литературно-художественный журнал «ЭТАЖИ»

etazhi.red@yandex.ru

Александр Кушнер

Память о будущем

26.05.2018 стихи
01.06.20185529
Автор: Игорь Джерри Курас Категория: Поэзия

В последней высокой точке

***

Видели диких зверей с высоты полёта,
в Кембридже под дождём промокли до нитки,
пели пьяными голосами про московские окна, ещё про что-то —
пили Рислинг, Пино Нуар, Мускат и другие напитки.
Любили друг друга до боли. Пару раз — до драки.
Вжимались друг в друга так, что следы оставались.
Ты принимала за названия улиц дорожные знаки,
твои сигареты дымились: дымясь — ломались.
Мы притирались друг к другу, как склеиваются осколки
разбитой скрипки, виолончели или античной чашки.
Ты запомнилась с голой грудью и в бордовой футболке
Гарвардского университета, и в ночной рубашке.
Если бы мы жили вместе — побили бы всю посуду,
извели бы друг друга ревностью, страстью, усталой лаской.
Хочешь, как в песне, спою, что тебя никогда не забуду?
Или добавлю про то, что тебя никогда не увижу, с опаской?
Улицы наши — теперь декорации нервной
выпуклой драмы, — разлука представлена залу
в списке героев: она появляется первой
в первом же акте, чтоб выстрелить где-то к финалу.
Где-то к финалу, в последней высокой точке,
потусторонним каким-то увидишь взглядом
через оградку чужого дома — жёлтенькие цветочки,
кажущиеся райским садом.

 

Дождливый экзерсис


Ты заметила? — воздух сегодня больной.
Моросит над осинами дождик дрянной,
в придорожной грязи суетится
бестолковая чёрная птица.
А над лесом, едва ли понятное нам,
шепчет небо надменно округлым холмам
настороженно важное что-то,
но вникать всё равно неохота.
Там, в недельной небритой щетине травы,
даже сбившись с пути, не сложить головы,
даже если совсем постараться —
не забыться и не затеряться.
Чьё-то имя земное играет со мной,
подавая сигналы зелёной волной,
призывая, как длинная нота —
но вникать всё равно неохота.
И суровы осины, и дождь моросит,
и тяжёлое небо надменно висит,
и не может никак приютиться
бестолковая чёрная птица.


***
Среди чужих людей, вблизи своих деревьев,
навязчивый, как дождь, невыездной, как дом,
безумный, точно Лир, насмешливый, как Тевье —
смотри, как я едва, отметь, что я с трудом.
Как мёртвая эмаль старушечьей финифти,
холодный небосвод вмонтирован в карниз.
Спроси меня: «Куда?» Замешкавшийся в лифте,
не назову этаж — не знаю: вверх ли, вниз.
Скажи мне, для чего с нас взяли не по чину?
Что голос заводной твердит о полпути?
Что в этой воркотне? Дай хоть одну причину —
и спеть, и жизнь прожить,
и поле перейти.

 
***
Пока я спал, всё снегом занесло:
я вышел посмотреть на то, как снегом
всё занесло и спутал землю с небом,
и, растеряв слова, стоял без слов.
Вот снег, и снег: и края нет, — кроя
вдоль-поперёк которого, мы бродим
с тобой на пешеходном переходе —
с земли на небо, милая моя.
Так всё внезапно снегом занесло,
что смысл потерялся в переводе:
и то, что было словом — стало вроде
бы и не словом, а, скорей, числом.
Числом, в котором нужно на вокзал
спешить с утра. Ты радовалась знакам,
всё перемножив. Я, сложив, заплакал:
хотел сказать тебе, но промолчал.
Ты выдумала мир, в котором я
не помещался, спутав землю с небом,
но я проснулся — всё покрыто снегом
с земли до неба, милая моя.


***
Здесь нехотя — едва — нам выпадает чудо:
на цыпочки привстав, как сосны на песке,
внезапно осознать, что улететь отсюда
не выйдет и у них — и не истлеть в тоске.
Я был такой как все, а ты была другая,
и мне пришлось прожить две жизни наугад —
и вот, одна из них зачтётся мне у края;
а если сразу две — кто будет виноват?
Легко ли облакам всё принимать на веру:
не думать о траве, где выпало дождём
рассыпаться? Тогда — не должен ли примеру
их следовать и я, и всякий, кто рождён?
И зная наперёд, что просьбы неуместны —
над пасмурной землёй, пока встаёт рассвет —
я о тебе прошу у полосы небесной
и дерзновенно жду, что получу ответ.


