литературно-художественный журнал «ЭТАЖИ»

etazhi.red@yandex.ru

Ольга Аникина

Петров и Вологодин

25.10.2017 рассказ
Сейчас на сайте: подписчиков: 6    гостей: 5
Вход через соц сети:
10.11.2017742
Автор: Надя Делаланд Категория: Поэзия

Меня уже не было

***
Из правой руки на пригорке вырастет мак,
из левой лодыжки — подснежник, из-под ключицы
одуванчик, чтобы дышать учиться
высоко, а возле бровей — гамак
паука с сияющим конденсатом
на ветру дрожащим, из глаз — вьюнок,
изо рта — подсолнух, а между ног
Мосводоканал и Росатом.
Впрочем, скорее всего трава.
Так и буду цвести до заморозков, а после
окончания — снова начну. И тогда ты присядешь возле
меня и поймешь, что за птица моя голова.

***
Падают листья — лонг-лист и шорт-лист.
Осень линяет. Что-то большое
с синего воздуха плавно снисходит
ртом, позвоночником, легкими, хордой
солнца. Шагаешь в ее невесомость,
чувствуешь слабость и думаешь скорость
света и звука и медленность ночи
и тишины, но не знаешь короче
способа выяснить, где твое жало,
осень… Оса над арбузом дрожала,
сгорбившись, пела: не небом единым
живы, конечно, но непобедимы.
В шар этот огненный — шагом огромным,
в молнию — не опознай ее громом —
входишь и светишься в каждом движенье.
Август. Осеннее Преображенье.

***
Сколько милосердия в последовательности станций —
после Беговой — Полежаевская и обратно,
удлиняется время, съеживается пространство,
можно выйти, можно остаться.
Колесо сансары, будь кольцевая!
На любую ветку — и просветленье,
каждый раз по-разному называя,
или просто взрослея.

***
И вот — она увидела его после долгой-
долгой жизни, и слезы лились, как будто
возле лба внутри нее — уровень моря
и им просто больше некуда деться.
Она высохла, опустела, стала
сморщенной и хрустящей кожей,
слез или нежности полная — стала полой,
ни на что не похожей.
У нее отвалились руки, подумав,
подломились ноги — подло и низко,
пополам, практически по мениску,
она стала дудка.
Навсегда к гортани язык присох, и
сквозь глаза уже невозможно видеть,
он поднес к губам ее — знал, что выйдет
звук высокий.
Он дышал в нее, извлекая голос,
из глупышки, дурочки, из пустышки,
и она звучала себе неслышно
долгим горлом.

***
Меня уже не было раньше. В спокойном луче
пинались пылинки, и Сева смотрел на трамваи,
а воздух следил за дыханьем и был узнаваем,
когда меня не было раньше, но не было — чем.
Меня уже не было. Так же примерно потом
взовьются пылинки, и нежно чирикнет на рельсах.
Мне будет не страшно. Я только еще постарею,
а там и спасибо на том.

***
и вот мы умерли и встретились и я
смотрю сквозь голову продумываю долгий
тоннель из памятных светящихся осколков
то жизнь моя (то ты) то жизнь моя
и вот мы мертвые молчим как неживые
и память смертную рассматриваем как
витраж в соборе легкокрылая рука
пронзает трогая наносит ножевые
и вот мы маленькие мертвые стоим
не зная имени не понимая речи
и нам становится все легче легче легче
как будто им

 

***
Деревья дышат. Кроны в голубом,
светящемся и выдыхают — воздух,
я здесь, я здесь, губами — вот, и лбом —
вот, прикасаюсь не к тебе, но возле
тебя, а ты стоишь из немоты,
из ванной наготы перерожденья,
невидима, и все твои черты
раздеты, разукрашены. У женщин
с деревьями есть связь, и вот когда
одна уже не дышит, то другое
мерцает глубоко, течет вода
в корнях и превращается в твой голос.
Деревья дышат, слышат, говорят,
дотрагиваются, взлетают, пляшут
тебя собой, и волосы горят
прозрачным ветром, ломким, карандашным.

 

***
В зеленых двориках стоячее тепло,
янтарная жара, слегка качаясь,
по плотности навскидку что стекло
вхожу в него и все не получаюсь,
иду проточной улицей, сквозя
длиннобадылой тенью по забору,
вхожу в свои фантомы — дать и взять
все детство, подержать и бросить. Спорим,
что все осталось в каждом прикоснись,
куда ни поверни, о чем ни вспомни,
в знакомых бликах собственных ресниц
ростовский полдень.

