделка,
От асфальта отскоблив.

Жизнь моя, моя копилка,
Куча дряни за спиной,
Смерть моя, моя коптилка
В ржавой банке жестяной,
Клетка, плётка, паутинка,
Брось меня, побудь со мной.

 

Пунктиром

[1.]

Смилуйся, птичка золотая,
не свисти ты мне больше про удачу,
лучше на себя посмотри, лахудра,
на авоськи, на борщ, на детей чумазых.

Я сама плескалась подсадной уткой,
я сама кружилась цыпленком в гриле,
я сама была голубя бумажней —
больше меня летать не заманишь.

[2.]

…А не то еще подступят с вопросом:
мол, крепка ли духом, тверда ли в вере? — 
отвечаешь сообразно погоде,
все одно побьют на контент-анализ.

Вот сиди латай теперь драную карму,
попивай кровь христианских младенцев;
было у меня дважды два четыре,
только вышло боком, желчью и смертью.

[3.]

Этой ночью сдохла канарейка.
В канарейке сдохла батарейка.

 

* * *                      

Пока так блестит вокруг, так вьется пыльцой,
Под кофе по-венски, под раз-два-три венский вальс,
Вдоль шумных себе проспектов, с барской ленцой,
В цветах и цитатах, — пока на этот аванс

Гуляешь, душа — спеши зубрить алфавит:
Следи, как растет трава и чем зелена
(А после буреет, чуть клен ее окровит,
И мнит уйти в никуда — уйдет в семена);

Подслушивай, как вода уходит в песок —
В ничто, в загробную тьму, к подземным ключам;
Учись языкам, пока свой не пересох,
Не все голоса свой перекричал;

Так тающий снег по весне заполняет след;
Так молния, проницая громоотвод,
На долю секунды сталь обращает в свет —
Так в нем сгущается трепет жизни.
                                                      …Так вот,

Когда закончится мир — останется труд:
Галерный, оголодавший долгим постом, —
Из голой земли высвистывать голый прут;
Потом выпрастывать лист из почки; потом —

 

Москва, февраль, картина Тернера,

экономический кризис.

Холст, масло.

Львы, куропатки, изысканные жирафы, единороги,
полевые, волнообразные, петромоны —
только сейчас выясняется, что не всем дали название;
возможно, сколько-то засланных; и безвидные.

Последними, как обычно, уходят крысы,
обтекая нас, победителей,
рожденных от чресел самых быстрых сперматозоидов
(сперматозоиды тоже ушли, попарно, еще до крыс).

…В серой мгле
тем настойчивей реет мачта, с которой угадываешься, наблюдатель;

одеяло убежало,
улетела простыня,
следом тянутся посудомоечная машина, стадо мелких гаджетов, прикольная сумочка из опоздавшего крокодила;
эволюция, цивилизация, рефинансирование —
теперь это их головная боль.

Город залит асфальтом,
а сверху водой и снегом.

 

* * *          

Был мне знак, что все складывается в один пазл,  в один узор:
Мячик выкатился из-под шкафа,  из-под Набокова, — скачет в груди;
Все цитаты,  все встречи,  весь мелкий сюжетный сор,
Всё говорит — пора, всё говорит — иди,

Не сомневайся, какой еще тебе абсолют,
Дверь заело, так встань на цыпочки, приналяг;
Не дрожи над своей горбушкой — все равно чужие склюют,
Скушай сам, мальчик-с пальчик, — будешь мальчик-с кулак;

…Только и требовалось, что стоять за свою правоту:
Вроде бы стоишь, а при этом теплей, теплей,  горячо:
Все звонки,  все цитаты, — и прибавляются на ходу, —
Или ангел-хранитель оттягивает плечо?..

Крошки падают, складываются в один узор, в один пазл,
Гуси-лебеди его склюнули — так орнаментом и летят,
Небеса под них прогибаются, еще один год упал,
В каждом птичнике серым-серо лебедят —

Ноша моя неношеная, валящаяся из рук,
Из карманов, опять из Набокова, — франк, грецкий орех,
Папироса, — падают,  крошки,  вешки, складываются в круг;
Ничего, мальчик-с пальчик, — будешь девочка имярек…

Пыльный прямоугольник солнца валяется на полу.
Книги толпятся на полках, свешиваются за край.
Голуби сели на подоконник. Мяч ёкнул в углу.
Плакать глупо, жить уже поздно, играй, играй.