***
С тобой, с тобой — и снова без тебя,
ведь вечность — это тени на граните.
Ты женщина: попутал бес тебя,
с небес тебя впустив в мою обитель.
Ты здесь была — и снова не была,
и время в запрокинутой портьере
не двигалось — и темнота угла,
злорадствуя, шептала о потере.
Мне снились удивительные сны,
в которых видел странную планету:
являлась ночь хрустальной белизны
сияющей. А день не ведал света.
Там, посреди неназванных дорог,
среди каких-то узких колоколен
я жил, как мог — но, так как жить не мог, —
я ждал тебя и этим был доволен.
Обыденность бескрылая иным
не в тягость, не в упрёк — ведь всё на месте.
Но я с крылом, и ты с крылом — и мы
в сто тысяч раз всех остальных небесней.

 

***
Моя душа имеет направленье
к тебе. Она взлетает по ночам
и слышит ветер в тонком оперенье
двух крыльев, бьющих по её плечам.
Легко разрушен изначальный кокон
и куколка проснулась. Перед ней
дрожат обрывки крохотных волокон,
сплетённые с осколками огней.
Так соткан мир. Он лёгок и беспечен —
весь напоказ: здесь точка, там тире —
сакральные, как будто части речи,
зачёркнутые в главном словаре.
Кто помнит звуки этих междометий
тот, оперившись, знает свой черёд;
там снова будет бесконечный ветер,
и крыльев ровный и спокойный ход.
И куколка проснётся на мгновенье,
где под землёй шевелится трава.
Моя душа имеет направленье
к тебе, к тебе. И потому, жива.


***
Я не знаю названье деревьев и звёзд имена не знаю.
Я с трудом понимаю законы, что движут мою машину.
Если ехать всё время прямо, я знаю, — приедешь к краю
океана, где встречный ветер тугую несёт парусину.
До сих пор не могу понять, как же ходят они против ветра,
и не знаю, как чайки умеют висеть там, где волны дышат.
Иногда я зову имена живых, только нет ответа.
И тогда я шепчу имена ушедших — и что-то слышу.

 

***
Сокровище моё, мне плохо без тебя.
Ночные города в тоске невыносимой —
покуда над землёй, дурную весть трубя,
летит за горизонт тяжёлый клин гусиный.
И даже если клён звенящий — насеком
и радостен пока — я знаю: он от силы,
как всякий блудный сын, вернётся босиком
туда, откуда шёл в тоске невыносимой.
Сокровище моё! Безвестные дожди,
(трубя дурную весть) расходятся полками,
уже давным давно не ведая вражды —
как будто даже смерть нашла косой на камень.
Мне плохо без тебя. Я тот же блудный сын,
я тоже в трёх соснах, в трёх клёнах, в трёх осинах
запутался, и жизнь растратил. Не один.
С тобою на паях — в тоске невыносимой.
Сокровище моё. Я вымучен. Смотри,
как стелются слова вдоль плоскости. Так ряска
затягивает пруд, но глубину внутри
не сможет одолеть — беспомощна и вязка.
И ветер за окном все ночи напролёт,
трубит дурную весть, бьёт клёны, гнёт осины.
Мне плохо без тебя, сокровище моё,
в безвылазных дождях; в тоске невыносимой.

 

Игорь Джерри Курас — поэт и прозаик, редактор поэзии в литературно-художественном журнале «Этажи». Родился в Ленинграде, с 1993 года живёт и работает в Бостоне. Автор пяти поэтических сборников «Камни/Обертки», «Загадка природы», «Не бойся ничего», «Ключ от небоскрёба», «Арка», книги сказок для взрослых «Сказки Штопмана» и книги для детей «Этот страшный интернет».