***
Всеми своими буквами шевеля,
ломко тянусь потрогать тебя за сердце.
Слышишь меня? Как слышишь меня, Земля?
Маленький лагерь смерти, большой освенцим
(аушвиц-биркинау — стреляй, ложись…).
Можно ли убежать из слепого ада,
только наощупь зная, что значит «жизнь» —
там, за оградой.

***
Пока Ты воскресаешь, я пеку
куличики. Пока под плащаницей
свет фотовспышки печатлеет лик,
зрачки сужаются, теплеют сухожилья,
приметы жизни проступают сквозь
заботливую бледность, я всыпаю
по горсточке пшеничную муку,
размешиваю с нежностью пшеничной.
Тем временем ожившее болит,
и голова, как будто бы кружился
на карусели, замечая вскользь
цветное и тенистое, вскипает,
а я взбиваю высоко белки
и погружаю в праздничное тесто,
Ты растираешь пальцами виски,
приподнимаешься и сходишь с места.
И плащаница, за ногу схватив,
проделывает ровно полпути
по полу осветившейся пещеры.
Свершившееся входит в область веры.
И только что, как отодвинул смерть,
сдвигаешь камень и выходишь в свет.

 

Надя Делаланд (Черных Надежда Всеволодовна). Родилась в г. Ростове-на-Дону, 02.01.1977. Поэт, кандидат филологических наук, окончила филологический факультет Ростовского госуниверситета, ныне – ЮФУ (1993 — 1998), аспирантуру при РГУ (1998 — 2003), докторантуру Санкт-петербургского госуниверситета (2009 – 2012). С 2006 по 2009 гг – сотрудник ЮФУ, преподаватель латинского языка, курса введение в языкознание и спецкурса по языку М. Цветаевой. Работает PR-менеджером в отделе интеллектуальной прозы издательства "ЭКСМО" (Москва), арт-терапевтом в психиатрической клинике «Преображение» (Москва), колумнистом в газете «Новый Таганрогский курьер» (Таганрог). Публиковалась в журналах «Арион», «Дружба народов», «Звезда», «Нева», «Новая юность», «Литературная учеба», «Вопросы литературы» и др. Победитель поэтической эстафеты «Вечерние стихи. Финал бессмертных» (Москва, 2014), «Волошинского конкурса «При жизни быть не книжкой, а тетрадкой» (интернет голосование)», лауреат премии «Поэт года» в основной номинации (Москва, 2014), Гран-при международного поэтического конкурса «Дорога к Храму» (Иерусалим, 2014), победитель Чемпионата Балтии по русской поэзии (2015) и др.). Член жюри поэтических премий (в том числе, интернет-конкурса «Кубок Балтии по русской поэзии», фестиваля «Дорога к Храму», член экспертного жюри «Вечерних стихов» номинатор Прокошинской премии, член жюри фестиваля «Возьмемся за руки, друзья» и др.) Шорт-листер премии «Гулливер» - 2014. Лонг-листер конкурса И. Бродского – 2014, лонг-листер премии «Дебют» (2011 и 2012 гг), шорт-листер премии имени Астафьева (Красноярск, 2005), лауреат премии Ростовского фестиваля поэзии (Ростов-на-Дону, 2002), стипендиат Министерства культуры РФ (Москва, 2004), губернаторской премии (Ростов-на-Дону, 2008, 2011), международного поэтического конкурса «Серебряный Стрелец» — спецпремии «Серебряный голос» (Лос-Анджелес – Киев – Трускавец, 2008), финалист «Илья-премии» (Москва, 2003). Участница Второго, Четвёртого и Восьмого форумов молодых писателей России (Москва – Липки, 2002, 2004, 2008). Стихи переведены на итальянский язык и опубликованы в журналах: «Testo a fronte. Prix Italia 2015» – Numero 53 – II semester 2015. «SLAVIA. Rivista trimestrale di cultura», 2016. 

10.11.2017742
  • 4
Booking.com
Комментарии
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Журнал «ЭТАЖИ»

лауреат в номинации

ИНТЕРНЕТ-СМИ

журнал Этажи лауреат в номинации интернет-СМИ
На развитие литературно-художественного журнала "ЭТАЖИ"
руб.

Перевод проекту "ЭТАЖИ"

Уже в продаже ЭТАЖИ №3 (7) сентябрь 2017




Сувенирная лавка футболки от Жозефины Тауровны
Сувенирная лавка Календари от Жозефины Тауровны

Ваше сообщение успешно отправлено, мы ответим Вам в ближайшее время. Спасибо!

Обратная связь

Файл не выбран
Отправить

Регистрация прошла успешно, теперь Вы можете авторизоваться на сайте, используя свой Логин и Пароль.

Регистрация на сайте

Зарегистрироваться

Авторизация

Неверный e-mail или пароль

Авторизоваться