*  *  *        

Из тьмы египетской исшед,
Равно презрев и Палестину,
Мы пересилили сюжет
И удалились в перспективу

Блестящую; в ее песках,
Неисчислимы и богаты,
Таятся храмы и гиганты
Промышленные; батискаф,

Дотоле мнившийся ковчегом,
Навстречу будущих колен
Все погружается, нетлен,
Не тронут светом предвечерним.

Абзац истории. Ни войн,
Ни бунтов, ни кровосмешений —
Тем слаще вдох; вечерний звон
Тем совершенней.

Татьяна Милова — поэт, журналист, критик. Родилась в Подмосковье, живет в Москве. Окончила два факультета МГУ — журналистики и философский, работает редактором на телевидении. Начинала как автор песен, в течение нескольких лет участвовала в рок-кабаре «Кардиограмма». Публикуется с 1989 г. (журналы «Новый Мир», «Дружба народов», «Арион», «Октябрь», «Юность» и др., различные антологии). Автор двух книг стихов: «Начальнику хора» (М.: АРГО-РИСК, 1998) и «И краткое» (М.; СПб.: Т8 Издательские Технологии; Пальмира, 2020). За первую из них стала лауреатом Международной премии Тиволи (Италия, 1999).

03.02.20221 464
  • 1
Комментарии
Booking.com

Ольга Смагаринская

Соломон Волков: «Пушкин — наше всё, но я бы не хотел быть его соседом»

Ольга Смагаринская

Михаил Богин: «Я попал под горячую руку холодной войны»

Виктор Есипов

Майя

Борис Фабрикант

Валентина Полухина: «Я, конечно, была влюблена в Бродского»

Павел Матвеев

Анатолий Кузнецов: судьба перебежчика

Ирэна Орлова

Полина Осетинская: «Я долго воспитывала свою аудиторию»

Наталья Рапопорт

Это только чума

Павел Матвеев

Хроника агонии

Павел Матвеев

Смерть Блока

Ирэна Орлова

Сегодня мы должны играть, как кошка мяукает — мяу, мяу...

Ирина Терра

«Делай так, чтобы было красиво». Интервью с Татьяной Вольтской

Владимир Эфроимсон

Из воспоминаний об Арсении Тарковском

Марина Владимова

Я помню своего отца Георгия Владимова

Павел Матвеев

Приближаясь к «Ардису»

Александра Николаенко

Исчезновения

Владимир Захаров

В тишине

Владимир Гуга

«Скоропостижка». Интервью с писателем и судмедэкспертом

Наталья Рапопорт

Юлий Даниэль: «Вспоминайте меня…»

Владимир Резник

Ракетчик Пешкин

Людмила Безрукова

Шпионские игры с Исааком Шварцем

Booking.com
Уже в продаже ЭТАЖИ №1 (25) март 2022




Этажи Журнал «Этажи» приостанавливает работу
Ирина Терра От главного редактора к выпуску журнала «Этажи» №1 (25) март 2022
Этажи Вручение премии журнала «Этажи» за 2021 год. Чеховский культурный центр
Ежи Брошкевич (1922-1993) Малый спиритический сеанс
Нина Дунаева Формула человека
Дмитрий Сеземан (1922-2010) Болшевская дача
Михаил Карташев «Сто лимонов» в Доме Моссельпрома
Валерий Бочков Судьба рисовальщика
Коллектив авторов Андрей Новиков: «Но жить в борьбе со здравым смыслом — не сильный кайф»
Андрей Новиков (1974-2014) Лабиринты судьбы
Павел Матвеев Париж — Гулаг — Париж
Дмитрий Сеземан (1922-2010) Член Политбюро
Наталья Рапопорт Кто вы, доктор Григулевич
Татьяна Милова Есть ли жизнь вместо жизни
Этажи «Этажи» в «Бункере»
Вадим Жук Время пустых причалов
Елена Кушнерова Борис Йоффе: «Всё вращается вокруг всего»
Светлана Леднева Культурные люди
Мария Батрдок Знаки
Татьяна Разумовская Маленькая хозяйка большого дома
Наверх

Ваше сообщение успешно отправлено, мы ответим Вам в ближайшее время. Спасибо!

Обратная связь

Файл не выбран
Отправить

Регистрация прошла успешно, теперь Вы можете авторизоваться на сайте, используя свой Логин и Пароль.

Регистрация на сайте

Зарегистрироваться

Авторизация

Неверный e-mail или пароль

Авторизоваться