литературно-художественный журнал «ЭТАЖИ»

etazhi.red@yandex.ru

12.07.2017951
Автор: Зиновий Антонов Категория: Поэзия

я тоже цезаря убил в походе

я есмь


наверняка я мог бы плавать в маске
или вообще к примеру рыбой быть
служить майором где-то на аляске
или америку в тайге открыть
водить козлов в чужие огороды
и утверждать что все они мои
любить их всех
и даже хороводы
и при луне
и в злую непогоду
с послушной челядью водить вполне
не быть подонком карликом и скрягой
в одном ответственном своём лице
и не хранить свой гендер под корягой
в незнамо чьём зарвавшемся яйце
не быть нелепым пользуя эффекты
и с берсолини дружбу не водить
вносить свою изменчивую лепту
в то кем бы я на свете мог бы быть
или не быть
какая впрочем радость
ведь всё равно потомки  обосрут
и вся моя всамделишная малость
проявится когда придёт мой брут
а он придёт
они всегда приходят
они такие
тут закон один
я тоже цезаря убил в походе
когда он стал так глупо уязвим
с последней рюмкой яд в ней мой глотая
а как он таял
как он славно таял
я есмь
и я всегда у вас один

 

должен

 

я всё ещё кому-то должен
и как всегда чего-то жду
на этом
противоположном
предвосхищающем беду
неясном топком берегу
где что-то я ещё могу
где как и прежде светит с неба
и прорастает из земли
но горький
стылый звук победы
звучит настойчиво во мне
вопя
а вы бы так смогли
как будто требуя вернуть
назад какой-то смысл и суть
где будни кажутся горами
неведомой большой страны
и мы под ними не видны


сто-лица


о как столицы небеса сложны
и нелегки
и сложены
из отражения асфальтовых пород
машин
людей
из сонных тёмных вод
застрявших в лужах после череды дождей
из суеты и маетности дней
где маятником отбивает счёт времён
любой прохожий топая по ней
моей сто-лице
сотни лиц
так трепетно и девственно глядят
на старый кремль и александров сад
где иглы елей нитью проводов
желают дыры зашивать на всём
продрогшем небе
где я как михалков по ней иду
куда не зная
в эту чехарду
сменяемых друг друга лиц и стен
проникший в лувр злосчастный бекингем
в свой дом
так словно бы во вражий стан
когда и почему
таким он стал
ни свой и ни чужой
ни житель ни беглец
в незнамый путь
где улиц всех конец
как старый лот
забыв назад взглянуть

 

гроза

 

у законченного неба
незаконченная жизнь
тучи слепо ветру внемлют а затем вода бежит
прямо с неба
криво с неба
мне на зонтик и в трубу
только жаль никто не видит как по лужам я иду
как так мокро и невнятно и неладно так бредут
люди слева
люди справа
словно чувствуя беду…
всё сильнее дождь и ветер
всё не нужнее зонты
кто тут за кого в ответе
где здесь я и где тут ты
солнца нет
давно не светит здесь ни солнцу ни луне
на промокшей вдрызг планете в грязь затотоптанной извне
прибывает
прибивает
заливает словно душ
наши души злая память в зеркалах огромных луж
кап да кап
не надо в ступе об известном и былом
в воду прежнюю не вступит тот кто овладел веслом
тварей в лодку не пропустит ни один вчерашний ной
первых нет и отстающих там где ходят всей гурьбой

 

осень 13-го

 

эта осень похоже
будет более долгой и жёлтой
только б листья пожухнув
не выпали боком зиме
лишь бы ветер с дождем
как всегда выходя на работу
провода бы не рвали
и связи ведущие вне
вне тебя и меня
веру в бога
законы и смыслы
отчего помутнев
осветив очевидностей лом
в небе плачет луна
коромыслом рогатым зависнув
над бескрайним ристалищем
новых событий и слов
это небо в алмазах
восторгах и идиомах
эта осень застрявшая
в мокрых стволах как во мне
над сгущаемым заревом в джоулях ваттах и омах
не измерить всю силу
и всю напряженность планет
мы уйдем в эту яркость
пусть встанут другие получше
понахальней
беспечней
осенним безропотным днем
мы уйдем как мечта
по маршруту сиреневой тучи
не оставившей выбора
между грозой и дождем

 