01.06.20185529
  • 30
Комментарии
  1. Надежда 02.06.2018 в 21:12
    • 2
    Не была знакома ранее с творчеством Игоря Джерри Курса,,затронуло струны моей души
    1. Игорь Джерри Курас 02.06.2018 в 23:04
      • 0
      Спасибо, Надежда!
  2. Tanya Loskutova 03.06.2018 в 01:16
    • 2
    Давно знакома с творчеством Игоря Кураса .
    Но, каждый раз, встречаясь с новой подборкой стихов,( часто и со старой ),понимаю, что
    " знакомство" это - иллюзорно... Каждое новое стихотворение - удивляет заново, хочется узнать, познакомиться, удивиться снова... Кажется, поэту и не приходит в голову прикрыть своё сердце хотя бы " шторкою ", его душа- как поле, что открыто всем ветрам: если ей, душе, светло, она гуляет по радуге, если плачется, проливается дождём...
    И такая признательность ему за то, что впустил ... И, главное - за такое целомудренное
    бесстрашие... Спасибо, Игорь Джерри Курас , в очередной раз !...
    1. Игорь Джерри Курас 03.06.2018 в 08:10
      • 1
      Спасибо, дорогая Таня! Огромное спасибо!
  3. Вадим 03.06.2018 в 18:06
    • 2
    Хорошо. Иногда даже здорово.
    1. Игорь Джерри Курас 03.06.2018 в 19:52
      • 0
      Спасибо, Вадим!
  4. Верникович Наталия 04.06.2018 в 13:39
    • 0
    "Остальных небесней" красиво,все красиво,местами смело,но не слишком."Хороший ты мужик,Андрей Егорыч,но не орел."
    1. Игорь Джерри Курас 04.06.2018 в 14:02
      • 0
      Спасибо, Верникович Наталия. Буду дальшк учиться летать.
  5. Игорь 04.06.2018 в 21:55
    • 2
    Приятный слог. Повеяло свежим воздухом и дыханием Мироздания. Особенно насладило сознание "Я не знаю названье деревьев и звёзд имена не знаю..." Спасибо!
    1. Игорь Джерри Курас 04.06.2018 в 22:05
      • 1
      Спасибо!
    2. Игорь 06.06.2018 в 23:41
      • 1
      А еще мне нравятся ваши:

      Я видел психов и бездомных главарей
      вокзальной секты. В расписании настенном
      я трогал время, как рисунки дикарей —
      слепым движением узнав его мгновенно.
      Старуха пьяная кормила голубей
      воображаемых — таким же мнимым хлебом;
      два сизых ангела, приставленные к ней,
      забыв пароль, всё не могли связаться с небом.
      И ненавязчиво открылось мне тогда,
      что море синее лежит на жёлтом пляже,
      где тот же я, моя седая борода,
      рука, плечо — и на плече моём поклажа.
      Где те же ангелы, наладившие связь,
      уводят пьяную старуху вдоль дороги,
      как внуки добрые задумчиво склонясь:
      слегка двукрылы и застенчиво двуноги.
    3. Игорь 06.06.2018 в 23:43
      • 2
      И это тоже

      ремя лечит, но не берёт ни одной страховки,
      не выезжает на дом — и не принимает в офисе,
      не присылает ампулы в глянцевой упаковке,
      и о здоровье вашем не беспокоится вовсе.
      Когда кончаются силы настолько, что вы готовы
      выброситься из собственного тела, как с балкона высотки,
      оно не приедет на скорой, чтобы уговаривать вас с мегафоном
      вернуться обратно в комнату, отойти от решётки.
      Согласитесь, что это важно, чтоб кто-то позвал вас обратно;
      чтобы кто-то сказал: полёт отменён, задержан, отложен.
      Но время — оно не повязано клятвою Гиппократа —
      оно не поможет.
      Когда на вокзальную площадь ложится вечер,
      я иду и вижу бесцветных людей, лежащих у самого края —
      и какой-то придурок в моей голове говорит мне, что время лечит,
      но я-то знаю.
    4. Игорь 06.06.2018 в 23:48
      • 1
      А это особенно:

      ремя лечит, но не берёт ни одной страховки,
      не выезжает на дом — и не принимает в офисе,
      не присылает ампулы в глянцевой упаковке,
      и о здоровье вашем не беспокоится вовсе.
      Когда кончаются силы настолько, что вы готовы
      выброситься из собственного тела, как с балкона высотки,
      оно не приедет на скорой, чтобы уговаривать вас с мегафоном
      вернуться обратно в комнату, отойти от решётки.
      Согласитесь, что это важно, чтоб кто-то позвал вас обратно;
      чтобы кто-то сказал: полёт отменён, задержан, отложен.
      Но время — оно не повязано клятвою Гиппократа —
      оно не поможет.
      Когда на вокзальную площадь ложится вечер,
      я иду и вижу бесцветных людей, лежащих у самого края —
      и какой-то придурок в моей голове говорит мне, что время лечит,
      но я-то знаю.
    5. Игорь 06.06.2018 в 23:49
      • 1
      А это особенно:

      Холодно и промозгло
      мальчику твоему;
      мама, теперь ты — звёзды:
      как же я обниму?
      Луч до земли серебрян —
      тянется, словно нить;
      мама, теперь ты — небо
      как же поговорить?
      Свет осторожно тронет,
      высветит ночь ясней.
      Где же твои ладони
      для головы моей?
      Ветер ли? оклик? возглас? —
      вслушаюсь — не пойму.
      Холодно и промозгло
      мальчику твоему.
    6. Игорь 06.06.2018 в 23:49
      • 0
      Извините за опечатки )))

      В принципе, все ваше нравится, еще раз спасибо
    7. Игорь Джерри Курас 07.06.2018 в 02:34
      • 0
      Спасибо огромное!
  6. Зинаида 05.06.2018 в 02:05
    • 1
    Я не знаю, как появилась в моем компьютере ссылка на "В последней высокой точке", но я так счастлива, что я не удалила, а зашла и ...., я в восторге. Спасибо, спасибо, огромное спасибо. Так много созвучно с моими мыслями и чувствами. Хм, странно, но приятно очень. Я ничего раньше не читала вашего. Но теперь, обязательно, почитаю. Кто - то здесь сказал, что вы не "орел". Не обижайтесь. Что касается, как я это чувствую, то вы определенно особая птица. Возможно, я была на одной волне с Вами, когда читала ваши стихи. Не всегда и не всем удается "поймать" эту волну. Творите, радуйте, трогайте наши души, у вас это получается талантливо. Вдохновения Вам!
    1. Игорь Джерри Курас 05.06.2018 в 03:51
      • 0
      Спасибо, дорогая Зинаида! Я очень тронут Вашим вниманием и счастлив, что мои стихи Вас не разочаровали.
  7. Марина Слободская 05.06.2018 в 15:49
    • 1
    Спасибо Поэту за прекрасные стихи, а журналу за эту публикацию!
    1. Игорь Джерри Курас 05.06.2018 в 15:52
      • 0
      Спасибо, Марина!
  8. Жанна Коцур 07.06.2018 в 14:58
    • 2
    Очень.Строки держат.Ощущение потока жизни.Сложно наверное жить умея так писать...Вдохновения!
    1. Игорь Джерри Курас 07.06.2018 в 18:40
      • 0
      Спасибо, Жанна. Очень признателен.
  9. Юрий Кожевников 08.06.2018 в 20:20
    • 2
    Замечательная лирика, проникновенная, убедительно реалистическая в душевной достоверности необычных образов и трепетных ощущений, создающая эффект присутствия в атмосфере текста, который читающему и покидать не хочется... Искренне благодарен, Вам Игорь!
    1. Игорь Джерри Курас 09.06.2018 в 02:07
      • 0
      Спасибо, Юрий!
  10. Ирина Фадеева 11.06.2018 в 20:16
    • 2
    Настолько настоящее, настолько глубокое все, до мурашек по коже. Спасибо за радость встречи!
    1. Игорь Джерри Курас 12.06.2018 в 00:09
      • 0
      Спасибо, Ирина!
  11. Анатолий 13.06.2018 в 13:21
    • 1
    Отлично! Спасибо за Творчество!
    1. Игорь Джерри Курас 13.06.2018 в 20:05
      • 0
      Спасибо, Анатолий!
    2. Игорь Джерри Курас 13.06.2018 в 20:07
      • 0
      Спасибо, Анатолий!
  12. Татьяна Чернова 13.06.2018 в 16:02
    • 1
    Перечитываю еще и еще. Плачу от восторга Спасибо.
    1. Игорь Джерри Курас 13.06.2018 в 20:06
      • 0
      Спасибо, дорогая Татьяна!
Booking.com
помогиЭ Т А Ж А М в этом месяце собрано средств 3000.00

Журнал «ЭТАЖИ»

лауреат в номинации

ИНТЕРНЕТ-СМИ

журнал Этажи лауреат в номинации интернет-СМИ
На развитие литературно-художественного журнала "ЭТАЖИ"
руб.

Перевод проекту "ЭТАЖИ"

Уже в продаже ЭТАЖИ №2 (10) июнь 2018




Сувенирная лавка футболки от Жозефины Тауровны
Сувенирная лавка Календари от Жозефины Тауровны
Наверх

Ваше сообщение успешно отправлено, мы ответим Вам в ближайшее время. Спасибо!

Обратная связь

Файл не выбран
Отправить

Регистрация прошла успешно, теперь Вы можете авторизоваться на сайте, используя свой Логин и Пароль.

Регистрация на сайте

Зарегистрироваться

Авторизация

Неверный e-mail или пароль

Авторизоваться