***

не можется любить
так хоть полайкай
или хотя бы уж тогда облай
между тобой венерой и ямайкой
ушел в депо единственный трамвай
иду по рельсам отбивая ноги
а млечный путь торжественен и крут
похоже в этой жертвенной дороге
мне нужен был не пряник все же кнут
пойдешь направо — там в итоге лево
пойдешь налево — можешь не дойти
и ломишь прямо
гнёшь через колено
и понимаешь
там уже не ты
внутри лишь то
чего там быть не может
снаружи то что дОлжно быть внутри
и ты бредёшь уже почти без кожи
и глаза у тебя не два а три
и нет чего-то чему негде взяться
и воздух — растворившийся песок
ни языка чтоб рассказать все вкратце
и ни курка чтоб выстрелить в висок
твой млечный путь — ухабы и позёмка
воспетая с луною вязь и грязь
а толк лишь в том
что никакого толка
а смелость в том
что лишь одна боязнь
и знаешь точно что не доберешься
а от того ещё сильней спешишь
и веришь в ложь которой не спасешься
и смотришь как стекает правда с крыш

 

зима чума весна

 

когда никто не виноват
виновны все
пускай не в том что дождь
так в том что снег
а может быть и в том что кажется во сне
что ты живешь и счастлив человек
тогда как это вовсе и не так
и это знак что ты не прав чувак
когда никто не виноват
виновен ты
глаза пусты
дороги и мосты
всё заполняет предрассветный мрак
и ты идешь и думаешь все так
как ты хотел
тогда как все не так
не то чтоб глубь не слишком глубока
даль далека
а близость не близка
рассвет не розов а закат не ал
и ты устал
ты попросту устал ...

 

банк супермаркет
столб фонарь тюрьма
твой дом
том чехова
вино вина
война
в чужой стране а кажется в твоей
(с бокалом и в тепле еще больней)
что там на улице
зима весна чума
голубизна как бездна
жизнь без дна
с причалом опрокинутых корыт
твой двор разрыт и что-то в нём горит
куда-то тянут трубы чтоб по ним
пустить остаток жизни дня и сна
в тебя
в другого ли
зима чума весна
и лето когда страшно умереть
опять не спать
вдыхать остаток недр
и силой духа всех на свете герд
срывать тугую счастья пелену
идя ко сну
в чуму
вину
весну

 

не с тобой

 

я хотел бы заняться поэзией
но не с тобой
а с тобой лишь любовью
у поэзии будет сегодня пускай выходной
не затронутый болью
оторвавшись от пола глагола инета и стен
небеса подпирая
нам сегодня ни смыслов не нужно с тобою
ни тем
ни концепции рая
ты нагая — я наг
помню так звали змея в какой-то из сказок я помню
занимаясь любовью
мы похожи на змей
дует свежий борей
подбирается день к твоему изголовью
и топорщится тень
уползают змеёй непонятные странные мысли
не находятся вещи — подушки расчёски плащи
и летают сердца в невозможной немыслимой выси
смысла в том не ищи
всё бессмысленно слышишь
пусть смыслы останутся умным
тем кто знает как правильно думать дышать и молчать
я молчу о тебе обитающей в шелесте струнном
точка подпись печать
словно мы и не мы
и летает планета спросонок
натыкаясь везде на вселенной тупые углы
утро бреет виски
и сочится небесный опёнок
жёлтым цветом из мглы

 

Зиновий Антонов. Родился в Киеве, живёт в Москве. По образованию театральный критик. Работал завлитом (заведующим литературной частью) в нескольких московских театрах. Писать стихи начал не так давно, а точнее лет пять назад, не считая ранней юности.

12.07.2017951
  • 2
Комментарии
Booking.com
помогиЭ Т А Ж А М в этом месяце собрано средств 500.00

Журнал «ЭТАЖИ»

лауреат в номинации

ИНТЕРНЕТ-СМИ

журнал Этажи лауреат в номинации интернет-СМИ
На развитие литературно-художественного журнала "ЭТАЖИ"
руб.

Перевод проекту "ЭТАЖИ"

Уже в продаже ЭТАЖИ №1 (13) март 2019




Сувенирная лавка футболки от Жозефины Тауровны
Сувенирная лавка Календари от Жозефины Тауровны
Наверх

Ваше сообщение успешно отправлено, мы ответим Вам в ближайшее время. Спасибо!

Обратная связь

Файл не выбран
Отправить

Регистрация прошла успешно, теперь Вы можете авторизоваться на сайте, используя свой Логин и Пароль.

Регистрация на сайте

Зарегистрироваться

Авторизация

Неверный e-mail или пароль

Авторизоваться